• USD 27.7
  • EUR 33.1
  • GBP 38.3
Спецпроекты

Секс, темнокожие аристократы и 7500 костюмов. Почему стоит посмотреть "Бриджертон"

Новый сериал от Netflix "Бриджертон" за четыре недели посмотрели 63 миллиона зрителей: часть оценила замысел и задыхается от восторга, остальные — погибают от возмущения исторической недостоверностью, расовым разнообразием актеров и предсказуемостью сюжета

Официальный постер сериала "Бриджертон"
Официальный постер сериала "Бриджертон"
Реклама на dsnews.ua

Рассказ о любви в эпоху регентства непременно будут сравнивать с романами Джейн Остин. По экранизациям книг этой, без сомнения, великой писательницы большинство зрителей сформировало свои представления о начале XIX в. в Англии и упорно хранит взлелеянный образ от фантазийных посягательств излишне смелых кинотворцов. Именно поэтому новый сериал от Netflix "Бриджертон" поднял столь сильные эмоции — часть из 63 миллионов зрителей, посмотревших его за первые 4 недели, оценила замысел и задыхается от восторга, остальные — погибают от возмущения исторической недостоверностью, расовым разнообразием актеров, предсказуемостью сюжета ( список можно продолжать). Несомненно, «Бриджертон» — очень качественно сделанный медийный продукт, а вот чтобы разобраться с его художественной ценностью и "джейностиновостью", стоит немножко глубже погрузиться в контекст.

"Герцог и я" Джулии Куин

«Бриджертон» снят по романам-бестселлерами по версии «New York Times», которые имеют клеймо «дамского» романа — несерьезного бульварного чтива. В любви к такой литературе не принято признаваться вслух — это guilty plesure не только для читателей, но и для издателей. Джулия Куин, автор восьми романов о поисках любви четырьмя братьями и четырьмя сестрами семейства Бриджертон, признает, что любовные романы " безобразное приемное дитя книгоиздательской индустрии", на которое смотрят свысока, даже несмотря на то, что именно этот жанр обеспечивает доходы, позволяющие «рискнуть издавать поэзию».

Герцог Саймон Гастингс и мисс Бриджертон в картинной галерее
Герцог Саймон Гастингс и мисс Бриджертон в картинной галерее

Сюжетные клише здесь выступают не недостатком, а законом жанра. Поклонницы карманных изданий с влюбленными парами в порыве страсти на обложках утверждают, что наслаждаются именно предсказуемостью — знанием того, что финал будет счастлив и никто не умрет. Кроме сентиментального хэппи-энда огромное внимание уделяется тому, кто во что одет. Персонажи-мужчины в таких книгах всегда мускулистые смуглые красавцы (хотя как они загорают в условиях Англии XIX в., трудно сказать) с множеством любовниц и травматическим прошлым, что заставило их остерегаться устойчивых привязанностей. Женщины-героини — своевольные, невинные и неопытные, но острые на язык. Выражение эмоций всегда гипертрофированное. Первое знакомство начинается с неприязни, все диалоги сводятся к обмену шпильками. Обстоятельства непреодолимой силы (часто компрометирующая ситуация) заставляют героев жениться и через сексуальные отношения они открывают страсть, привязанность, а затем и любовь. Их диалоги становятся ванильно-приторными, а из мужчин резко выветривается полигамность. Интимные сцены щедро рассыпаны по сюжету и имеют целью щекотание чувств, эротическую эктролизацию читательской аудитории. Сцены секса пересыпаны экзотическими эвфемизмами («его орудие любви», «ее ворота наслаждения»). Реалистичность интимных эпизодов имеет сколько отношения к действительности, как и весь предыдущий сюжет, — персонажи всегда горят от желания, а девственницы во время первой же близости испытывают оргазм.

Ранее такие романах не экранизировали по очевидным причинам: если оставить всю «сексуальную часть» — это должен быть порнофильм, если убрать — остаются очень слабые диалоги и вялый сюжет.

