• USD 28.1
  • EUR 34
  • GBP 38.2
Спецпроекты

Тарас Чмут: Некоторые типы боеприпасов, оставшиеся в незначительном количестве, законсервированы на случай полномасштабной войны

О производстве боеприпасов, которых не хватает армии, британском пополнении украинского флота и перспективах обновления Военно-воздушных сил "ДС" пообщалась с руководителем Украинского милитарного центра Тарасом Чмутом

Тарас Чмут
Тарас Чмут / УНИАН
Реклама на dsnews.ua

"ДС" В Украине фактически отсутствует отрасль производства боеприпасов — ни одно предприятие с орбиты "Укроборонпрома" пока не имеет полного цикла их производства. Каковы перспективы производства номенклатуры боеприпасов для легкого стрелкового оружия, пулеметов, что у нас с минометными минами и большим калибром?

Т.Ч. Учитывая боевые действия 2014–2015 годов и увеличение боевых тренировок, по состоянию на конец 2020 года есть дефицит боеприпасов по большей части номенклатуры. Это касается и стрелкового оружия, и боеприпасов к артиллерии. По отдельным видам у нас большой дефицит, мы покупаем их за рубежом — это касается, в частности, подствольных выстрелов к гранатометам ГП-25, автоматических гранатометов АГС-17. Какую-то номенклатуру боеприпасов мы перестали использовать из-за перехода на новое оружие. Например, отпала необходимость в патронах к снайперской винтовке СВД с переходом на украинские снайперские винтовки калибра 308 от "Оружейника" и калибра 338 винтовок различных западных производителей, в большинстве американских.

Выстрелы к СПГ, РПГ, ГП-25 — дефицитные. Кстати, старый советский противотанковый гранатомет РПГ-7 с современной обломочной, термобарической гранатой или тандемной противотанковой гранатой приобретает совершенно новые характеристики и может эффективно применяться против пехоты и против современных танков с динамической защитой.

У нас есть "Форт" в системе МВД, есть несколько частных и государственных производителей, которые готовы предлагать широкие линейки боеприпасов, в том числе ВОГи, выстрелы минометных мин различных калибров — от 60 до 120 мм, артиллерийских снарядов калибров 100, 122, 152 и 155 мм. Однако вопрос — в госзаказе, перед этим надо наладить производственные линии и привести изделия в соответствие с тем, что хотят получить военные. Сейчас таких заказов нет, в прошлом году мы закупили несколько тысяч артиллерийских снарядов в одной из европейских стран, с 2014–2015 годов мы покупаем боеприпасы в Болгарии и Сербии.

В общем, что касается боеприпасов к артиллерии и мин, то по отдельным показателям их количество удовлетворительное, а отдельная номенклатура фактически исчерпана или близка к исчерпанию и законсервирована на случай полномасштабной войны. То же касается и ракет к "Точке" и "Точке-У", их активно использовали в 2014 году, и осталось их совсем немного, около 100 единиц.

"ДС" Определились ли мы с дальнейшими планами относительно основных стандартных калибров? Если натовские — когда намерены на них перейти? Если советские — надолго хватит?

Т.Ч. Мы движемся в сторону НАТО, к стандартизации и унификации, но должны исходить из собственных экономических возможностей и приоритетов. Сегодня переход на натовские калибры стрелкового оружия точно не является приоритетным. Кстати, не одна страна НАТО использует советскую технику и стрелковое оружие, поэтому этот вопрос десятилетия.

Реклама на dsnews.ua

"ДС" Холдинг "Артем", который является одним из ключевых производителей ракетного вооружения в Украине, с I квартала 2021 года сокращает свою рабочую неделю до одного дня. Руководитель предприятия сообщил, что контрактов по государственному оборонному заказу нет, а начальнику Генштаба "Ольхи" не нужны, кроме тех, которые уже куплены: ими, мол, не пользуются на передке. Что происходит с ГОЗ в этой части, можете объяснить?

Т.Ч. Гособоронзаказ — достаточно закрытая тема, с ним очень много различных проблем, связанных с коррупцией, человеческим фактором и в целом из-за несовершенства самой системы. В прошлогоднем гособоронзаказе должны были бы предусмотреть закупки в этом году, но так не произошло, в 2020 году дорабатывали еще позапрошлые заказы. Летом должно было состояться перераспределение ГОЗ и предусмотрение средств на "Нептун" и "Ольху", но по состоянию на сегодня этого не произошло. Почему так — должны знать в Минобороне, Генштабе и Минстратегпроме. Отмечу, что военные заинтересованы и в "Нептуне", и в "Ольхе", но есть так, как есть.

"ДС" По результатам визита украинского руководства в Британию мы получили от Лондона привлекательное предложение об участии в восстановлении украинского флота, в том числе это касается производства катеров Марк VI. Уже определили для них место в "москитном флоте", который строит Украина? Где будут строить, какой серией и когда прототипов от британцев?

