• USD 26.9
  • EUR 31.7
  • GBP 37.3
Спецпроекты

Визит Зеленского в Берлин. Поражение или маленькая победа

11–12 июля президент Украины Владимир Зеленский посетил Германию. Это один из двух ключевых визитов для него в этом году, вместе с поездкой в США, которая должна состояться во второй половине июля

Владимир Зеленский и Ангела Меркель во время общения с журналистами в Берлине 12 июля 2021 г.
Владимир Зеленский и Ангела Меркель во время общения с журналистами в Берлине 12 июля 2021 г.
Реклама на dsnews.ua

Общий обзор ситуации

Германия — один из наших главных партнеров в Европейском Союзе, один из крупнейших на Западе, от которого зависит немало: внешняя финансовая помощь, сотрудничество с ЕС в рамках Соглашения об ассоциации, будущие геоэнергетические проекты, динамика и внешняя легитимность переговоров в "нормандском формате" и минской ТКГ, интенсивность политической коммуникации с Западной Европой.

Этот визит принципиально отличается от предыдущих тем, что происходит на фоне существенных международно-политических сдвигов. Приезд президента США Джо Байдена в Европу в июне заложил основы для формирования новой реальности в международных отношениях. Восстановление партнерства между США и Германией стало одной из приоритетных задач для администрации Байдена, по мере того как их внешняя политика стала меняться. Поэтому в конце апреля Германия и США достигли первых компромиссных договоренностей по проекту "Северный поток-2", и США не стали вводить санкции против управляющей компании Nord Stream 2 AG и ее гендиректора Маттиаса Варнига.

"Стратегический диалог", который Байден запустил с Россией на саммите с Владимиром Путиным 16 июня еще больше увеличил стратегическую ценность ФРГ для Штатов. Принимая решение войти в системное и долгосрочное противостояние с Китаем, администрация Байдена намерена заручиться минимум нейтралитетом РФ в этом соперничестве и использовать РФ в качестве "джокера" против КНР. В этих маневрах Германия занимает центральное место в американской стратегии. Во-первых, ФРГ как страна-локомотив Евросоюза, его экономический гигант, необходима Соединенным Штатам для развития эффективной, сбалансированной и целостной стратегии на российском направлении. Во-вторых, без участия Германии в антикитайской коалиции планы Вашингтона по сдерживанию КНР в Европе обречены на неудачу. В-третьих, посреднические усилия немцев нужны для усиления коммуникации между США и Россией в развитии "предсказуемых и стабильных отношений" с РФ, учитывая глубокую вовлеченность Берлина в политические переговоры вокруг Украины и Беларуси, их влияние на ход событий в Молдове, связи с российским политическим руководством и инструменты влияния на страны Восточной Европы, занимающие гораздо более радикальные антироссийские позиции в ЕС.

Такая международно-политическая ситуация создает новую реальность и для Украины, в частности заставляет нас:

  1. пересмотреть свою позицию относительно конфликта на Донбассе, функционала переговорных площадок и форматов, поскольку переговоры зашли в тупик, новых инициатив нет, а на Западе все больше хотят "закрыть вопрос" с Донбассом и либо попытаться решить его политическим путем через реализацию Минских соглашений, либо заморозить конфликт на долгосрочную перспективу. Это значит, что в Украины все меньше времени, чтобы определиться со своей позицией, видением урегулирования конфликта и красными линиями;
  2. принять какое-то окончательное решение по "Северному потоку-2", чтобы не оказаться на обочине, когда трубопровод достроят и введут в эксплуатацию, старая позиция о недопущении его строительства уже не работает так, как раньше;
  3. очертить свои позиции относительно будущих отношений с Россией, которая использует свою новую роль "джокера" против КНР, как ее видят в США, чтобы выторговать себе за это политические уступки со стороны Запада. Это риск для Украины, но и возможность сформулировать собственные интересы в этом направлении и донести их партнерам;
  4. определиться с функционалом относительно китайско-американского противостояния, в частности, для Европейского Союза, который станет одним из главных площадок этой битвы;
  5. ускорить внутренние реформы, которые являются залогом не только сохранения антироссийских санкций, но и финансовой поддержки со стороны стран ЕС, которые в последнее время часто критикуют Украину за недостаточный прогресс во внутренних преобразованиях, в частности, в сфере правосудия, децентрализации, либерализации рынка и борьбы с коррупцией.

