• USD 27
  • EUR 30.4
  • GBP 33.9
Спецпроекты

Ежик в тумане. Стартовала ли на самом деле медреформа

1 апреля начался второй этап медицинской реформы, но ни врачи, ни пациенты до сих пор не понимают, что будет происходить
Фото: УНИАН
Фото: УНИАН
Реклама на dsnews.ua

После довольно успешного реформирования "первички" - системы работы семейных и детских врачей - пришло время начинать второй этап медреформы. В частности, он предполагает переход на систему "деньги идут за пациентом" для специализированной медпомощи - например, консультативно-диагностических центров, районных и городских больниц. Начиная с 1 апреля все эти медучреждения больше не будут получать деньги из субвенций бюджета, теперь средства будут направляться через Национальную службу здоровья Украины (НСЗУ). План был таков: больница заключает договор с НСЗУ на предоставление пакета услуг, а уж потом служба выделяет фиксированную ставку «за пролеченный случай» и «на медицинскую услугу», то есть по количеству совершенных консультаций, манипуляций и операций в этой конкретной больнице.

Остальные деньги, например, стоимость лекарств, которые не закупаются централизованно, оплата коммунальных услуг, переоснащение больницы, закупка медицинского оборудования, необходимый ремонт и прочее должны выделять местные бюджеты. Вот только из-за карантина и пандемии коронавируса местные бюджеты собираются довольно серьезно урезать, и где взять деньги на поддержание жизнеспособности больниц - непонятно.

В первый месяц работы второго звена предоставления медпомощи НСЗУ обещает выдавать больницам "авансы" - средства на проведение среднестатистического для этого лечебного учреждения числа операций или манипуляций. Таким образом, уже в этом месяце больницы должны будут получить стандартные деньги на содержание плюс авансовый платеж до мая на оказание услуг.

По данным НСЗУ, с начала приема заявлений договора со службой подписали 1732 специализированных медицинских учреждений - это почти 90%. Медучреждения подали свыше 9 тыс. заявлений на 27 пакетов гарантированных медицинских услуг. То есть тех, которые оплатит государство, - остальные манипуляции больницы смогут предоставлять на платной основе. Пациенту придется заплатить за  стоматологию, улучшенные условия лечения (отдельная палата, особое питание), прививки вне календаря, массаж и ряд других процедур. Однако получить деньги от НСЗУ не так просто - больница должна была быть подключена к единой медицинской сети (с апреля, к примеру, предусмотрена выдача электронных больничных листов), на определенном НСЗУ уровне должно быть техническое оборудование, полностью укомплектован штат врачей. Такие возможности были далеко не у всех медучреждений.

Важно также отметить, что во "вторичку" входят и инфекционные больницы, вопрос работы которых встал очень остро с началом пандемии коронавируса. Изначально помощь при инфекционных заболеваниях не входила в планы государства по возмещению стоимости лечения - этот вопрос отодвинули на следующий год. Но с приходом в страну коронавируса в один момент все обратили внимание на то, что украинские "инфекционки" находятся в плачевном состоянии, а обеспечить качественную и эффективную помощь больным способны далеко не в каждой больнице. По данным НСЗУ, 18 инфекционных больниц подали заявки на заключение договора со службой, 14 из них эти соглашения уже подписали. На финансирование этих инфекционных больниц в Программе медицинских гарантий предусмотрено 101 млн 248,1 тыс. грн. Дополнительно, учитывая пандемию, НСЗУ перераспределила 905 млн 800 тыс. грн по программе медицинских гарантий. Решением Кабмина они были направлены в субвенцию в регионы - на поддержку деятельности больниц во время пандемии. Из этих средств местные власти могут поддержать те больницы, которые определит, в том числе, и инфекционные. Также НСЗУ пообещала подготовить отдельный пакет медуслуг для пациентов с COVID-19.

