• USD 28
  • EUR 33.7
  • GBP 39.1
Спецпроекты

Третий не лишний. Почему Байдену стоит отдать Россию Китаю

Россия, крайне слабая по сравнению с Китаем и США, может выступать в их схватке лишь используя уязвимости обеих систем. И хотя сегодня Китай не прочь использовать Россию против Штатов, дальнейшие перспективы этого сотрудничества ничего хорошего Москве не сулят

Джо Байден
Джо Байден / Getty Images
Реклама на dsnews.ua

Во "Временной стратегии национальной безопасности США", опубликованной от имени президента Джо Байдена, Китай назван главным соперником США и единственной страной, способной "сочетая экономическую мощь, дипломатические усилия, военную мощь и технологии, создать реальную угрозу стабильной и открытой международной системе". Россия же, по словам авторов этого документа, "пытается расширить свое глобальное влияние" и "играет подрывную роль на мировой арене, пытаясь дестабилизировать существующие нормы". Иными словами, если в Китае Вашингтон видит противника, желающего перекроить мир на свой лад, то в России — лишь шпану, живущую одним днем и стремящуюся извлечь выгоды из любой ситуации.

Pax Seres и Pax Americana

В Китае нет и не было никаких "прав человека" в западном понимании этого слова. В США же они местами пока еще есть, но их постепенно и очень последовательно сворачивают. Транснациональные корпорации щедро финансируют популизм, используя его для уничтожения гражданского общества и государства, и выдавая агрессивный охлос за "единственное и безальтернативное гражданское общество". По мере атрофии государственных механизмов их замещают корпоративные инструменты, сформированные в удобной, по причине их гибкости и универсальности, форме НПО. Но доступ с их помощью к каким-либо благам является уже не всеобщим, в рамках единого для всех закона, а выборочным — и предоставляется только в обмен на лояльность по отношению к реальной власти. История с изгнанием из якобы "частных" соцсетей и с "частных" серверов лиц, и сообществ с политическими взглядами, неугодными ТНК — яркий тому пример, и пресловутые "права собственности" тут ни при чем. Компания, монополизировавшая сектор глобальных социальных коммуникаций, не может быть "частной" до такой степени, чтобы стать свободной от общественных обязательств, поскольку это разрушает права и гарантии остальных собственников, ставя их в зависимое положение и уничтожая по факту частную собственность как таковую.

Приняв во внимание, что процесс замещения государства картельными сговорами идет в США очень интенсивно, распространившись на все стороны жизни, и экстраполируя его на среднесрочную перспективу, мы придем к двум конкурирующим корпоративным центрам — в Пекине и в Вашингтоне. На один из них будет натянута выеденная изнутри корпорациями оболочка федеральных властей США, на другой – изначально пустая оболочка КНР, служившей с момента своего основания всего лишь верхней одеждой КПК.

Тем не менее, до тех пор, пока права человека в США не свернуты окончательно и этот факт не получил юридического закрепления, они могут служить и служат инструментом наступательной демагогической эквилибристики. Но, обвиняя Китай и Россию в нарушении прав человека, Вашингтон вынужден оставлять свободное пространство для маневра разного рода НПО, на котором те могут заниматься имитацией этих прав. Вторгаясь в это пространство при помощи своих агентов и доводя разрешенную имитационную деятельность до крайнего и опасного абсурда, Китай и Россия способны, до известной степени, дестабилизировать обстановку в США, ослабляя противника и тем усиливая свои позиции.

Зачем Китаю нужна Россия

Россия по целому ряду параметров является отличным инструментом для дестабилизации США. Не единственным из тех, которыми располагает Китай, не самым эффективным, но достаточно действенным. Россия располагает на Западе, в особенности в ЕС, но также и в США, развитой агентурной сетью, которая, по причинам культурного и антропологического порядка, во многих случаях эффективнее, чем китайская. Также российская сеть старше, поскольку восходит ко временам Коминтерна. Пренебрегать такими наработками неразумно – и Пекин намерен поставить их себе на службу. 

Реклама на dsnews.ua

Россия также располагает большим массивом научно технической информации, украденной у Запада в прошлом, и затем доработанной в СССР. Это советское наследство до сих пор не утратило ценности в отдельных, но важных нишах, о чем, к слову, свидетельствует история с попыткой покупки китайской фирмой "Мотор Сичи".

