• USD 27
  • EUR 32.7
  • GBP 38.1
Спецпроекты

Украина и "Северный поток — 2". Что дальше?

Доклад Украинского института будущего

Getty Images
Реклама на dsnews.ua

Авторы доклада — эксперты УИМ Андриан Прокоп и Илия Куса  

Общий обзор ситуации

18 мая несколько американских СМИ со ссылкой на источники в Белом доме сообщили, что США готовятся вывести из-под санкций управляющую компанию Nord Stream 2 AG и ее голову Маттиаса Варнига. Уже на следующий день это подтвердили в Государственном Департаменте США.

Стоит отметить, что до этого переговоры о "Северном потоке — 2" были достаточно динамичными и регулярными. США и Германия начали консультации по этому поводу еще в середине февраля. А с конца апреля активизировалась дипломатия на российско-американском треке. Например, вопрос "Северного потока — 2" был одной из тем личной встречи госсекретаря США Энтони Блинкена и министра иностранных дел РФ Сергея Лаврова в Рейкьявике 20 мая.

21 мая США представили новый список санкций против "Северного потока — 2", в который вошли 13 российских компаний, включая корабли, участвующие в строительстве трубопровода. Впрочем, управляющая компания Nord Stream 2 AG и ее директор Маттиас Варниг сразу же были выведены из-под действия этих санкций через специальную генеральную лицензию (General License).

Это вызвало негативную реакцию Украины, Польши и стран Балтии, которые выступали против проекта. С критикой также выступили республиканцы в Конгрессе, требуя от администрации Байдена ввести полноценные санкции против газопровода.

Зато в Госдепартаменте заявили, что вывод отдельных лиц и компаний из-под санкций в этом деле соответствует национальным интересам США. А президент США Джо Байден в комментариях СМИ отметил, что трубопровод все равно почти достроен, а введение целостных санкций назвал "контрпродуктивным".

Реклама на dsnews.ua

Изменение позиции США по "Северному потоку — 2" можно объяснить несколькими факторами:

  1. Изменение внешней политики США. Переход от односторонней, американо-центрической политики с фокусом на двусторонний формат сотрудничества в коллективной, многосторонней дипломатии. Администрация Джо Байдена одним из столпов своей внешней политики сделала ставку на союзников в Европе, восстановление трансатлантического единства и усиление НАТО. А для этого необходимы стабильные и взаимовыгодные отношения с союзниками в Европе, которые предусматривают, среди прочего, поиск компромиссов.
  2. Нежелание Вашингтона идти в прямую конфронтацию с ФРГ. Чтобы остановить "Северный поток — 2", Соединенным Штатам очевидно необходимо было бы вводить санкции не только против русских, но и против конечных бенефициаров проекта в самой Германии. Это бы задело немецкий большой бизнес и даже государственные учреждения. Это привело бы к прямому конфликту между двумя странами. Его Байден пытался избежать, чтобы не подорвать свою внешнюю политику и сотрудничество с Германией.
  3. Поиск нового стратегического баланса сил в треугольнике США-Европа-Россия. США все больше фокусируют внимание на глобальном соперничестве с Китаем и необходимости решать внутренние проблемы. Это требует создания целостной и прочной архитектуры безопасности и поиск нового равновесия на мировой арене, которая позволяла бы Штатам удерживать лидерство и успешно противодействовать влиянию КНР. Именно в рамках этой стратегии президент Байден запустил свой "стратегический диалог" с Россией в конце апреля после военной эскалации вокруг Украины. Вероятно, что этот диалог предполагает как минимум замораживание определенных конфликтных моментов в отношениях с Москвой, а как максимум — поиск компромиссов.

Этот комплекс факторов обуславливает высокую вероятность дальнейшего ослабления или снятия санкций, что позволит сооружение и дальнейшую эксплуатацию газопровода "Северный поток — 2".

Однако, даже в случае замораживания проекта на длительный период, Украине следует готовиться к потенциальному сокращению спроса на природный газ в ЕС, сокращение объемов поставок со стороны РФ, а следовательно — падение роли украинского транзита в будущем.

