• USD 28
  • EUR 33.2
  • GBP 38.5
Спецпроекты

Алексей Гарань: На Донбассе Зеленский вернулся к тому, с чего начинал Порошенко

О том, чем может закончиться тет-а-тет Владимира Зеленского с Владимиром Путиным, «ДС» поговорила с научным директором Фонда "Демократические инициативы", профессором политологии Киево-Могилянской академии Алексеем Гаранем

Алексей Гарань
Алексей Гарань / УНИАН
Реклама на dsnews.ua

«ДС» Зеленский заявил, что если не будет встречи в нормандском формате, он найдет формат, когда он встретится с каждым лидером по четверке тет-а-тет. Давайте проанализуем этот сигнал — как его должны протрактовать в Вашингтоне, Москве и у нас в стране?

А.Г. Скажу свою личную точку зрения. Мне кажется, что в двусторонних переговорах с Россией мы всегда проигрывали. Потому что Путин мог обещать что-то одно, а делать совсем другое. И собственно мне кажется, что в условиях блокирования Россией заседаний нормандской четверки нам надо собираться втроем и вырабатывать общую позицию с Францией и Германией. Да, кстати, бывало раньше, когда перед встречами нормандской четверки проходила встреча тройки: Украины, Франции и Германии. Итак, я думаю, что такой формат был бы намного выгоднее. Потому что просто двусторонние переговоры с Путиным вряд ли дадут желаемые результаты. Россия все равно все потом перекрутит. И собственно опыт Зеленского это тоже показал — как договоренности с Россией потом срываются. Сейчас мы это видим на примере так называемого всеобъемлющего перемирия. И где это перемирие?

«ДС» Зеленский довольно скептически высказался о нормандском формате, а Ермак говорит, что есть план, подготовленный западными партнерами и Украиной, и он сейчас уже «на столе». И Россия должна принять его или отвергнуть. Почему такая разница между заявлениями Ермака и Зеленского?

А.Г. Я не знаю, чем это можно объяснить. Да, есть информация Ермака, что существует согласованная позиция с немцами и французами. Если это действительно так, то я думаю, что она является правильной позицией. А почему Зеленский говорит вместо этого о двусторонних переговорах, это уже вопрос к Ермаку и Зеленскому, почему такая разница позиций. Ибо есть два разных подхода.

«ДС» От встречи тет-а-тет с Путиным сколько может быть пользы, а сколько вреда?

А.Г. Я уже говорил, что от тет-а-тета с Путиным — большие опасности. Мы увидели, как Россия достигает своей цели. Даже когда мы достигали обмена пленными и заложниками, в обоих случаях Россия вставляла свои предложения, которые были для Украины явно невыгодными.

«ДС» Сейчас активизировался вопрос включения США в нормандский формат. Как в таком случае может соотноситься переговорный процесс в треугольнике Россия-США-Украина с «нормандским квадратом»?

А.Г. Я думаю, что если бы США подключились к нормандскому формату, это, учитывая смену администрации в Вашингтоне, был бы плюс для Украины. Пойдет ли на это Россия, не знаю. Мы помним, что в прежние времена переговоры США-Россия были неким параллельным треком к нормандскому формату. Но произойдет это снова — вопрос. Ибо на это все же требуется согласие России.

«ДС» Вы верите, что в ближайшее время мы выйдем из тупика, в котором находимся после предварительной нормандской встречи? А сейчас еще и обострение на фронте. Что надо делать Украине в этой сложной ситуации?

А.Г. Какие-то отдельные вещи могут согласовываться и их можно достигать. В частности мы видели, что открыли мост в Станице Луганской, произошло разведение в каких-то местах, где-то произошло разминирование. То есть такие вещи возможны. Но я думаю, что принципиально российская позиция не меняется. Поэтому рассчитывать сейчас на какой-то прогресс, что Путин пойдет на уступки, мне кажется, не стоит. Единственное, что побуждает его к уступкам, — это жесткая позиция — и наша, и Запада.

Что мы видим сейчас? Зеленский начал с того, с чего начинал Порошенко. Порошенко начал с мирного плана, было перемирие с боевиками, затем оно было продолжено. Это я говорю еще о лете 2014 года. И все в конце концов вернулось к чему? Что Россия не выполняет Минские договоренности. Я думаю, что и Зеленский так же пытался разблокировать процесс, это правда. И пошел на определенные уступки, которые в некоторых случаях могли быть очень опасными. Это, в частности, парафирование Ермаком и Кучмой 11 марта договоренностей о создании консультативного совета с боевиками. Этого не произошло, слава богу. Но все равно Украина делала уступки. Путин на самом деле не пошел на то, чтобы процесс начал продвигаться вперед, потому что ему прежде всего нужны политические уступки со стороны Украины. Если он их не получит, он будет возвращаться к силовым формам давления.

    Реклама на dsnews.ua