• USD 28.2
  • EUR 34.2
  • GBP 38.3
Спецпроекты

Одесский лабиринт. Почему ОПЗ нужно продать любой ценой

В истории с приватизацией Одесского припортового завода (ОПЗ) наметился очередной этап, который можно было бы назвать дисконтным
Фото из открытых источников
Фото из открытых источников
Реклама на dsnews.ua

По большому счету вся наша приватизация сейчас все больше напоминает крупный стоковый центр, где так и рябит от табличек с надписью: "распродажа", "скидки", "счастливые часы". Попадаются даже и более радикальные: "отдам завод в хорошие руки". Мы не говорим о том, плохо это или хорошо, просто констатируем факт. Точно также нельзя однозначно ответить хороши ли для торговых сетей массовые скидки на товары. В рождественский период массовое падение цен приносит рекордные показатели выручки и дает возможность избавиться от устаревших товаров, которые со временем придется просто утилизировать. Но если предоставлять скидки круглый год, то скоро нечем будет давать сдачу. Именно поэтому, кроме специализированных дисконт-центров, вы не найдете супермаркеты где бы "скидывали" каждый день и на всю линейку товаров.

Нечто похожее происходит и в сегменте приватизации в Украине. Грамотная продажная стратегия может принести рекордные поступления в бюджет, позволит снизить бюджетные затраты на содержание государственных предприятий и распродать все то, что через несколько лет придется продавать по цене металлолома. А с другой стороны, очень важно, чтобы под шумок распродажи возбудившиеся покупатели на виду у зазевавшейся "охраны" не вынесли вместе со скидочными товарами оборудование "торгового центра". По принципу: "это мы тоже берем".

За последние годы ОПЗ прошел через такую череду анонсирования аукционов по продаже и их отмене, что впору говорить о влиянии неких потусторонних сил: не иначе кто-то закопал дохлого черного кота на пороге дирекции.

Хотя, как показывает практика, все потусторонние силы в Украине на поверку оказываются "посюсторонними" - не стоит искать рога на портретах отечественных олигархов, они "покупают" как могут.

Стоит признать, что бесконечная чехарда с попытками продать ОПЗ все больше напоминает ритуал наложения табу в исполнении туземцев маори, после которого ни один "белый инвестор" не подойдет к этому объекту на расстояние аммиачного выхлопа. Да и "туземные" спекулянты, которые привыкли подымать крохи во время сигнальных продаж небольших пакетов акций в размере 1-5% уставного капитала, уже отчаялись ждать своего счастливого часа.

И вот здесь мы вплотную подходим к тому печальному факту, что в условиях системной анемии правовых институтов любые, даже самые благие, методики и эффективные инструменты будут применены не по их "профилю", а лишь для маскировки весьма прозаичных частных интересов.

История приватизации в Украине всегда носила несколько алогичный оттенок. Как правило, модель разгосударствления достаточно сложно инкорпорировалась в контекст переходной экономики. И этому были свои весомые причины. Еще на заре 90-х американские консалтеры, которые в те времена учили украинцев принципам рыночных взаимоотношений, открыто говорили о том, что в вопросах перехода от плановой системы к капиталистической, равно как и в дебрях массовой приватизации, они лишь любопытные наблюдатели, но уж никак не советчики.

Реклама на dsnews.ua

Ни одной стране мира, кроме постсоветского лагеря, не приходилось корпоратизировать экономику, которая на 100% принадлежала государству.

Даже массовая приватизация в странах Латинской Америки происходила на фоне частного сектора, который составлял от 30 до 50%.

Но все это дела давно минувших дней. А в чем же заключается алогичность приватизации "по-украински"? Дело в том, что, как мы уже сказали, начальный этап приватизации всегда самый сложный. Но зато в дальнейшем, государство получает отличный механизм, который работает как часы и позволяет правительству лишь наращивать эффективность продаж государственных объектов. В Украине же приватизационная телега оказалась почему-то впереди лошади: после относительно удачного старта массовой приватизации времен Юрия Еханурова (1994-1998 гг.) последовала массовая приватизация времен позднего Кучмы, которая, с одной стороны, сформировала класс национальных олигархов, а с другой - повысила общую эффективность экономики и ее резистентность к внешним кризисам. Профит получился весьма противоречивым, как говорят "ложечки нашлись, но осадок остался".

В 2018 г. приватизация должна принести казне 22,5 млрд грн, притом что максимальные показатели приватизации были зафиксированы в 2005-м (20,7 млрд грн). Столь амбициозные планы реализуются на платформе нового закона о приватизации, который был весьма одобрительно встречен внешними кредиторами. Философия его может быть сформулирована достаточно лаконично: продать все быстро и дешево. Именно для этого в распоряжение государства передается широкий набор инструментов по понижению цены на приватизируемые объекты.

