Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Чудесная ошибка. Как Данилюк победил налоговую милицию и здравый смысл

Четверг, 23 Февраля 2017, 15:00
Данилюк напугал депутатов своим экзальтированным заявлением, и парламент не поддержал поправку Южаниной
Фото: УНИАН

Фото: УНИАН

Министр финансов Александр Данилюк 23 февраля одержал личную победу над главой налогового комитета парламента Ниной Южаниной. Поединок проходил в парламенте при обсуждении поправки №10 авторства Южаниной к законопроекту №0940 «О внесении изменений в Налоговый кодекс Украины относительно налогообложения наследства». Данилюк и Южанина, как могли, пытались убедить депутатов — каждый в своем.

Данилюк: «Я считаю, что налоговая милиция — это репрессивный орган, который жмет на бизнес, при этом не уменьшая уровень финансовой преступности. Это наследие, которое должно остаться в прошлом. Восстановление полномочий налоговой милиции приведет к затягиванию процесса создания новой службы финансовых расследований — это очевидно. А это предусмотрено указами президента, коалиционным соглашением, которое вы подписали, и вы на этой базе создали правительство, а также нашими международными обязательствами и программой правительства».

Южанина: «В такие ответственные минуты надо забыть обо всем, о популизме. Никому не хочется восстанавливать такой репрессивный орган, как налоговая милиция. Но если мы сейчас этого не сделаем, это будет очередная ошибка, которую допустит этот парламент. Я прошу поставить на голосование во втором чтении и в целом законопроект в редакции комитета. Именно комитета. На этом просто настаиваю».

Тем, кто не знал подоплеки этого спора (а такие были и среди депутатов), могло показаться, что все очень просто: Южанина пытается возродить налоговую милицию, а Данилюк этому противостоит. О том же рассказывали и протестующие под стенами парламента, пришедшие с черными воздушными шариками, — как бы «похоронными» для налоговой милиции.

То ли шарики напугали депутатов, то ли спич экзальтированного Данилюка, но поправка Южаниной по настоянию министра была вынесена на отдельное голосование и набрала лишь 194 голоса вместо необходимых 226. После этого сам законопроект №0940 был благополучно принят 278 голосами, что, впрочем, для нашей истории неважно.

Итак, Южанина повержена, Данилюк победил. Увы, это стало победой фейковой революционной необходимости над достоинством украинцев. Потому что Южанина пыталась исправить техническую ошибку парламентских клерков (не депутатов), в результате которой налоговая милиция оказалась «вне закона» с 1 января 2017 г., хотя депутаты проголосовали за другой срок. Несомненно, это ниже достоинства украинской нации, когда важнейшие законодательные решения вступают в силу благодаря технической ошибке, а не голосованию депутатов.

Данилюк прекрасно знал, что речь идет об исправлении технической ошибки, но настаивал, что эта ошибка словно чудесный подарок, и поэтому ее не нужно исправлять. Это абсолютно инфантильная позиция. Так, школьник надеется, что можно не делать домашнее задание, потому что кошка надула на тетрадь.

От того, что поправка Южаниной провалена, проблема никуда не делась. Только споры вокруг судьбы налоговой милиции развернутся с новой силой. По-прежнему остается нерешенным вопрос о создании финансовой полиции вместо налоговой милиции. Таким образом, по-прежнему неизвестно, будет ли проведена реформа фискальных органов и когда, хотя это принципиально важно для бизнес-климата в стране, а значит, и для всей экономики.

Что случилось?

21 декабря 2016 г. Верховная Рада приняла закон о внесении изменений в Налоговый кодекс для улучшения инвестиционного климата в Украине. Одним из пунктов этого закона полностью убирается из Налогового кодекса раздел XVIII «Налоговая милиция».

Естественно, депутаты не имели в виду взять и упразднить налоговую милицию, не создав вместо нее чего-то нового. Упомянутый пункт в законопроекте, вынесенном на второе чтение, шел под номером 130, и в переходных положениях говорилось, что 130-й пункт (вместе с еще несколькими, с ним связанными) вступает в силу «со дня вступления в силу закона, который определяет правовые основы организации и деятельности центрального органа исполнительной власти, на который возлагается обязанность обеспечения предотвращения, выявления, пресечения, расследования и раскрытия уголовных преступлений, объектом которых являются финансовые интересы государства и/или местного самоуправления…»

Под этим новым органом понималась финансовая полиция, законопроект о которой готовит Минфин. 28 декабря принятый парламентом закон был подписан председателем Верховной Рады и направлен на подпись президенту, 30 декабря был возвращен с подписью президента, а 1 января вступил в силу — кроме тех исключений, которые были прописаны в переходных положениях.