Роман «Герцог и я», положенный в основу первого сезона «Бриджертон», рассказывает о старшей из сестер — Дафне, ее дебюте в высшем свете Лондона на «ярмарке невест» и отношения с герцогом Саймоном Гастингсом, и это книга именно такого разлива (эвфемизмы, приведенные выше, взяты из нее, и сюжетная канва уже фактически заспойлерена). Необходима была отвага, мастерство и репутация продюсера Шонды Раймс (продюссер «Анатомии страсти»), чтобы экранизировать такой рискованный проект. Здесь все через край, и именно эти излишества определяют его шарм. Следует отдать должное мудрости и дальновидности Джулии Куин, которая хоть и выступала консультанткой, но не обжаловала ни одного стратегического решения. Ее фразу «Я не собиралась указывать Шонда Раймс, как делать телевидение» следует записать в золотые цитаты. Благодаря этому сериал вышел значительно интереснее первоисточника, получил больше юмора и остроты, объемности в дополнительных сюжетных линиях, ведь образов королевы Шарлотты, принца Пруссии, мисс Томпсон, мистера Фезерингтона, бойца Вила и других не было в первоисточнике. Не было в романе и полных драматизма отношений виконта Энтони Бриджертона с оперной певицей Сиеной. В сериале даже характеры матери семейства Вайолет, мятущейся Элоизы Бриджертон и тексты анонимной сплетницы леди Вислдаун заиграли новыми красками.

Реклама на dsnews.ua
Виконт Энтони Бриджертон и его любовница Сиена.
Виконт Энтони Бриджертон и его любовница Сиена.

Во втором романе «Виконт, который меня любил» является короткий эпизод об отношениях героя с оперной певицей итальянкой. Из этой попутной линии у сериала развернули глубокую драматическую историю без счастливого финала.

Насколько скучной может быть истинная экранизация, мы могли убедиться в «50 оттенках серого», когда Э. Л. Джеймс, воюя за каждый диалог с режиссером, помешала Сэм Тейлор-Джой сделать фильм сколь годным к просмотру и хотя бы на щепотку эротическим.

This is hot!

Отсутствие цензуры на стримингових платформах открыло костюмированной драме путь к такой откровенности, о которой нам и не мечталось раньше. Наиболее эротической сценой в такого рода фильмах долгое время оставался эпизод из «Гордости и предубеждения» (1995), где Элизабет Беннет встречает мистера Дарси после его купания в пруду. «Мокрая рубашка Колина Фьорта» стала фактически мемом. В сериале 2009 «Потерянная в Остин» уже смеялись над одержимостью зрителей этой сценой, когда современная девушка Аманда, попав в любимую книгу, заставляла мистера Дарси снова и снова погружаться в фонтан. Именно в этой картине уже наметили важный вектор — как бы мы ни радовались своей любовью к классике и «утонченности чувств», мы уже слишком люди новой эпохи и приносим в произведение свою современность, нам хочется, чтобы было «погорячее». В «Бриджертон» это реализовано в полной мере.

Создатели фактически деконструировали жанр любовного романа как «игры в джентльменов и леди», экранизируя целый нарратив, а не отдельный текст (например, сцены знакомства новой герцогини с арендаторами на празднике урожая нет у «Герцог и я», но она во множестве других подобных романов). Каждый элемент жанра на экране демонстрируют нам с гордостью и иронией: то платье, то эротику, то полные страдания глаза главного героя, то цитирование классических романтических моментов.

Печальный взгляд героя. Классический троп любовного романа
Печальный взгляд героя. Классический троп любовного романа

Зрители будут сравнивать это зрелище с классическими экранизациями Джейн Остин, вот вам оммаж и реминисценции, да-да, мы отталкивались от «мокрой рубашки Колина Фьорта». Продюсер сериала Крис ван Дасен признает, что эта сцена прочно закреплена в его сознании одновременно ему бы хотелось увидеть историческую драму, которая зашла дальше. Что же, «дальше» получилось очень убедительным — за постановку и хореографию эротических эпизодов отвечала отдельная координатор интимных сцен — Элизабет Тэлбот. Не только любовные сцены между «неистово красивым» герцогом и Дафной или Энтони и Сиеной, но и сцена оргии в доме художника, которую посещает Бенедикт Бриджертон, вышли очень поэтическими.

С точки зрения романтических мемов мистер Дарси с его «Я обожаю и отчаянно люблю вас» получил серьезного конкурента в лице герцога Гастингса с его: «Я сгораю от любви к той, кто ее не разделяет».