Закон разрешает применять такие виды аукционов, как аукцион с понижением стартовой цены на 25%, а затем и на 50%. Кстати, механизм понижения цены изначально заточен именно на приватизацию ОПЗ: в случае если покупателя на стартовую цену не будет, новый закон позволит существенно ее снизить. В отношении предприятий, которые вступили в стадию приватизации, нельзя возбуждать дела о банкротстве. Это, по мысли законодателей, должно обезопасить тот же ОПЗ от действий кредиторов по блокировке его продажи.

Участие в приватизации страны-агрессора также существенно ограничено: к торгам не будут допущены участники, где 10% и боле акций принадлежит резиденту данного государства. Именно "резиденту", а не "гражданину", что также дает пространство для определенного "маневра".
Ограничено и участие в приватизации компаний, 50% акций которых принадлежит офшорным компаниям или резидентам стран, отнесенных FAТF к перечню государств, которые недостаточно борются с отмыванием денег, полученных преступным путем. Данные нормы должны отсечь от процесса приватизации капитал беглых элит, связанных с бывшим президентом.

Нетрудно заметить, что указанные выше нормы закона разработаны в целях отсечение лишних претендентов на ОПЗ. Да, Одесский припортовый выглядывает из доброй половины всех законодательных "примочек" нового закона о приватизации. И это неудивительно, ведь этот завод является единственным брильянтом, который еще не был выдран из государственной короны.

Для справки: ОПЗ - крупнейшее и самое модернизированное предприятие химической промышленности в Украине.

Завод - специализируется на производстве аммиака, азота, карбамида и т. д., а также занимается перевалкой аммиака, обладая крупнейшим региональным терминалом (4,7 млн т) и аммиакохранилищем (120 тыс. т). Помимо прочего, ОПЗ - это логическое завершение аммиакопровода "Тольятти-Горловка-Одесса", благодаря чему владелец завода может держать "за бубенцы" производство и экспорт аммиака в "ТольяттиАзот" (РФ).

До 2008-го завод нарастил годовые показатели прибыли до 800 млн грн, или $100 млн. По инвестиционным индикаторам тех лет продажная цена ОПЗ могла составить 10-летний мультипликатор, то есть порядка $1 млрд, что тогда было эквивалентно 8 млрд грн. Попытка продать завод в 2009-м за 5 млрд грн была заблокирована не без участия Юлии Тимошенко, которая в то время была премьером. Сегодня коэффициент мультипликации по таким объектам снизился вдвое - до пяти лет. Таким образом, объективная оценочная капитализация ОПЗ на сегодня - $400-500 млн, или 10,5-13 млрд грн.

К сожалению, охотники за "рогами ОПЗ" взяли на вооружение старую проверенную тактику: наращивание убытков на предприятии. По такой схеме в свое время были "прихватизированы" облгазы и облэнерго: легко объяснить низкую продажную цену, когда объект в долгах как в шелках. В 2013-м убытки возросли до 1,144 млрд грн, а в 2016-м году они составили рекордные 2,981 млрд грн. Нетрудно заметить, что каждое "убыточное" обострение было обусловлено началом новой подготовки к приватизации. Добавим сюда лавинообразное наращивание кредиторской задолженности за газ ($250 млн в пользу одной частной компании, связанной с известным олигархом в изгнании Дмитрием Фирташем) и многочисленные маски-шоу, а также отключения завода от газоснабжения. Все это, по задумке авторов "движа", должно окончательно отбить желание торговаться у любых "залетных" инвесторов. 

Кроме того, в 2015-м году была отменена так называемая сигнальная продажа на бирже 5% акций предприятия. А ведь именно она могла наиболее точно протестировать интерес инвесторов к ОПЗ и помочь определить новый уровень капитализации.

К счастью для развитых стран и к несчастью для нас, законодательные нормы носят объективный характер. Вот и принятый закон о приватизации начал свою "работу": в соответствие с его требованиями в мае текущего года продажная цена ОПЗ была понижена до $54 млн с изначальных $527 млн, то есть в десять раз. Все это объясняется весьма просто - нет покупателей на стартовую цену, поэтому нужно снижать. Как того и требует закон. В этом случае цена определяется независимым оценщиком. В результате флагман украинской экономики может быть продан по цене среднего торгового центра в Киеве.

Вся эта история в очередной раз "подсвечивает" очевидную истину о том, что главная задача на сегодня - это окончание массовой малой приватизации, которая может дать очередной импульс для развития малого и среднего бизнеса по аналогии с волной 90-х - начала нулевых. Что касается приватизации больших объектов, то для ее проведения нужно сперва укрепить в стране базовые правовые институты и обеспечить титулы собственности на основе признания частного права как безусловной общественной ценности. И маркером этого процесса станет уровень прямых иностранных инвестиций хотя бы на уровне $4-5 млрд в год. Как показывает опыт Криворожстали, плохо и дешево продать можно всегда. Но, как правило, такие эксцессы исполнителя заканчиваются более успешным ремейком повторной приватизации уже в следующем политическом цикле.

    Реклама на dsnews.ua