И вот тут выяснилась, что пока текст закона готовился на подпись приключилась беда. Дело в том, что в ходе принятия законопроекта во втором чтении он был пополнен новыми пунктами, из-за чего их нумерация сдвинулась и 130-й пункт стал 134-м. Однако при внесении соответствующих правок в переходные положения там цифры «130» были заменены не на «134», а на «133». И в результате в обнародованном тексте закона 134-й пункт (бывший 130-й) выпал из перечня пунктов, которые вводятся в действие вместе со вступлением в силу закона о финансовой полиции. Таким образом, формально получилось, что пункт об исключении из Налогового кодекса раздела XVIII «Налоговая милиция» вступил в силу уже 1 января.

Де-юре правовой статус налоговой милиции сейчас «вне закона». Де-факто она не ликвидирована и продолжает свою деятельность, ее сотрудники не уволены, производства не переданы, да и передавать их некому.

Нина Южанина на заседании Верховной Рады 23 февраля. Фото: УНИАН

Из-за чего споры?

Техническую ошибку, допущенную при подготовке закона на подпись, взялся исправить парламентский комитет по вопросам налоговой и таможенной политики, возглавляемый Ниной Южаниной. Для этих нужд был использован законопроект №0940 «О внесении изменений в Налоговый кодекс Украины относительно налогообложения наследства». 7 февраля комитет Южаниной утвердил этот проект ко второму чтению, при этом название проекта дополнилось словами «и уточнения некоторых положений», а в текст добавлены поправки к переходным положениям закона от 21 декабря. В частности, цифры «133» исправляются на «134», благодаря чему существование налоговой милиции продлевается до того дня, когда вступит в силу закон о финансовой полиции.

Министр Данилюк отреагировал на решение комитета Южаниной очень нервно. «Сегодня депутатами налогового комитета Верховной Рады инициированы изменения, которые восстановят налоговую милицию, несмотря на позицию Минфина. Соответствующий законопроект под ироничным названием «О налогообложении наследства» уже включен в сегодняшнюю повестку дня. Если парламент поддержит эти изменения, орган, который годами кошмарил бизнес, будет снова легитимизирован. Сейчас этот репрессивный орган уже месяц находится вне закона. Состоялся ли за это время «разгул финансовой преступности»? Очевидно, что нет, — заявил министр, игнорируя тот факт, что налоговая милиция по-прежнему функционирует. — Почему тогда такая спешка? Возможно, это еще одна попытка сорвать одну из важнейших реформ для бизнеса? Вчера на совещании под председательством премьер-министра была достигнута договоренность о доработке законопроекта Минфина о создании финансовой полиции в кратчайшие сроки. Законопроект уже публично поддержали основные бизнес-ассоциации и независимые эксперты. Я продолжаю придерживаться позиции, что восстановление налоговой милиции неприемлемо. Это «наследство» должно уйти в прошлое. Призываю не поддерживать правки о возврате налоговой милиции».

Наезд со стороны министра возмутил главу комитета. «Меня, аудитора с многолетним стажем работы, сложно обвинить в любви к институту налоговой милиции. Свою принципиальную позицию — налоговую милицию необходимо ликвидировать — я неоднократно озвучивала публично и подтверждала делом, — напомнила Южанина. — Прекрасно понимаю надежды бизнеса, но организационный хаос и юридическая неоднозначность, выливающаяся в несогласованность действий всех правоохранительных органов по борьбе с экономическими преступлениями, на мой взгляд, значительно опаснее для бизнеса и государства, чем возвращение контролирующего органа в четкие правовые рамки, и ускоренное принятие взвешенного закона о финансовой полиции».

Что дальше?

22 февраля (накануне рассмотрения парламентом поправки Южаниной) Данилюк на заседании комитета Южаниной презентовал законопроект о создании службы финансовых расследований. Это его версия финансовой полиции. Представленный им проект еще не является официальным проектом Кабмина. Официальный сайт Минфина в тот же день, 22 февраля, сообщил: «Сейчас правительство завершает работу по согласованию ключевых аспектов законопроекта. После этого проект будет внесен на рассмотрение Кабмина и направлен в Верховную Раду для широкого и открытого обсуждения всеми заинтересованными сторонами».

Как спрогнозировал сам Данилюк полмесяца назад, полноценный запуск финансовой полиции ожидается через полгода. «Конечно, заменить вывеску «налоговая милиция» на «финансовая полиция» можно за одну ночь. Но это не реформа. Нужны новые люди и новые методы работы. Финансовая полиция прежде всего должна превратиться из репрессивного силового органа в аналитическую службу», — поясняет министр.

Вряд ли в интересах правительства, чтобы эти полгода вообще не действовала ни финансовая полиция (или служба финансовых расследований), ни налоговая милиция. Тем более что уже начали появляться решения судов о неправомочности налоговой милиции (оказавшейся «вне закона») обращаться с исками. Но получается, что такое развитие событий, — в личных интересах Данилюка, которому очень хотелось повергнуть Южанину.

Больше новостей о политической жизни Украины читайте в рубрике Государство