Период действия действующего транзитного контракта с Газпромом до конца 2024 г. должен быть использован для продолжения деятельности по задержанию строительства газопровода и подготовки на случай запуска его в эксплуатацию.

Подготовку к возможному завершению строительства и запуска в эксплуатацию газопровода "Северный поток — 2" следует осуществлять по нескольким направлениям.

  1. Проведение дипломатической работы с попытками сохранения санкций против "Северного потока — 2" и убеждения стран ЕС в ошибочности их сотрудничества с Россией в энергетическом секторе.
  2. Вхождение в переговоры по поводу обеспечения транзита по территории Украины.
  3. Арбитраже, направленные на продажу российскими компаниями природного газа на восточной границе Украины и оценка возможного злоупотребления Россией монопольным положением.
  4. Наращивание газодобычи в Украине.
  5. Продолжение работы по углублению интеграции украинских газохранилищ в европейский рынок природного газа.
  6. Стимулирование производства низкоуглеродистых газов.
  7. Модернизация систем транспортировки и распределения природного газа в Украине.

1. Проведение дипломатической работы с попытками сохранения санкций против "Северного потока — 2" и убеждения стран ЕС в ошибочности их сотрудничества с Россией в энергетическом секторе

Активизация усилий, направленных на разъяснение позиции Украины по "Северному потоку — 2" без алармистских и панических заявлений или истерических комментариев. Приоритет должен отдаваться объяснению, почему Украине не выгоден этот проект экономически, потери понесет национальная экономика, и какие военно-политические риски это может представлять в будущем, с учетом недавней эскалации со стороны РФ в апреле.

Кроме того, следует сместить фокус острой критики в адрес западных партнеров — участников проекта, и не критиковать их за то, что они продвигают свои бизнес-интересы вместо украинских, а подчеркивать убыточность проекта, его экономической бесперспективности, и большого количества политических рисков, связанных с Россией, которые будут всегда мешать нормальной работе трубопровода. Это и агрессивная внешняя политика РФ в Центрально-Восточной Европе, и милитаризация Балтийского моря, и обострения противостояния в Арктике, где РФ наращивает свои военные мощности.

Лоббизм должен быть сфокусирован на конкретных компаниях и лицах, а не в целом на весь проект как таковой, чтобы не создавать впечатление, что Украина хочет санкций против немецких или других европейских компаний. Сейчас усилия могут быть направлены против компании Nord Stream — 2 AG и Маттиаса Варнига, а на Западе среди части элит есть на это спрос.

2. Вхождение в переговоры по поводу обеспечения транзита по территории Украины

В случае, если все же "Северный поток — 2" будет построен и введен в эксплуатацию, Украине нужно заручиться гарантиями транзита через отечественную ГТС в объемах не меньших, чем имеют место соответствии с действующим контрактом до 2024 года — 40 млрд кубов в год. Ключевыми сторонами для переговоров должна стать Германия с привлечением поддержки Польши а Балтийских стран, возможно, при посредничестве США.

Польша официально сообщила о намерении не продлевать транзитный контракт по маршруту Ямал-Европа (с РФ, через Беларусь в Польшу). А значит, эти объемы — более 30 млрд кубов в год придется на другие маршруты транспортировки. В частности Украина может претендовать на транзит части этих объемов.

3. Арбитраж, направленный на продажу российскими компаниями природного газа на восточной границе Украины, и оценка возможного злоупотребления Россией монопольным положением

Усилия Украины должны быть направлены на перенос точки принятия российского газа на восточной границе Украины с созданием условий для постоянного доступа и мониторинга покупателями газа в данных о транзите. Этот пункт должен стать одним из принципиальных в случае достройки "Северного потока — 2".

Целесообразно активизировать арбитраж против РФ с требованием разрешения продажи газа на восточной границе Украины и требованием предоставлять доступ третьим странам к ГТС РФ. Это откроет путь для газа из Туркменистана в Украину, а следовательно, и дополнительной загрузки мощностей украинской ГТС.

