• USD 27
  • EUR 30.3
  • GBP 36
Спецпроекты

Николай Сунгуровский о том, как Резникову не стать похожим на Тарана

Почему не нужно секретить оборонный заказ и как научить военных стратегическому планированию, "ДС" поговорила с директором военных программ Центра Разумкова Николаем Сунгуровским

Николай Сунгуровский
Николай Сунгуровский / УНИАН
Реклама на dsnews.ua

"ДС" Неделю назад Минобороны возглавил Алексей Резников, он сейчас усиленно входит в курс дел, совершая поездки по военным объектам по всей стране. На каких вопросах, по вашему мнению, ему следует сосредоточиться, чтобы через полгода избежать сравнений с экс-министром Андреем Тараном?

Н.С. Начиная еще с времен Революции достоинства, я не вижу никакой системности в отношении ВСУ. Отсюда проистекают все основные проблемы, касающиеся не только Вооруженных Сил. Это наша большая комплексная проблема, потому что в одном министерстве еще можно внедрить стратегическое планирование. Но если такого планирования не будет в Минфине, то все планы Минобороны пойдут коту под хвост.

"ДС" Материальное обеспечение бойцов нашей армии остается на одном уровне уже несколько лет. Насколько остра эта проблема по сравнению с другими?

Н.С. Весьма острая проблема, от которой зависит моральный дух армейцев и комплектование ВСУ профессионалами. И дело не только в материальном обеспечении. Если бы во всех, а не только в образцово-показательных частях, проводилась нормальная боевая подготовка и нормальное оснащение вооружениями, оттуда бы люди не бежали. И эта проблема фиксируется, еще начиная с 2005 года. Но материальные вопросы, конечно же, одна из важнейших проблем.

То есть, матобеспечение, боевая подготовка и перевооружение: по этим трем направлениям нужно двигаться. Это будет стоить дорого, надо все просчитать. Опять же, вопрос в системности. То есть надо сначала четко определить, какие задачи стоят перед ВСУ, и не только перед ними. Если мы говорим о министре обороны, то он должен быть министром обороны, а не министром Вооруженных Сил.

Что такое система обороны? Вооруженные Силы занимают в ней ключевую роль, но ведь это не единственная часть обороны. Там и территориальная оборона, там и ГУР, там и ССО, которые, на мой взгляд, не должны быть в составе ВСУ, потому что понятие специальной операции намного шире, чем войска спецназначения. Все вытекает из того, что мы пытаемся какие-то частные вопросы решать и разбалансируем всю систему. В этом случае никаких ресурсов не хватит.

"ДС" Некомплект в некоторых воинских частях составляет чуть ли не половину штатной численности. Как решать кадровый вопрос?

Реклама на dsnews.ua

Н.С. Если мы говорим о том, что необходимо уменьшить кадровую текучку в Вооруженных Силах, надо совершенствовать боевую подготовку, и не только в тех частях, где присутствуют советники НАТО, а везде. Мы должны на базе этих частей готовить наших отечественных инструкторов, которые бы в других частях налаживали систему подготовки.

И надо не только увеличивать социальный пакет, но и сбалансировать условия по штатным должностям, существующим и в других силовых структурах. Чтобы не было кадрового перетока из ВСУ, например, в Нацгвардию или СБУ. И, естественно, ратный труд должен оплачиваться выше, поскольку связан с риском для жизни.

"ДС" Как Вы оцениваете остановку реформ, начатых в армии ранее, скажем, реформы питания?

Н.С. В принципе, любая модель, не только питания, а и управления, технического обеспечения может работать при определенных условиях обеспечения. Если эти условия не соблюдаются, то модель не работает. Так и здесь. Эта модель продовольственного обеспечения была рассчитана на то, что не будет коррупции, войска будут стоять на местах и никуда не будут перемещаться. Как только двинулись, тут же все прекратилось. Как только своровали, ушел заказ под нового подрядчика, все остановилось. Условия не соблюдаются. Если выставили условия, требуйте, чтобы они выполнялись. Возьмите любую самую совершенную модель у западных армий — если условия, которые выполняются там, не будут соблюдаться здесь, ничего работать нормально не будет.

"ДС" Проблему коррупции на закупках в армии, в частности, на поставках топлива, вообще возможно победить? Бенефициары меняются, а схемы остаются.

Н.С. Больная тема и опять же не только для ВСУ. Коррупция, как мафия, с которой очень трудно бороться. И не потому что, как говорит Арахамия, она сидит в нашей ДНК. В других странах ее удалось значительно снизить, если не побороть. Потому что там не боятся усилить гражданский демократический контроль над армией. Не боятся сделать оборонный бюджет прозрачным. Потому что этот бюджет — один из факторов сдерживания, который не нужно секретить. И оборонный заказ тоже. В оборонном заказе есть вещи, которые мы предлагаем потом на выставках другим странам. Это разве подход? Засекречены должны быть вещи, которые критичны для разглашения противнику. Например, частоты какие-то, дислокация военных частей.

А если секретят все, то явно пытаются скрыть коррупцию. В таких условиях ее победить невозможно. И проблема в том, что с ней и не собираются бороться. Необходимо усиливать гражданский демократический контроль и парламентский надзор. Это же и вопрос политической культуры: качественный депутатский корпус, который будет присутствовать в соответствующих комитетах.

"ДС" При поставках вооружений в армию, утверждении новых образцов все затягивается иногда на годы. Можно ли радикально ускорить эти процессы?

Н.С. Во-первых, все должно начинаться с оборонного заказа, который должен быть обоснован. Он не должен по своим потребностям превышать ресурсные возможности, которые на него выделены. Потому что эти задержки, которые у нас постоянны, происходят из-за таких вещей. То есть где-то предусмотрен вывод вооружений на испытания, а деньги не выделены или перечислены на что-то другое. И тут наступает эффект паровоза: прицепили сзади еще один вагон, и он рвет все остальные.

Во-вторых, я не знаю, как бороться с бюрократией. На самом деле, это похоже на государственное вредительство. Например, вопросы дронов обсуждались еще в 2010 году. Вдруг опять возник этот вопрос в 2014, 2015 годах и умники в Минобороны начали обосновывать, что самолеты эффективнее дронов. А то, что дрон предназначен для совершенно другого, чтобы уменьшить потери личного состава, как-то этих чиновников такие вещи не волнуют. Такие примеры нередки и по другим системам вооружений.

Хотя в принципе в самом ОПК и научно–исследовательских учреждениях, работающих на оборону, заделы были. И если это не востребовано, люди бегут. Вот мы и получили везде провалы. Это касается не только дронов, но и снарядов, патронов, боеприпасов вообще. Давно было понятно, что нужно переходить на собственное производство. И это сегодня для нашей обороноспособности большая проблема.

Необходимо постараться обеспечить ритмичную поставку оружия. И комплектовать не единицами вооружений, а создавать единицы вооруженных подразделений, куда поступает это оружие. Потому что, если в батарею, которая должна состоять из 6 орудий, поступит одно новое орудие, толку от него не будет никакого.

    Реклама на dsnews.ua