• USD 27.6
  • EUR 33.4
  • GBP 38.8
Спецпроекты

Паата Куртанидзе: если грузинские дистрибуторы находят лекарства по низким ценам, то и украинские могли бы делать то же самое

О том, каким образом работает параллельный импорт и к каким результатам он привел в Грузии
Реклама на dsnews.ua

Одним из способов повышения доступности лекарств является введение механизма так называемого параллельного импорта. В отличие от Украины, он применяется во многих странах мира, например, в ЕС. С недавних пор его разрешили и в Грузии. О том, каким образом работает параллельный импорт и к каким результатам он привел, рассказал в интервью «ВД» Паата Куртанидзе, генеральный директор компании Aversi, одного из лидеров грузинского рынка фармацевтики и здравоохранения.

Для насыщения рынка лекарственных средств власти Грузии ввели так называемый параллельный импорт. В чем его суть? Когда он был введен?

П.К.: Закон, по которому в Грузии регулируется параллельный импорт, был принят два года назад — 15 октября 2009 г. Этот закон касается лекарств, уже прошедших регистрацию у нас в стране. В соответствии с ним, помимо официального поставщика препарата, любой независимый дистрибутор может ввозить это же лекарство из стран ЕС, США, Канады, Японии, Австралии. На практике это выглядит следующим образом: некая международная фармацевтическая компания зарегистрировала в Грузии свой препарат и начала его по­ставки самостоятельно или через официального дистрибутора. В то же время другой дистрибутор нашел в другой стране мира этот же препарат по более низкой цене. При желании он может поставить это лекарство в Грузию без разрешения производителя. При этом препарат может иметь даже другую упаковку, другое название и т. д. Главное — чтобы он содержал то же действующее вещество. Для такого ввоза дистрибутору достаточно подать заявку на параллельную регистрацию, которая проводится в течение 24 часов.

Чем она отличается от первичной регистрации препаратов?

П.К.: Если препарат регистрируется в первый раз от производителя из ЕС, США, Канады, Японии, Австралии и еще нескольких стран, то максимальный срок — один месяц. Ранее на первичную регистрацию уходило до трех месяцев.

Как отреагировали дистрибуторы на изменение правил игры, то есть введение параллельного импорта?

П.К.: Самые большие проблемы были у крупных дистрибуторов. На введение параллельного импорта сразу же отреагировали мелкие поставщики, начав ввозить препараты по более низким ценам. В то же время крупные дистрибуторы, имея большие запасы препаратов от производителей, не могли конкурировать с поставщиками лекарств по параллельному импорту. Во-вторых, производители не захотели снижать отпускные цены официальным дистрибуторам. В результате параллельным импортом пришлось заняться и нам.

Реклама на dsnews.ua

То есть производители вообще не пошли на снижение цен?

П.К.: Только в дальнейшем некоторые из них согласились на это. Все компании подошли к этому вопросу индивидуально.


К какому результату привел ввод параллельного импорта?

П.К.: Оказалось, что многие компании-производители выставляют разные отпускные цены в разных странах. Есть случаи, когда мультинациональные фармацевтические компании выставляли для стран СНГ, а также Грузии цены в два-четыре раза выше, чем для других стран. Хорошим результатом действия этого закона для населения стало снижение цен на лекарства в среднем на 30%.

8 июня 2011 г. в Киеве на конференции «Фармацевтический и медицинский рынок Украины: инвестиционный потенциал» вы приводили примеры с названиями компаний…

П.К.: Дело в том, что после того как я выступил в Киеве, по приезде в Грузию меня попросили хотя бы не называть эти компании. Потому что им это не очень приятно. Но практически нет ни одной мультинациональной, да и простой фармацевтической компании, которая имела бы одинаковые цены для всех стран.

Насколько дороже препараты, ввозимые официальными по­ставщиками, нежели «параллельными» импортерами?

П.К.: Иногда дешевле в два раза. Препараты, ввезенные с помощью параллельного импорта, в любом случае дешевле.

Вы непосредственно ведете переговоры о закупках пре-паратов. Есть ли разница в отпуск­ных ценах для Грузии и Украины? Возможно, за счет масштабов Украина получает более низкие цены…

П.К.: Насколько я знаю, цены для Грузии и Украины одинаковые. Если грузинские дистрибуторы находят лекарства с более низкими ценами, то и украинские могли бы делать то же самое.

Регулирует ли правительство Грузии наценки на лекарства?

П.К.: Нет, никакого регулирования нет. Это ничего не даст. Потому что, в случае регулирования, импортеры будут ввозить препараты с использованием офшорных компаний. Как следствие — часть прибыли и, соответственно, налогов в госбюджет, останется за границей. Правительство Грузии считает, что все должно регулироваться на рыночном уровне. Могу сказать, что в Грузии после введения параллельного импорта — самые низкие наценки как в оптовой, так и в розничной продаже.

Судя по сообщениям в социальных сетях, цены на лекарства в Грузии только растут. Возможно, выигрыш от параллельного импорта получили только дистрибуторы, увеличившие свою маржу. Ваша компания снизила наценку на препараты после введения параллельного импорта?

П.К.: В среднем наценка снизилась, но еще больше снизились розничные цены на препараты.

Как производители допускают, что официальные дистрибуторы в Польше, Румынии, Греции и т. д. продают их препараты дистрибуторам в Грузию? Они ведь могут в той или иной степени повлиять на своих дистрибуторов в этих странах, чтобы те не продавали лекарства в Грузию…

П.К.: Как они позволяют или не позволяют это, я не знаю. Есть польские, румынские и другие фирмы — мы у них покупаем.

Усилилась ли конкуренция на грузинском фармацевтическом рынке после введения параллельного импорта?

П.К.: Да, конечно. Если раньше дистрибуторов лекарств было порядка 30, то после вступления в силу нового закона их стало больше 250-ти. Также у нас работает шесть-семь аптечных сетей.

Насколько нам известно, в Грузии при параллельном импорте нет требования о наличии на упаковке названия лекарства и/или инструкции на русском или грузинском языках…

П.К.: Да, на такие препараты не распространяется требование о языках. Названия и инструкции могут быть напечатаны только, например, на румынском, греческом или любом другом языке. Более детальную информацию пациент может получить у врача или провизора.

Одним из недостатков «параллельных» препаратов является то, что за их фармацевтическую безопасность, в отличие от «официальных» лекарств, несет ответственность поставщик, а не производитель. Как быть с этой проблемой?

П.К.: Но ведь это ничего не меняет. На качество ввозимых препаратов это не влияет. Ведь наши технологические мощности позволяют полностью сохранить качество импортируемых препаратов.

Дмитрий Уляницкий ("Власть денег" N51-52, 23-29.12.2011 г.)

ДеПо - интернет-ресурс издательства "Картель". Републикация авторских статей и интервью, размещенных на портале ДеПо, запрещена. Читайте подробные Правила  републикации.

    Реклама на dsnews.ua