Указанные шаги позволят европейским трейдерам, для которых украинский маршрут более выгоден (например, итальянским и словацким), покупать газ на восточной границе Украины, хранить его в украинских хранилищах, а соответственно повышать уровень использования газовой инфраструктуры Украины.

4. Наращивание газодобычи в Украине

Газовая самообеспечениность является лучшей гарантией энергетической безопасности в случае строительства обходных газопроводов и проблем с импортом природного газа и его цене в случае нулевого транзита. Несмотря на то что запасы природного газа в Украине являются вторыми по величине в Европе, за последние пять лет была провалена задача наращивания газодобычи Группой Нафтогаз, а прежде всего ПАО Укргаздобыча, согласно правительственной программы 20/20. При этом частные газодобывающие компании показывали положительную динамику. Наращивание газодобычи должно стать приоритетным в последующие годы действующего транзитного контракта. Перспективы наращивания добычи сегодня лучше, с учетом полученных Нафтогазом новых участков — на Черноморском шельфе и Юзовской.

5. Продолжение работы по углублению интеграции украинских газохранилищ в европейский рынок природного газа

В течение последних полутора лет украинские государственных компании — Нафтогаз, Укртрансгаз и Оператор ГТСУ смогли повысить интерес иностранных трейдеров к использованию подземных газовых хранилищ. Дальнейшая активность в этом направлении способна содействовать формированию в Украине газового хаба, что будет означать тесную взаимоинтеграцию газовых рынков Украины, Турции и ЕС. Успех в переносе точки отпуска российского газа на восточную границу Украины и покупка в ней газа европейскими трейдерами усиливать значимость такого хаба в регионе.

6. Стимулирование производства низкоуглеродистых газов

Европейское Зеленое соглашение и Водородная стратегия предусматривают декарбонизацию энергетики, в том числе — газового сектора. Это означитиме сокращение спроса на чистый природный газ, а взамен рост спроса на смеси природного газа и низкоуглеродистых газов: биогаза, биометана и водорода.

По оценкам Украинской биоэнергетической ассоциации, потенциал производства биогаза/биометана составляет 7500000000 кубов — почти четверть совокупного потребления природного газа в Украине. Наличие спроса на такие низкоуглеродистые газы создает предпосылки для его экспорта и загрузки мощностей отечественной ГТС.

Водородная стратегия ЕС определила Украину как приоритетного партнера: электролизеры для производства водорода, как предполагается, будут построены в Украине, а водород будет использоваться как в Украине, так и направляться на экспорт. Водородная энергетика — один из потенциально важных направлений усиления энергетической взаимозависимости Украины и ЕС, и он должен развиваться с фокусом на то, чтобы Россия не вытеснила Украину из этой ниши.

7. Модернизация систем транспортировки и распределения природного газа в Украине

Потенциальные объемы транзита через украинскую ГТС уже никогда не будут на уровне проектной мощности вследствие построенных обходных газопроводов, диверсификации поставок в ЕС, в том числе за счет развития рынка сжиженного природного газа, намерений декарбонизации, а затем и падение роли природного газа в ЕС в будущем и роли РФ как поставщика природного газа. Так, в 1998 году транзит составлял 141 млрд кубометров, 104 в 2011 г.., 55,8 в 2020 Контрактные объемы транзита в 2021-2024 гг. Составляют 40 млрд кубов.

Модернизация необходима для снижения расходов на содержание ГТС, с одновременным обеспечением надежности газообеспечения потребителей внутри страны и простоты логистики газохранилищ, а также с перспективой ее готовности для приема низкоуглеродистых газов.

Вопрос модернизации ГТС должен проводиться как элемент комплексной программы редизайна газовых сетей в Украине, номинальные мощности которых превышают реальную нынешнюю потребность. Оператор ГТС рассматривает возможность передачи части из полутора тысяч имеющихся у него газораспределительных станций на баланс операторов газораспределительных сетей. Но этому должна предшествовать разработка новой топологии сетей, в частности с участием операторов ГТС и ГРМ.

    Реклама на dsnews.ua