• USD 27.7
  • EUR 33.4
  • GBP 38.5
Спецпроекты

Призрак Нормандии. Как украинцы купились на кремлевскую манипуляцию

Москва пытается убедить мир и Киев в том, что Украину исключат из "нормандского формата"

Ангела Меркель, Эммануэль Макрон и Владимир Путин на саммите в нормандском формате в Париже, Франция, 10 декабря 2019 года
Ангела Меркель, Эммануэль Макрон и Владимир Путин на саммите в нормандском формате в Париже, Франция, 10 декабря 2019 года / EPA/UPG
Реклама на dsnews.ua

30 марта в формате видеоконференции состоялись переговоры канцлера Германии Ангелы Меркель, президента Франции Эмманюэля Макрона и российского лидера Владимира Путина.

Первым пунктом в пресс-релизах, опубликованных их канцеляриями, значилось противодействие пандемии в контексте кампании по вакцинации. Путин ожидаемо использовал эту беседу для продвижения "Спутника V" на европейский рынок, для чего требуется одобрение вакцины Европейским агентством лекарственных средств (EMA), которое сейчас проводит аудит российского препарата.

В целом же пресс-релизы Берлина, Парижа и Москвы почти идентичны.

Тем не менее, есть пара существенных отличий. Второе укажем чуть ниже, а пока отметим, что Елисейский дворец вторым пунктом указал кейс Алексея Навального и сообщил: Макрон и Меркель призвали соблюдать права оппозиционера в рамках Европейской конвенции о правах человека.

Да, канцлер действительно тоже об этом говорила, согласно сообщению ее пресс-службы, но Навального Берлин отправил в самый конец пресс-релиза.

Там же оппозиционера-"бутерброда" разместила, к слову, и пресс-служба Кремля, которая написала лишь следующее: "В связи с поднятым партнерами вопросом об А.Навальном были даны соответствующие разъяснения объективных обстоятельств дела".

В чем причина таких структурных различий в сообщения Берлина и Парижа?

Реклама на dsnews.ua

Ну, во-первых, у Меркель понимают, что отравление и тюремный срок Навального, может, и являются важной темой, но уж никак не предметом торга. По крайней мере, сейчас. Свое слово Евросоюз недавно уже сказал, введя санкции в отношении России по этому делу.

Во-вторых, Макрон, известный своими "политическими пластичностью и непостоянством", в данный конкретный момент готов триггерить российского визави Навальным, а канцлер ФРГ — по-прежнему нет.

Далее же по списку идут: война на Донбассе (у Берлина и Москвы — на втором месте, у Парижа, соответственно, на третьем); Беларусь, Ливия, Сирия, Иран.

Прежде чем перейти к украинскому вопросу, быстро пробежимся по остальным пунктам, чтобы уже к ним не возвращаться.

Итак, Беларусь. Макрон и Меркель хотят разрешения внутриполитического кризиса в республике, в котором активнейшее участие принимает Кремль, и призывают к "инклюзивному диалогу". Ответ Москвы ожидаемо прост: "Не суйтесь в Беларусь".

Ливия. В Ливии, как известно, накануне произошла смена власти, и ее получили люди, представляющие обе стороны конфликта, а также имеющие связи как с Турцией, так и с Россией, и с Францией. Несмотря на это, Европа, да и США, все же надеются, что в скором времени о конфликте можно будет забыть. Так что все участники разговора, как это принято формулировать на канцелярите, "выразили удовлетворение" происходящими в Ливии изменениями. Этот пункт, по всей видимости, был включен в повестку не только ввиду очевидного новостного повода, но — и это главное — в качестве сглаживающего конфликтные темы фактора.

Что касается Сирии, то здесь у них отношение к проблеме кардинально отличается. Если Париж и Берлин говорят о гуманитарной катастрофе и требуют от Москвы что-то с этим делать, то Кремль делает акцент на том, что ситуация в Сирии стабилизируется, лишь признавая, что есть небольшая гуманитарная, как бы, проблемка.

Иран. Все трое лидеров выступили за диалог и возвращение к выполнению условий Совместного всеобъемлющего плана действий ("ядерной сделки"), которых Иран сейчас не выполняет. Идет торг между Тегераном и Вашингтоном. Аятоллы требуют от США сперва отменить санкции, а затем они уже начнут следовать соглашению. Администрация Джо Байдена на шантаж пока не реагирует. Европейские участники соглашения свою роль фактических статистов в этом вопросе компенсируют обменом мнениями на публику.

В пресс-релизе Кремля есть пункт — он предшествует упоминанию Навального. В нем говорится: "Обсуждено положение дел в отношениях между Россией и Европейским союзом. С российской стороны вновь заявлено о готовности к восстановлению нормального деполитизированного взаимодействия с ЕС, если к этому будет проявлена встречная заинтересованность".

То есть Кремль продолжает следовать линии поведения, исходную точку для которой поставил в ходе визита в Москву главы европейской дипломатии Жозепа Борелля — та миссия, как известно, завершилась скандалом и ростом напряжения в отношениях между Евросоюзом и Россией.

Москва винит Брюссель в том, что ЕС и РФ сегодня переживают острую фазу противостояния. Но также предлагает зарыть топор войны. Предложение мира лидеры Германии и Франции проигнорировали — в сообщениях их пресс-служб об этом ни слова.

Еще более красноречивым подтверждением тому является воздушный балет, который страны НАТО и Россия устроили за день до переговоров Макрона, Меркель и Путина.

