• USD 27.8
  • EUR 33.6
  • GBP 38.9
Спецпроекты

Вахтовый Рим. Как сокращение населения России связано с поездкой кремлевских пропагандистов на Донбасс

Жить в России нельзя, в ней можно лишь выживать. Но извлекать из России доход, а также играть ей на мировой шахматной доске не только возможно, но и выгодно.

Маргарита Симоньян на форуме "Русский Донбасс" в Донецке
Маргарита Симоньян на форуме "Русский Донбасс" в Донецке / скриншот видео facebook.com
Реклама на dsnews.ua

И снова, в который раз, не связанные на первый взгляд новости оказываются кусочками одного паззла.

Новость первая: Трио армянских акробатов-пропагандистов, много лет исполняющих номер "мы — патриоты России": Маргарита Симоньян, Тигран Кеосаян и Роман Бабаян, отправилось в оккупированный Донецк, на форум "Русский Донбасс" где призывали к присоединению ДНР и ЛНР к России.

В Кремле их услышали, и немедленно ответили, что таких планов у Москвы нет. Это не помешало участникам форума одобрить доктрину "Русский Донбасс", в которой провозглашается стремление "республик" проводить "политику интеграции с Россией". Впрочем, о вхождении в состав РФ напрямую в доктрине нет ни слова. Цель обозначена иная: "укреплению государственности Донецкой и Луганской Народных Республик как русских национальных государств". О прямом присоединении к РФ упомянули только заезжие лицедеи, которым в ответ погрозили из Кремля пальцем.

Новость вторая: Как сообщает Росстат, население России за 2020 год сократилось более чем на полмиллиона человек и составило на начало 2021 года 146,24 млн.

Впрочем, численность россиян в целом выглядит почти неизменной: начало 2020 – 146,75 млн., 2019 – 146,78 млн., 2018 – 146,88 млн., 2017 – 146,80. Да, тенденция к медленному уменьшению населения России видна, но резкого сокращения нет. Все смотрится довольно стабильно, правда, только в том случае, если не входить в детали.

Детали: неоднородное население

Реклама на dsnews.ua

Население России можно разделить на четыре категории: лишнее, офисное, паразитирующее и работающее.

Лишнее население — это пенсионеры и почти все население российской глубинки, за исключением работающих на отдаленных производствах по добыче сырья и его первичной переработке. Это население составляет большинство от 146 миллионов населения РФ.

Его молодая часть может быть использована как мобилизационный ресурс, но качество этого ресурса как по уровню образования, так и по состоянию здоровья, физического и психического, запредельно низкое. Это демонстрируют и отбросы, сжигаемые на Донбассе, и наемники Вагнера. Поднимать это качество Кремлю нельзя — напротив, он должен не допускать его роста, иначе в российской глубинке возникнут анклавы, замкнутые на себя и готовые выходить в мир, минуя Москву. А это чревато потерей регионов, в которых есть сырьевые резервы.

Пенсионеры же, рассеянные по всей стране, однозначно подлежат утилизации. Для этого Кремлю нужно решить две задачи. Первая: по максимуму продлить сроки использования той части пенсионеров, которые представляют интерес в одной из трех других категорий. Вторая: максимально сократить сроки их пребывания на пенсии. Тот, кто бесполезен режиму и на чье содержание приходится тратить средства, должен умирать как можно скорее. 

Офисное население – по большей части жители больших городов, осуществляющие управленческие функции низшего уровня. По сути, это прямые потомки разночинной интеллигенции конца XIX – начала XX века, сохранившие ее родовые черты: низкий уровень образования, примитивность мышления, высокую внушаемость, до крайности раздутое самомнение, и, в связи с этим, хроническое и неизлечимое недовольство своим положением. Эта социальная группа, заигравшись, когда-то и подвела Россию к краху 1917 года. Ее же Ленин, захватив власть, в сердцах обозвал "г..ном". Надо сказать, что вождь большевиков в данном случае был прав. Впрочем, ему ли, вышедшему из этой среды, было не знать, что она собой представляет.

Сейчас, как, впрочем, и всегда, эту группу активно используют как мясо в политических играх. В данном случае – в постановке "Навальный против Путина", разыгрываемой башнями Кремля. А еще она выполняет роль коммуникатора, транслирующего образ России в мир, и образ мира – в российскую глубинку, а также осуществляет менеджмент нижнего звена в ходе продажи российского сырья и вывода на Запад вырученной прибыли. Выходцы из нее — исполнители "от сих до сих", трансляторы заданных мнений, при необходимости – жертвы, которых не жаль, но также и "голос народа", легитимирующий очередную смену режима, как это было после расстрела парламента в 1993 году.