Однако с внедрением второго этапа медреформы в жизнь существует целый ряд проблем. Те больницы, которые не смогли договориться с местной властью, не сделали дооснащение, не успели завершить ремонт или реструктуризацию, не изменили специализацию учреждения, контракта с НСЗУ не получат, а значит, не получат и денег - ни от Службы здоровья, ни напрямую из бюджета.

Особо остро эта проблема стоит в сельской местности и небогатых райцентрах, где возможностей для дополнительного финансирования для больниц нет ни у местных советов, ни у жителей. К тому же многим учреждениям предстоит процесс оптимизации и реорганизации, что в нынешних условиях часто означает сокращение штатов либо ликвидацию. Поскольку принцип "деньги идут за пациентом" предусматривает, что больницы будут финансировать не по количеству койкомест, а по количеству предоставленных медуслуг. А если в райцентре, к примеру, рожают раз в неделю, то содержать такое отделение больница попросту не сможет - полученных от государства денег (тариф на роды, кстати, 8 тыс. грн независимо от сложности) не хватит даже на зарплаты персоналу.

В Миздраве уверяют, что врачи, медицинские сестры, средний медицинский персонал будут увольнять в последнюю очередь, а под оптимизацию в ближайшее время попадут работники пищеблоков, прачечных, административной части. В то же время в интервью "ДС" глава комитета по здравоохранению Верховной Рады Михаил Радуцкий уверял, что никаких увольнений не будет. "Меняется форма собственности медучреждений. Если вчера это называлось лечебное учреждение, то сегодня это называется КНП - коммунальное некоммерческое предприятие. Когда меняется форма собственности, люди должны быть уволены из старого предприятия и приняты на работу в новое", - заверил он. Какой будет ситуация по факту, пока никому не известно.

Еще одна огромная проблема с запуском второго этапа медреформы - глобальный провал коммуникации. За последние полгода в стране поменялось три министра здравоохранения (причем двое всего за месяц), и всем им было как-то "не до того". Зоряна Скалецкая если и пробовала говорить о запуске "вторички", то как-то расплывчато и неясно, опираясь скорее на поговорку "как-то оно будет, ведь никогда не было, чтобы никак не было", а потом и вовсе уехала на самоизоляцию в Новые Санжары. Илья Емец предпочитал и вовсе не коммуницировать с обществом лишний раз, а когда говорил - то о пенсионерах-"трупах" и Уляне Супрун, которая виновна во всех преступлениях в мире. Максима Степанова на должность назначили 30 марта, и полноценно объяснить объятому паникой из-за коронавируса обществу механизм работы второго этапа медреформы у него попросту не было времени.

Кроме того, 21 февраля президент Владимир Зеленский утвердил состав временной рабочей группы по реформированию системы здравоохранения, которая должна была проанализировать ход медреформы. Возглавил рабочую группу глава комитета по здравоохранению Михаил Радуцкий, а в состав вошли Илья Емец, Борис Тодуров, Андрей Безносенко, Александр Усенко, представители медицинских учреждений и профильных вузов. Комиссия должна была предоставить предложения по реформированию медицины до 1 марта 2020 г., однако о чем конкретно договорились ее члены, неизвестно до сих пор. Впрочем, отложить старт медреформы при всем желании уже не получилось бы - для этого пришлось бы вносить изменения в госбюджет, а наши нардепы на днях, к примеру, провалили секвестр госбюджета, в результате которого планировалось поддержать экономику во времена коронавируса.

В результате в день запуска второго этапа медреформы все блуждают, как ежики в тумане. Готовы ли к реформированию больницы? Будут ли сокращать врачей? Нужно ли теперь пациентам записываться на УЗИ за несколько месяцев? За что заплатит государство больницам? Как сильно урежут местные бюджеты из-за коронавируса? Хватит ли на всех денег? А если не хватит - где тогда брать средства на содержание больниц? Ответов на эти вопросы нет ни у пациентов, ни у врачей. Но реформа уже стартовала, государственная субвенция на финансирование койкомест больниц со второго квартала 2020 г. не предусмотрена. Так что отступать некуда. Бредем в тумане дальше.

Реклама на dsnews.ua
Реклама на dsnews.ua