• USD 27.7
  • EUR 33.3
  • GBP 38.6
Спецпроекты

Академик Комиссаренко: О какой четвертой волне коронавируса говорит Радуцкий? У нас продолжается вторая

О борьбе с коронавирусом в Украине и мире, вакцинации, карантине и лекарстве от ковида «ДС» поговорила с академиком, руководителем рабочей группы при НАН Украины по проблемам распространения коронавируса Сергеем Комиссаренко

Сергей Комиссаренко
Сергей Комиссаренко / УНИАН
Реклама на dsnews.ua

«ДС» Министр здравоохранения Максим Степанов еще недавно уверял, что эпидемия коронавируса в Украине начала идти на спад, спрогнозировал вспышку заражений после майских праздников. При этом глава парламентского комитета по здравоохранению Михаил Радуцкий считает, что четвертая волна коронавируса наступит в Украине этой осенью. Чем отличается вспышка от волны и к чему все-таки нам готовиться?

С.К. Во-первых, следует готовиться к летнему сезону отпусков. Это, конечно, шутка. Во-вторых, я не знаю, о какой четвертой волне можно говорить. Сейчас у нас продолжается второй пик. Актуальные данные по Украине свидетельствуют, что мы находимся на пике, или около пика, или вне пика, в зависимости от того, насколько правильно считают инфицированных. Как правило, уменьшение такой волны происходит не слишком резко. Устанавливается некое плато с продолжением в несколько дней, и после того, если процесс действительно идет на убыль, мы видим это на кривой количества заболеваний.

Увеличение количества инфицированных людей после майских праздников, наверное, произойдет, как было после новогодних и как вообще происходит, когда люди больше общаются и не соблюдают правила карантина. В Индии сейчас огромная вспышка после традиционных праздников, встреч, купания в Ганге, именно потому, что огромное количество людей (несколько миллионов) участвовало в них без средств борьбы с коронавирусом. Потеря интереса людей к самозащите, невыполнение норм карантина приведут к увеличению заражений.

Если бы у нас правильно велась вакцинация, как, например, в Великобритании, где провакцинировали уже более 40 млн человек... В результате там уже в пять или шесть раз упало количество смертельных случаев в сутки и новых инфицированных. Это прекрасный пример для антивакцинаторов.

«ДС» Нынешние темпы вакцинации ничтожно медленные. При этом Национальный план вакцинации от COVID-19 планирует использовать почти 22 млн доз вакцин до конца года. Кто-то верит в реалистичность этой задачи?

С.К. 22 млн доз — это 11 млн провакцинированных, для Украины очень мало. Мы должны были бы до конца года завершить вакцинацию всего взрослого населения нашей страны. Это примерно 30 млн человек, если отбросить тех, которые категорически отказываются прививаться. Это уже 60 млн доз, а до конца года осталось восемь месяцев, то есть за месяц нужно использовать 7,5 млн доз. Но мы не успеем. В принципе это не сложно делать. Для вакцинации нужны две вещи. Первая — вакцина, вторая — процесс вакцинации. То есть экспорт, хранение, вакцинация людей, учет и т. д.

«ДС» А какова ситуация со скоростью вакцинации в мире? Мы знаем о впечатляющем примере Израиля и Британии, есть другие?

Реклама на dsnews.ua

С.К. В той же Великобритании определенное время вводили более 500–600 тыс. доз в сутки, в России — более 500 тыс. В США Байден, как только стал президентом, сказал, что я сделаю 100 млн за 100 дней. Это 1 млн в сутки. А сейчас они вакцинируют более 3 млн в сутки. Темпы впечатляют. Сейчас в мире провакцинировано более 900 млн человек. Из них в США — более 200 млн. Из них около 40% первый раз и порядка 20% уже второй раз.

В Великобритании 50 млн человек провакцинировано первый раз и 12 млн второй раз. Конечно, лучший пример темпов вакцинации в Израиле. Там живут 9 млн человек, 60% провакцинировали один раз и приближаются к 60% во второй раз. Они завершат вакцинацию до середины лета. Соединенные Штаты закончат осенью.

«ДС» Уже с нынешней волной ковида отечественная медицина справляется с трудом, а в Ивано-Франковске, Киеве и Харькове больным отказывают в госпитализации. Как готовиться к следующей волне пандемии? Исчерпаны ли возможности расширения коечного фонда?

С.К. Я надеюсь, что более интенсивной вспышки уже не будет, если мы проведем почти полную вакцинацию. Но очень хорошо, что в ходе реформирования нашей медицины мы все-таки не избавились от большого количества больниц и количества коек. Это вообще была бы огромная трагедия. Видимо, считалось, что инфекционных заболеваний в мире не будет, хотя понятно, что все будет наоборот — мы будем сталкиваться с новыми инфекционными заболеваниями постоянно.

«ДС» То есть система Семашко, которую мы унаследовали от СССР, была как раз хорошо приспособлена к борьбе с инфекционными заболеваниями?

С.К. Мы говорим сейчас о фрагменте той системы. Семашко внедрял ее в 20–30-е годы ХХ века, и состояние нашего населения было совсем другим. Существовала плановая экономика, люди были совсем другие, и медицина, и лекарства были другими. Тогда же не было ни сульфаниламидных препаратов, не было антибиотиков. С другой стороны, не было бактерий, которые были нечувствительны к антибиотикам. Но то, что надо быть готовыми к вспышке инфекционных заболеваний, — это аксиома.

«ДС» В Харькове на днях официально сообщили, что больше не будут создавать новые ковид-места — не потому, что не хватает коек или аппаратов ИВЛ, а потому, что начался дефицит медицинских работников. Что с этим делать, ведь отток медиков из наших больниц во время пандемии только усиливается из-за большой нагрузки, рисков и малых зарплат? Почему в Раде нет проектов от президента или Кабмина о значительном увеличении зарплат медикам?

С.К. Конечно, зарплаты должны обязательно повышать. А если такой возможности нет, надо выделять финансирование на дополнительную плату за интенсивный труд или в виде премиальных. У нас есть большие возможности для того, чтобы привлекать к зарплате дополнительные средства. Надо поощрять медицинских работников, здесь нет никакого сомнения. Они борются за наше здоровье, за жизнь.

«ДС» Когда все-таки можно надеяться на обуздание пандемии?

С.К. Это значительным образом будет зависеть от поведения вируса, его агрессивности, контагиозности, от того, какой тяжести болезни он вызывает, и процента летальности. Напомню, что есть семь типов коронавирусов, которые вызывают у людей заболевания. Четыре из них вызывают легкие респираторные заболевания, а три — крайне опасны. Первым был SARS, появившийся в Китае в 2002–2004 годах, затем — MERS, средневосточный респираторный синдром. Летальность первого была 11%, в нынешнем — около 2%, а MERS — 34%, то есть треть инфицированных от него умерла. Можно считать, что с сегодняшней формой вируса нам еще повезло.

Никто не ожидал, что вакцины против ковида будут столь эффективными и так быстро их сделают. В этом помог огромный прогресс в медико-биологических науках, которые заранее готовились к этому, разрабатывали различные подходы — как делать вакцины, как надо бороться с вирусными заболеваниями. Как только китайцы опубликовали полный геном вируса, РНК вируса, его структуру, в США сделали полную модель вакцины за два с половиной дня. После этого они синтезировали РНК и за два месяца сделали вакцину, провели ее доклинические испытания, после этого начались клинические испытания. Даже лучшие оптимисты думали, что ее создадут не раньше, чем за год, а в целом — за 1,5–2 года. Ведь ранее вакцины разрабатывали по 10–12 лет.

    Реклама на dsnews.ua