Отношения между Германией и Украиной в последние месяцы складывались не очень хорошо. В основном из-за изменений мировой конъюнктуры, которые в Украине или не замечают полностью, либо отвергают, не желая признавать их системными трендами.

Реклама на dsnews.ua

С момента прихода к власти в США Джо Байдена, в Украине начали делать однозначную ставку на Вашингтон в своей внешней политике, а иногда даже в противопоставление к Европе. По мере того, как Германия, Франция и другие страны ЕС все чаще обсуждают вопрос сближения с Россией в отдельных сферах, в Украине растет раздражение этими отношениями, а вектор внешней политики все больше склоняется в сторону именно атлантизма.

Например, Украина открыто декларирует намерение пригласить США к переговорам по урегулированию конфликта на Донбассе, в то время как европейские союзники воспринимают эту идею скептически и не желают отдавать это направление американцам. В июне посол Украины в ФРГ Андрей Мельник бойкотировал памятные мероприятия к 80-летию нападения нацистской Германии на СССР из-за того, что местом проведения мероприятий был выбран немецко-русский музей "Карлхорст". А в конце июня неожиданное предложение канцлера Ангелы Меркель и президента Франции Эмманюэля Макрона восстановить саммиты ЕС — Россия вызвало негативную реакцию Киева и МИД Украины.

Иными словами, китайско-американское противостояние, начало "диалога" с Россией, обострение соперничества внутри ЕС, начало самостоятельной игры Великобритании и другие новые международные процессы привели к усилению международных "растяжек", на которых уже долгое время находится Украина: между Брюсселем и Вашингтоном, между Берлином, Парижем и Лондоном, между Пекином и Вашингтоном, между Анкарой и Брюсселем и тому подобное. Следовательно, возникает все больше недоразумений и проблем в различных вопросах.

В связи с этим для президента Владимира Зеленского главной задачей становится нейтрализация негатива от постепенного распада старого политического порядка, перелистывание страницы и начало серьезного переосмысления внешней политики Украины или ее основных направлений, чтобы создать новый функционал страны в мире, понятный партнерам, в данном случае для Германии и всего Европейского Союза.

Визит Владимира Зеленского в ФРГ: основные результаты

Информационное освещение визита Зеленского со стороны немецких СМИ и экспертного сообщества было не очень активным. В крупнейших изданиях было всего несколько комментариев по поводу украинско-германских отношений и приезда президента Украины. В основном комментарии касались необходимости Берлина помочь Украине провести реформы, вопроса "Северного потока-2" как проблемного (но решенного для ФРГ), перспектив развития сотрудничества между ФРГ и Украиной в будущем в рамках водородной стратегии ЕС и размышления о возможности получения Украиной военной помощи от ФРГ. Интересно, что накануне визита в наибольшей деловой газете Германии Handelsblatt появилось интервью гендиректора компании Nord Stream 2 AG Маттиаса Варнига, который оправдывал проект и заявлял, что он чисто коммерческий. Впрочем, теме двусторонних отношений уделяли немного времени, а вопрос Донбасса или переговоров в "нормандском формате" практически не поднимали.

По анализу самого визита: здесь можно сделать несколько важных выводов.