Исторический сериал и инклюзивный кастинг

Словосочетание «исторический фильм» и «исторический сериал» у украиноязычных или русскоязычных зрителей формируют устойчивую ассоциацию, авторы будут стремиться к исторической достоверности и пытаться воспроизвести, как все было на самом деле. Именно поэтому применение этого эпитета к сериалу «Бриджертон» подняло шум в российском сегменте Facebook (в украиноязычном сегменте особого резонанса не наблюдалось — были отдельные положительные отзывы и отдельные возмущения, мол, как "это" смеют сравнивали с мисс Остин). Особые дискуссии (иногда откровенно расистские пасквили) вызвал инклюзивный кастинг — роли британских аристократов исполняют актеры всех рас.

Здесь стоит обратить внимание на несколько вещей: во-первых, для английского языка historical drama, period drama и costume drama — это синонимы. С такой точки зрения и «Крепостная» — вполне себе исторический сериал. Авторы не пытались сделать «Бриджертон» исторически достоверным, только художественно достоверным, соответствующим замыслу мира, который представляет. «Важно помнить, что это не урок истории... это шоу для современной аудитории», — отмечает Джулия Куин. С ней солидарен и Крис ван Дасен : «...нам бы хотелось, чтобы шоу отражало мир, в котором мы живем сегодня, даже при том, что действие происходит в XIX в., нам все же хотелось, чтобы современная аудитория соотносил себя с ним и видела себя на экране».

1813-й, в котором происходят события сериала, — вроде бы эпоха регентства, но никакого короля-регента на экране нет, хотя король Георг IV, уже два года как должен заменить отца — Георга III, чье сознание поглотила психическая болезнь. Безумие мужа в фильме очерствило Шарлотту, что иногда кажется комичным, однако попытки добиться от подданных новости о смерти короля следует рассматривать как защитную реакцию. Эта трагедия отчуждения некогда родных людей — короля и королевы — очень сильный момент сериала.

Во-вторых, наши представления об историчности в значительной степени сформированы тем, что мы привыкли видеть на экране, что изучили в школе и не подвергали сомнению с тех пор. Нам кажется очевидным, что темнокожих людей не могло быть в Лондоне в 1813 году. Все они там были и могли иметь разный социальный статус: быть моряками, купцами, ремесленниками и даже борцами. Вич Мондрич, боксер и друг герцога Гастингса, имел реального прототипа — Ричмонда, родившегося в рабстве в Америке темнокожего мужчину, который завоевал свою свободу и большую часть жизни провел в Англии свободным, женатым на белой женщиной, зарабатывая на жизнь боксом, и даже присутствовал на коронации короля Георга IV в 1821 году.

Билл Ричмонд
Билл Ричмонд
Герцог и ВИЧ Мондрич на тренировке
Герцог и ВИЧ Мондрич на тренировке

Ванесса Райли, автор исторических любовных романов, нашла остроумный аргумент для тех, кому очень мозолит мультирасовый кастинг: «Во времена Джейн Остин в Лондоне проживало 10-20 тысяч свободных людей с темным цветом кожи, 30 000 всего на территории Англии, Шотландии и Ирландии. В то же время только 28 герцогов: то же на кого вы могли бы наткнуться с большей вероятностью — на герцога, или на person of color?». Тем, кто считает выбор «талантливого и красивого Реже-Жана Пейджа» (цитата Райли), уроженца Зимбабве, на роль герцога «спорным», Ванесса саркатично напоминает, что из этих 28 истинных герцогов вряд ли хоть один был таким сексуальным красавцем, как нам рисуют тысячи любовных романов. Герцоги, скорее всего, были тучными, в лучшем случае седыми, в худшем — лысыми джентльменами. Почему-то никто не требует именно такой достоверности, одновременно цвет кожи актера в некоторых провоцирует непреходяще возмущение.

Таким же оксюмороном многим показался выбор темнокожей актрисы Голди Рошавель на роль королевы Шарлотты. Однако это вполне может быть историческим фактом. Существуют воспоминания, портреты современников, в которых Шарлотту Макленбург-Стрелицьку изображают с ярко выраженными африканскими чертами, вспоминают о темном оттенок ее кожи. Гипотезу о смешанной расе Шарлотты отстаивает, например, историк Марио Вальдес, обосновывая версию семейным связью королевы с Маргаритой де Кастро и Суза, темнокожей представительницей Португальской королевской семьи.