29 марта самолеты стран-членов Организации Североатлантического договора, согласно сообщению на сайте Альянса, десять (!) раз поднимались в воздух для перехвата российских бомбардировщиков и истребителей в четырех локациях — над Балтийским, Черным, Северным морями и над Северной Атлантикой.

НАТО отметил "необычный уровень активности России в воздухе" и отчитался, что за шесть часов авиация Альянса перехватила шесть различных групп самолетов ВКС РФ, среди которых стратегические бомбардировщики Ту-95 и Ту-160, патрульный противолодочный Ил-38.

Почему это воздушный балет? По той простой причине, что эти "встречи в небе" обе стороны использовали для демонстрации намерений и отправки конкретных сигналов друг другу.

Россия в очередной раз перед важными переговорами поиграла мускулами, НАТО в целом и Европа в частности — поиграли в ответ, дав понять, что готовы должным образом реагировать на российские провокации и угрозы. Эта игра — слабое, но все же утешение для украинцев, видящих попытку договорняка в трехстороннем формате переговоров.

Кремлевский вброс

Вчерашняя видео-конференция четко показала (и эта демонстрация была, очевидно, адресована Киеву) то, что для России ключевой темой была и остается Украина. В отличие от пресс-служб Макрона и Меркель, кремлевская украинскому вопросу посвятила солидную часть своего сообщения, особо подчеркивая "подробный обмен мнениями по ситуации в Украине".

Приводим этот абзац: "В ходе подробного обмена мнениями по ситуации на Украине подтверждена безальтернативность минского "Комплекса мер" 2015 г. как основы урегулирования внутреннего конфликта в этой стране. Президент России подчеркнул важность выполнения киевскими властями всех ранее достигнутых на высшем уровне договоренностей, прежде всего по налаживанию прямого диалога с Донецком и Луганском и урегулированию правовых аспектов особого статуса Донбасса. С российской стороны выражена серьезная озабоченность в связи с провоцируемой Украиной эскалацией вооруженного противостояния на линии соприкосновения и фактическим отказом от выполнения согласованных в июле 2020 г. в Контактной группе "Дополнительных мер по усилению режима прекращения огня". Политсоветники лидеров продолжат совместную работу".

Переговоры с Парижем и Берлином Москва использовала для создания нужной Путину медийной картинки — сделать так, чтобы они выглядели как саммит "нормандской четверки" без Украины.

Цель заключается в том, чтобы Украина не выглядела стороной переговоров, с которой о чем-то можно говорить серьезно. "Кризис" могут решить лишь действительно сильные лидеры. И сейчас этот месседж весьма интенсивно разгоняется по кремлевским пропагандистским ресурсам вроде RT.

В некотором смысле Москва медийно ставит Украину на один уровень с ОРДЛО, придерживаясь нарратива о "внутреннем" конфликте.

Киев в рамках Минской группы формально представителей не замечает, называя Россию — стороной конфликта. РФ, в свою очередь, себя таковой не признает и из года в год пытается добиться прямых переговоров между Киевом и террористами. В то же время, российская подача вчерашней "нормандской" встречи вполне укладывается в формат "активных мероприятий", направленных на, что называется, "разгон зрады". Кремль таким образом способствует усилению разлада в украинском обществе, подталкивая патриотически настроенную общественность к выводу, что Зеленского, дескать, исключают из "нормандского формата".

К сожалению, эта российская информационно-психологическая операция (ИПСО) оказалась эффективной. Многие в Украине действительно расценили вчерашнюю видео-конференцию как признак грядущего исключения Украины из "нормандского формата" и нивелирования принципа "Ничего об Украине без Украины". Реакция на переговоры также свидетельствует и о короткой памяти, и о негибкости восприятия.

В подобных ситуациях, случавшихся несколько лет тому назад, когда те или иные лидеры говорили с Путиным по телефону или на "полях" саммитов об Украине, критиками, среди которых были и будущие сторонники Владимира Зеленского, тоже поднималась волна возмущения и озвучивались фаталистические прогнозы о "сливе" Украину тогдашним президентом Петром Порошенко.

Сегодня стороны поменялись местами, но нарратив "зрады" остался тем же.

Нет, конечно, Банковая и лично нынешний президент Украины отчасти помогли Кремлю устроить "нормандскую" ИПСО, когда 9 марта Зеленский пытался продемонстрировать решительность и лидерские качества. Тогда он заявил, что намерен добиться проведения нового саммита в рамках "нормандского формата", но если не выйдет, то встретится с Макроном, Меркель и Путиным по отдельности.

Саммит, который планировалось провести в апреле, заметим, еще может состояться, но к его возможному проведению Москва успела подложить свинью Банковой вчерашней манипуляцией.

Да, Украину обсуждали, и вполне возможно, что уделили этому вопросу куда больше времени, чем может показаться после прочтения маленьких абзацев в пресс-релизах из Берлина и Парижа. В то же время, украинский вопрос Парижем и Берлином был демонстративно вынесен за скобки, что, безусловно, также не устраивает Киев.

Но реальность такова, что Макрону и Меркель на самом деле есть что обсудить с Путиным помимо Украины. Это, к слову, хорошо видно по описанным выше пресс-релизам.

В конце концов, для Кремля имеет огромное значение его "вакцинная дипломатия", да и "дерибан" Ливии тоже. Как и острое желание не допустить участия Европы в разрешении беларуского кризиса. Это Realpolitik.

Акцент Москвы на Украине — явная медийная провокация. Причем, судя по подаче пресс-службы Кремля, Меркель и Макрон устроили ему порку. И не только в связи с обострением на Донбассе. 

    Реклама на dsnews.ua