Т.Ч. Катера Марк VI являются основой "москитный флота", который мы развиваем. Речь идет о восьми катерах водоизмещением около 400 т, говорится о пакетном решении: мы получаем готовые изделия, конкретный эскизный проект согласовывается с представителями ВМСУ, Генштабом и британской стороной. Он будет идти с вооружением, сейчас, условно говоря, решается, каким будет калибр пушек, вид РЛС, размещение пулеметов и так далее. Проект точно английский, формат "2+6", то есть два корпуса строятся в Британии, а шесть в Украине с локализацией на одном из предприятий, предварительно речь идет о "Нибулоне" в Николаеве, они готовы за это взяться. Думаю, в следующем году будет подписание соглашения и начало строительства — соответственно, во второй половине 2022 года можем ожидать поставку первых двух корпусов.

"ДС" А как насчет корвета "Владимир Великий"? Сможем ли мы его достроить?

Т.Ч. Корветная программа проекта 58250 фактически заморожена. Перспектив в реализации нет из-за, во-первых, ненужности на данном этапе развития ВМС Украины корветов, во-вторых, проект формировался под ВМС образца 2010 года, довоенных времен. И под тогдашние задачи для флота. Часть предприятий, которые должны были участвовать в его реализации, находятся в оккупированном Крыму, и за десятилетия в мире многое изменилось в вооружениях, электронике и т. д., то есть проект фактически надо делать заново.

Единственная здоровая возможность реализовать проект — воспользоваться польским опытом. У них в начале 2000-х годов была такая же корветная программа, должно было быть 12 кораблей, цель — восстановление военного кораблестроения, ОПК и восстановление боевой способности флота. Поляки так же провалили программу, даже учитывая их гораздо более мощную экономику, чем наша, наличие опыта, финансов. Они достроили один корпус по упрощенному формату OPV, то есть патрульный корвет. Это то, что мы должны сделать с корпусом "Владимира Великого", который находится на верфи Николаевского судостроительного завода.

"ДС" Недавно единственный украинский производитель грузовиков КрАЗ обанкротился. От его существования зависит в том числе и способность Украины производить спецавтомобили для армии, шасси для РСЗО и т. д. Может ли государство национализировать завод или иным способом способствовать восстановлению производства на нем? Почему вместо лоббирования спасения КрАЗа мы усиленно интересуемся чешскими шасси "Татра"?

Т.Ч. КрАЗ — частное предприятие. Государство начиная с 2014 года дало этому предприятию огромное количество заказов для ВСУ и других силовых структур. При этом предприятие систематически нарушало сроки, качество и не желало реагировать на формуляры и рекламации по эксплуатации в частях и подразделениях ВСУ. Среди задач Минобороны и Генштаба нет экономического развития, поддержки каких-то отраслей ОПК. Им нужны изделия, которые соответствуют их ожиданиям — как финансовым, так и временным. То есть не их дело думать, будет ли Украина производить военные грузовики, это сфера Минэкономики, Минстратегпрома.

Еще раз, в Кременчуге были не готовы идти навстречу ни бывшему руководству Минобороны и Генштаба, ни нынешнему. Последнее исходит из текущих потребностей, и есть замечательное решение о чешской Tatra, которая готова идти нам навстречу, поставлять свои проверенные временем и армиями стран НАТО шасси под наши проекты, как нынешние, так и перспективные, в том числе потенциально с возможностью локализации производства в Украине .

"ДС" Летом израильская Elbit Systems вроде получила от своей власти добро на модернизацию украинских МиГ-29. Есть ли смысл в такой модернизации, ведь Украина сама освоила капремонт и модернизацию МиГ-29, и нужна ли нам помощь израильтян, особенно учитывая их прагматическую дружбу с Москвой?

Т.Ч. Украина проводит работы по капремонту и восстановлению летной годности советских самолетов МиГ-29, Су-27, Су-24, Су-25 и Л-39, но это не значит, что мы способны проводить их качественную модернизацию, которая направлена на повышение боевых возможностей и потенциала против российской агрессии. Израиль имеет опыт работы с советской техникой, это были проекты по модернизации МиГ-32 с Румынией, там есть три версии, которые фактически стали мощнее наших МиГ-29. Кроме того, Израиль помогал грузинам с модернизацией Су-25 в начале 2000-х годов, в то время это была самая современная версия штурмовика Су-25. То есть Израиль научился сочетать советскую технику с современным западным вооружением и системами.

«ДС» Представляем ли мы, каким должен быть парк нашей боевой авиации в перспективе хотя бы пяти лет? И не повторим ли мы в условиях безрезультатных конкурсов по закупке самолетов судьбу индийских ВВС, пилоты которых воюют на старых МиГ-21 и МиГ-23?

Т.Ч. Здесь действительно справедливый вопрос — все наши советские военные самолеты летают уже свои последние годы эксплуатации и требуют замены на необязательно новые, но современные западные образцы. Ближайшие пять лет у нас будут оставаться те же советские образцы, но, надеюсь, среди них появится первая эскадрилья нового типа самолетов, которые в будущем заменят все четыре типа одним типом самолетов, который станет основой ВВС, скажем, в 2030 году. Очень надеюсь, что у руководства армии и государства хватит своего ума и внешней экспертизы, чтобы не продолжать эксплуатацию нынешнего авиапарка до 2040 года, как об этом уже несколько раз говорили те или иные представители Минобороны, Генштаба и других структур.

    Реклама на dsnews.ua