Эта гипотеза захватила Криса ван Дассена, и съемочная группа запечатлела свою версию того, как бы могли развернуться события, если бы королева применила свою силу и положение, чтобы возвысить людей с темным цветом кожи в обществе. В определенном смысле — это фантазия о том, каким бы был мир, где расизм был преодолен.

Любителям шуметь о «проклятых левых» и тем, кому везде мерещатся заигрывания с BLM, хотелось бы напомнить, что замысел сериала возник еще черыре года назад и кастинг проходил тогда же. Для британского театра color-/gender- blind casting (когда цвет и даже пол актеров не имеет значения для выполнения роли) уже давно не новость. В экранизациях Шекспира Кеннета Браны уже играли Дензел Вашинтон и Киану Ривз ( «Много шума из ничего», 1993), мультирасовый каст был и в «Бесплодные усилия любви» (2000) и в «Как вам это понравится» (2006). Аджой Андо, исполнительница роли прямолинейной леди Данбери, срежиссировала постановку «Ричарда II» с собой в главной роли, где все партии выполняют темнокожие женщины. Голда Рошавель — капризная королева Шарлотта — имеет за плечами роль Отелло, в этой постановке не только черной женщины, но и лесбиянки.

Что же нового делает «Бриджертон»? Приносит это разнообразие к массовому зрителю в сугубо развлекательном, а не интеллектуальном формате. Романтические костюмированные фильмы смотрят как фантазию, мечту, в которой хочется узнавать себя. Реге подвиньтесь мистер-Дарси Пейдж очень точно это сформулировал : «Мы привыкли: если смотрим историческое кино, то видим, что только белые люди счастливы. Но знаете, что? Мы всегда знали, как улыбаться. Мы женились с давних времен. Все мы имели романтику, гламур и великолепие. Наша история — это не только травмы, и я хотел бы, чтобы в исторических фильмах темнокожие герои демонстрировали радость жизни».

Согласие на секс и токсический патриархат в "Бриджертон"

В любовных романах персонажи, особенно мужские, очень одномерные, авторы используют ограниченный набор приемов, чтобы подчеркнуть их темпераментность. В «Герцог и я» почти в каждом диалоге герои (не только Энтони и Саймон, но и Дафна) угрожают убить, подавить, застрелить оппонента, а если не говорят этого вслух, то точно думают. При этом мы должны поверить автору на слово, что герои очень любят друг друга. Роман был написан в начале 2000-х, и эта агрессивность сейчас очень смущает. К счастью, в сериал она не попала. В то же время там оказался другой очень щепетильный эпизод, за который шоу подверглось критике.

Герцог Саймон Гастингс поклялся отцу, которого ненавидел, что не будет детей и не продлит рода. Когда семья Дафны потребовала брака, считая ее скомпрометированной, он сообщил ей, что «не сможет подарить ей детей». В то же время, не имея никакого представления о том, как происходит зачатие, Дафна не понимала, не беременеет через прерванный акт. Осознав, что человек не сказал ей всей правды, во время секса она не дала ему возможности выйти из себя. В романе нравственный конфликт ситуации усугубляется тем, что герцог был пьян. Некоторых зрителей возмутило то, что сцену включили в фильм даже с трезвым герцогом, ведь, по их мнению, Дафна является насильницей.

Задавать вопросы к образам главных героев — хорошее упражнение. Поступок Дафны действительно морально очень сомнителен. И то, что он спровоцировал дискуссию, важно и ценно. Вспомним, еще совсем недавно украинцы в соцсетях смеялись с согласия на секс, а именно оно в сцене сериала и было нарушено. Такие примеры важны для иллюстрации современных проблем. Девушка, которая осталась с мужем наедине, больше не испытывает общественного остракизма, поэтому эту часть сюжета мы воспримем как историческую проблему. Но сексуальные отношения, в которых партнеры неискренние или используют друг друга, — это актуально до сих пор. Об этом важно говорить на разных уровнях и с различных площадок, почему бы не в формате развлекательного сериала?

Еще одной темой, которую нарушает «Бриджертон», является общественное лицемерие. С одной стороны, девочкам с аристократических семей с раннего детства внушают, что брак и семья — их единственное предназначение, а продолжить благородный род мужа — истинный долг, с другой — родители не рассказывают о том, откуда берутся дети, обещая, что все будет естественно, как «дождь, что сойдет на ниву». Услышав о беременности незамужней дамы, Элоиза начинает волноваться, ведь «Вдруг и мы такое подхватим?». Если вам кажется, что эта проблема уже неактуальна, вспомните, что сексуального образования в школах в Украине до сих пор нет.