1. Никаких прорывов по мирному урегулированию на Донбассе нет. Парадигма урегулирования остается основанной на старых инициативах и документах, ничего нового представлено не было. Более того, судя по публичным заявлениям в Берлине, стороны продолжат имитацию выполнения Минских соглашений. Канцлер ФРГ Ангела Меркель призвала включить в украинское законодательство "формулу Штайнмайера", которая предусматривает передачу властных полномочий на оккупированных территориях фактическим руководителям ДНР\ЛНР в день проведения местных выборов. Со своей стороны, президент Украины Владимир Зеленский вспомнил франко-германский "план кластеров" и заявил о его поддержке, хотя эта инициатива также предусматривает проведение местных выборов до возвращения Украиной контроля над государственной границей. Попытка реализовать такой план в нынешних условиях приведет к внутриполитическому кризису в Украине. Поэтому, судя по заявлениям, сторонам или нечего обсуждать, кроме старых концептов, которые не работают, или во внешних партнеров есть понимание и желание вновь обсудить идею форсированной реализации планов по реинтеграции Донбасса на условиях Минска, которые более выгодны Москве. Это создает потенциально опасную ситуацию, когда в условиях отсутствия собственного видения урегулирования конфликта со стороны Киева внешние партнеры вновь будут пытаться продвигать идеи, которые, по их мнению, покажут "прогресс", но приведут к негативным политическим последствиям в Украине.

2. Позиции Германии и Украины по "Северному потоку-2" остаются неизменными. Украина на компенсации, по крайней мере публично, не соглашается. Берлин выступает за завершение строительства трубопровода и ввода его в эксплуатацию, но готов обсуждать гарантии для Украины по объемам транзита газа. Однако Киев продолжает настаивать на том, что запуск газопровода является угрозой национальной безопасности. Это подтвердил и представитель Зеленского, отметив: «позиция Владимира Зеленского такова, что "Северный поток-2" — это уже давно не экономический вопрос, а вопрос безопасности. Поэтому, думаю, о каких-то экономических компенсациях речи не будет. Президент Владимир Зеленский пытается остановить строительство "Северного потока-2».

3. Украинская власть начинает постепенно понимать, что строительство "Северного потока-2" уже не остановить. Публичная риторика остается неизменной, но реальная позиция Украины, вероятно, уже другая. Есть ощущение, что официальный Киев фактически смирился с тем, что газопровод будет достроен и запущен в эксплуатацию. Об этом говорит, в частности, и цитата Владимира Зеленского на следующий день: «как обеспечить энергетическую безопасность для граждан Украины, чтобы мы не теряли от этого "потока", если он достроится и введется в эксплуатацию».

Это означает, что ключевым вопросом остается лишь то, какие требования Украина сможет поставить Германии как цену за запуск газопровода в эксплуатацию: денежная компенсация, долгосрочные транзитные гарантии или какие-то другие политические обещания? Получение денег в качестве компенсации за СП-2 было бы полным поражением. Гарантии транзита в объемах не менее 25–30 млрд кубометров после 2024 г. — это также проигрыш. А перенос дискуссии о "Северном потоке-2" и в целом газовые вопросы в "нормандский формат", как это предложил президент Украины, может быть опасным, ведь в качестве компенсации Украине вообще будут продавать мифический "мир" на Донбассе.

4. Вопрос предоставления военной помощи Украине от Германии закрыт. Как и весной, так и сейчас, немецкое руководство не проявило никакого интереса серьезно обсуждать вопросы военной поддержки Украины. А встреча президента Зеленского с министром обороны ФРГ вообще была отменена. Для немцев поставка оружия является очень чувствительным вопросом, и они отказываются об этом сейчас говорить.

5. Политические отношения между Германией и Украиной остаются напряженными перед федеральными выборами в Бундестаг. Существенного компромисса по принципиальным вопросам сторонам достичь не удалось, личные отношения между Меркель и Зеленским не сложились, и они имеют разные взгляды на Россию, евроинтеграцию Украины, вступление Украины в НАТО, глобальную политику США и конфликт на Донбассе.

    Реклама на dsnews.ua