Далее, Россия, опять-таки, со времен Коминтерна и СССР, выстраивала связи с международными ОПГ. Нельзя сказать, что таких связей нет и у китайских спецслужб, но массив советского и постсоветского опыта и связей для Пекина в противостоянии с Вашингтоном бесценен.

Наконец, Россия перспективна как сырьевой придаток Китая. И если о продаже леса из Сибири и воды из Байкала еще не написал только ленивый, то сейчас начинают срабатывать искусно составленные договора на поставку газа.

С начала 2021 года цена российского газа, поставляемого в Китай по газопроводу "Сила Сибири", упала ниже $120/1000 куб. Россия вынуждена поставлять топливо рекордно дешево из-за контракта, формула которого привязана к стоимости мазута и газойля с лагом в девять месяцев, а те, в свою очередь, привязаны к ценам на нефть.

Стоимость газа меняется раз в квартал и в апреле будет пересмотрена. Но тут есть нюанс: Китай вправе регулировать количество газа, купленного по данной стоимости и закупается в момент падения цен.

Зачем России нужен Китай

Прежде всего, нужно уточнить, что мы понимаем под "Россией". Российское государство, как и Китай с США, также является пустой оболочкой. Разница лишь в том, что эта оболочка натянута на группу ОПГ, действующих от имени России и конкурирующих внутри нее.

Это специфика российского устройства порождает ряд проблем, важнейшая из которых – вывод из-под возможных санкций и конфискаций имущества и денежных средств, присвоенных кремлевскими ОПГ.

Китай же, по мнению ОПГ Кремля, является не то чтобы идеальной, но одной из самых надежных кубышек из возможных, в которых нужно спрятать награбленное. И до тех пор, пока Россия нужна Китаю в борьбе против США, никакая конфискация спрятанному не грозит. Это время обещает быть довольно длительным, во всяком случае, достаточным, по мнению Кремля, чтобы китаизировать тем или иным способом выведенные имущество и деньги, окончательно решив вопрос с их безопасностью. Кроме того, возможно создание альтернативной системы международного права, под эгидой Китая и при участии России, в соотношении примерно тигра и шакала из сказки про Маугли, открыто противопоставляющей себя созданной под эгидой и в интересах Запада.

К этому, по сути, сводится предложение, сделанное Китаю через Лаврова: создать международный антисанкционный комитет – "максимально широкую коалицию стран, которые будут принципиально противодействовать незаконной практике односторонних принудительных мер", и перейти в рамках этой коалиции "к расчетам в национальной валюте и валютах, альтернативных доллару США". Очевидно, что, в первую очередь, это приглашение занять место доллара, адресованное юаню.

Едва ли Пекин пойдет на это в лоб – ему, как одному из глобальных кредиторов, серьезное обрушение доллара не принесет никакой пользы. Но привязка рубля к юаню в обозримой перспективе не представляется чем-то невероятным. Что же касается российских долларовых активов, уже выведенных на Запад, то и тут у Москвы есть план: раздать большую их часть в виде кредитов. Правда, планы эти озвучены только относительно Фонда национального благосостояния, существующего в рублях (на первое марта там находилось более 13 трлн.рублей), а кредиты предлагалось раздать "на закупку российской продукции иностранными государствами", без уточнения списков поставляемой продукции и готовых купить ее государств. Но идея слишком хороша, чтобы не попытаться спрятать таким же образом и зарубежные активы. И можно не сомневаться, что значительная часть таких кредитов либо придется на Китай, либо будет роздана при посредничестве его финансовых структур.

Вполне вероятным представляется и уход России в зону китайского Интернета – за исключением, возможно, каких-то отдельных секторов Рунета, строго ограниченных и контролируемых. Идея запрета в России западных соцсетей давно и настоятельно носится в воздухе и, в целом, назрела. В пользу такого развития событий говорят и слухи, распространяемые в западных СМИ через аффилированные с Россией источники, о якобы готовящихся "агрессивных кибератаках" на Россию со стороны США, явно рассчитанные на то, чтобы представить действия Москвы как ответный и вынужденный шаг.

Может ли Байден "вырвать Россию из рук Китая"

Эти достаточно очевидные маневры породили всплеск публикаций о том, что, мол, США не должны допустить ухода России к Китаю, перехватив инициативу. Перевод одной из таких публикаций появился и на страницах "ДС".