В сериале есть разнообразные женские образы, чьи жизненные пути подаются как равнозначные и достойные уважения: счастье в браке и материнстве, которое имели леди Вайолет и Дафна, а также желание получить образование и самой выбирать путь, который питает Элоиза. Есть много эпизодических линий, которые показывают женщин, которые пытаются бросать вызов общественным нормам — например, женщины-художницы.

Еще один важный аспект — идея о том, что патриархат — это ловушка не только женщин, и для мужчин. Мужчины в этом обществе только внешне вольны делать, что захотят. На самом деле никто из них — ни Энтони, ни Бенедикт, ни Саймон — не живут так, как хотят. Все здесь обплетены паутиной обязанностей и социальных ожиданий, невыполнение или неследывание которым погубит не только самого нарушителя, но и всех близких ему людей.

Почему "Бриджертон" стоит смотреть

Любовные романы — это о бегстве от обыденности, шоу о эскапизме.

Популярность Реже Пейджа так стремительно набирает обороты, что с каждым днем растут шансы, что он станет новым Джеймсом Бондом. Это был бы очень логичный шаг, поскольку Бондиана — такая же экзотическая авантюра, как и любовный роман, только без матримониального финала.

Представьте буйную фантазию без оглядки на то, сколько это стоит и возможно ли это реализовать. Это и будет «Бриджертон». Роскошные костюмы? Пожалуйста, 7500 единиц одежды, исполнительница роли Дафны, Фиби Дайневор имеет 104 изменения костюма и это при 8:00 экранного времени. При этом наряд отражают больше характеры персонажей, чем стремятся передать дух эпохи.

Сестры Элоиза и Дафна Бриджертон и гостиной своего дома
Сестры Элоиза и Дафна Бриджертон и гостиной своего дома

Сдержанные голубые и сиреневые тона присущи одежде и интерьеру помещения Бриджертона, их крыльцо обрамляют глицинии, каждый стоп-кадр композиционно может быть отдельной картиной. Все оттенки желтого и ярко-фиолетового, большое количество цветочных узоров и даже нашитые на лифы искусственные цветы — прерогатива семейства Фезерингтон, светских оппонентов главных героев.

Мисс Томпсон и миссис Фезерингтон с дочерьми в своей гостиной
Мисс Томпсон и миссис Фезерингтон с дочерьми в своей гостиной

Элен Миройник, дизайнер костюмов, сохранила силуэты платьев стиля ампир, но чрезвычайно свободно трактовала цветовую гамму и отделку. Например, наряды и прически королевы Шарлотты отражают скорее общую идею королевства, чем настоящую моду эпохи. Платье Клавдии Джесси (Элоизы) всегда напоминают дорожный костюм, будто отражая ее стремление к путешествиям и познанию.

Элоиза и Пенелопа Фезерингтон — заметно, что их платья, как из разных эпох
Элоиза и Пенелопа Фезерингтон — заметно, что их платья, как из разных эпох

Каждый балл и прием, который посещают персонажи, мог бы быть украшением целого полнометражного фильма — фейерверки и полуобнаженные певицы, декадентская эстетика и даже немного аллюзий на «Сумерки» — все замешано в сногсшибательный коктейль и при этом не вызывает отторжения. Абсолютно фантастический саундтрек, который раскрывает, что на балах прекрасно танцуется под thank u next Арианы Гранде, Bad guy Билли Айлиш, Girls Like You Maroon 5 в инструментальном аранжировке Vitamin String Quartet's.

Сиена выполняет оперную арию на балу
Сиена выполняет оперную арию на балу

Сериал называют «красочным пиром для глаз». Тяжело найти более точную характеристику.

«Бриджертон» — как экстремальный аттракцион, чтобы получить от него удовольствие, следует расслабиться. Поэтому отложите внутреннего критикана и позвольте этому шоу вас развлечь. Тогда в животе во время просмотра будут порхать бабочки, как на американских горках.

Каждый раз, когда зрителю хочется обвинить авторов в недостоверности и гневно воскликнуть: «Почему?», следует вспоминать универсальный ответ Чеширского кота: «А почему бы и нет?». Это шоу о эскапизме. А бежать так бежать.

    Реклама на dsnews.ua