Отталкиваясь от двух событий: отказа России от предложения NASA присоединиться к проекту Artemis и подписания соглашения с Национальным космическим управлением Китая о создании Международной научной лунной станции "с открытым доступом для всех заинтересованных стран и международных партнеров", президент и главный исполнительный директор Атлантического совета Фредерик Кемпе выражает обеспокоенность растущей стратегической связью Москвы и Пекина, и утверждает, что долгосрочной целью США должно стать примирение и сотрудничество с Россией.

При этом цена такого курса утоплена в многословных и неопределенных рассуждениях о том, что за последние 20 лет западный подход к Москве не принес желаемых результатов, и это указывает на необходимость переоценки роли вопроса о правах человека в формировании российской политики США. Венчает эту демагогическую конструкцию пассаж о "единой, свободной и мирной Европе, где Россия нашла бы свое законное место" — любимой мечте Буша-старшего, "о которой тот рассказал всего за несколько месяцев до падения Берлинской стены".

Статья удивляет, в том плане, что ее появление объяснимо либо прямой вербовкой Кемпе российскими спецслужбами, либо его использованием в качестве "полезного идиота", сочетающего высокую должность с природной глупостью и профессиональной некомпетентностью. Оба варианта выглядят маловероятными в рамках нормальной логики, но какой-либо третьей версии при этом решительно не просматривается.

О сути же высказанных Кемпе идей можно сказать следующее.

Уход России от сотрудничества с NASA и переход к сотрудничеству с Китаем закономерен и неизбежен. За 23 года существования МКС NASA существенно продвинулось, а Россия – деградировала. Сотрудничество с NASA Москве сегодня просто не по технологическим зубам, и она закономерно переходит к сотрудничеству с Китаем – пока еще аутсайдером в космической гонке. При сохранении нынешнего темпа технической деградации (а он сохранится, по ряду объективных, не зависящих от воли Путина, причин), лет через десять Пекин также утратит интерес к сотрудничеству с Москвой, выжав из нее все полезные для себя наработки. После этого Россия, возможно, начнет сотрудничать в космосе с Зимбабве и Бурунди. Это достаточно очевидно, но Кемпе предпочитает цитировать Рогозина, заявляющего, что участвовать в лунном проекте NASA России "неинтересно".

Реальная значимость вопроса о правах человека, как уже было сказано, безусловно, стремится к нулю — и тут просто не о чем спорить. Но если этот вопрос пока способен работать как эффективный повод для давления на Россию – грех было бы его не использовать по полной программе. 

Западный подход к Москве за последние 20 лет не принес результатов именно по той причине, что исходил из отношения к России как к государству, которое, после некоторых реформ, может быть частью "единой, свободной и мирной Европы", а не как к группе конкурирующих, и одновременно сотрудничающих ОПГ, которая должна быть зачищена и осуждена в ходе публичного судебного процесса. В дальнейшем, территория, на которой эти ОПГ совершали преступления, должна быть подвергнута длительной реабилитации под внешним управлением. 

Уместно также напомнить о том, что никакой "единой, свободной и мирной Европы" не существует вовсе. На ее месте мы видим быстро теряющий политическую субъектность Евросоюз, в рамках которого слабеет и субъектность вошедших в него стран. Сегодня Европа — слабый игрок, катастрофически насыщенный российской агентурой.

Никакого другого способа реформирования России, кроме ее жесткой двухэтапной декриминализации, не существует вовсе, а мечты Буша-старшего породило слабое знание советских реалий. Такие мечты и такое незнание были по-человечески понятны и простительны за несколько месяцев до падения Берлинской стены. Но в наше время они говорят только о полном отрыве мечтателя от суровой реальности.

Ценой "перетягивания" России от Китая к США станет сотрудничество, в той или иной форме, с кремлевскими ОПГ, и уступки им по принципиальным вопросам. Это приведет к дальнейшему укреплению российских структур влияния, которыми Запад и так пророс в неприличной степени. 

Так что самым разумным в существующей ситуации представляется принятие неизбежности падения России в Китай. Любые попытки удержать Москву от этого нанесут Западу заведомо больший вред, чем способны ему нанести московские гопники на службе Пекина.

Противостояние Пекина и Вашингтона не является неразрешимым конфликтом — между игроками вполне возможно перемирие и раздел сфер влияния. Зато криминальная Россия в ее нынешнем виде будет деструктивна к любой международной системе. В Пекине, к слову, нет никаких иллюзий на этот счет, и когда между США и Китаем будет достигнут паритет, Китай сам же и зачистит вчерашнего союзника. Ровно тем же способом, о котором было сказано выше. 

    Реклама на dsnews.ua