Ни к какому производительному труду эта категория населения не способна в принципе — ни по уровню образования, ни психологически. Доля и качество специалистов в ее рядах падает, уступая место техническим исполнителям низкой квалификации, которым оплачивают не столько их труд, сколько роль "декоративных людей", витрины очередной версии "возрожденной", "возрождаемой", "локтеколенновстающей" и, опять, по кругу, "возрожденной" России.

Идея "человека декоративного", очень, надо сказать, богатая, была вскользь упомянута Владимиром Войновичем в "Москве 2042", хотя и не получила развития в романе. Но, по сути, все рядовые обитатели Москорепы (Московской Коммунистической Республики, если кто забыл) как раз и были декоративными людьми в самом чистом виде. Роман же прочитывается из нашего времени уже не как пародия на поздний СССР, а как подробное описание современной России. С поправкой, естественно на время его создания, поскольку антураж за 35-40 лет сильно изменился. Но дух и сущность России-2021 переданы там с удивительной точностью. Дело тут, вероятно, не в одном только пророческом даре Войновича, но еще и в том, что Россия в принципе неспособна принять иную форму, и возвращается к ней снова и снова.   

Впрочем, деградация карикатурной "прослойки советской интеллигенции" до еще более карикатурного "офисного планктона" была неизбежной. Возможности самореализации для специалиста в России стремятся к нулю даже по сравнению с застойным СССР. Российские космонавты, затыкающие иконами дыры в своей части МКС и живущие на продуктовые подачки американских коллег, демонстрируют это очень ярко.

Но вернемся к рассмотрению оставшихся категорий населения

С паразитирующим населением все довольно очевидно – это чиновники, силовики и военные. Тут, собственно, и комментировать нечего, кроме того, что много их, и становится все больше. 

Остаются работающие – те, кто делает что-то реальное. В основном, они добывают сырье. Их сравнительно немного, безусловное меньшинство, а их положение крайне невыгодно во всех смыслах по сравнению с положением паразитирующих и даже офисных.

Конечно, четкой границы между тремя категориями нет. Часть работающих обслуживает инфраструктуру, в которой живут офисные и паразитирующие (врачи, учителя, продавцы, водители общественного транспорта и т.п.), и с точки зрения экономической, а если речь идет о больших городах, то и психологической, в чем-то схожи с офисными низами. Но в любом случае в условиях России работающая часть населения наиболее бедна и бесправна. А это значит, что, во-первых, она вымирает быстрее других, а во-вторых, это бесправие российским властям необходимо как-то закрепить и обосновать. Хотя бы ради того, чтобы не понести в дальнейшем дополнительных расходов на их удорожавшее содержание.

По поводу вымирания все очевидно: средний по России коэффициент рождаемости в последние два года держится на отметке 1,7 (минимальный коэффициент воспроизводства населения – 2,1). При этом подрастающее поколение делает все, чтобы не попасть в категорию работающих, поскольку их положение невыгодно со всех точек зрения.

Не можем вырастить – завезем

Выход из ситуации тоже очевиден: население, способное к труду, нужно импортировать. При этом его следует жестко ограничить в правах, поскольку в противном случае в следующем поколении, а частично уже и в первом, оно перейдет в одну из неработающих категорий. Что для этого нужно?

Прежде всего, нужен источник рабочей силы. Эта рабочая сила должна отвечать сразу нескольким требованиям.

  • Быть в достаточной степени знакомой с современной жизнью, пусть и в усеченном, российском варианте: уметь пользоваться унитазом, смартфоном, общественным транспортом, не разводить костры в многоэтажном доме и т.п.
  • Быть мотивированными именно к труду, что отсекает целую группу стран. К примеру, арабский труд, как мы знаем, не производителен. Как, в абсолютном большинстве случаев, и африканский.
  • Находиться достаточно близко к России, в пределах транспортной доступности для больших масс населения.
  • Иметь какое-никакое образование, а еще лучше – какие-то профессии, совпадающие с требованиям российского рынка труда, хотя бы как базу для дальнейшего обучения "по месту".
  • Владеть, хотя бы в минимальной степени, русским языком.
  • Настолько плохо жить у себя на родине, чтобы от безысходности поехать в нацистское государство, где с ними будут обращаться как со скотом перед забоем, то есть в чем-то хуже даже, чем с самими россиянами. А в чем-то впрочем, лучше, поскольку с теми обращаются тоже как со скотом, но в хлеву.
  • Не иметь возможности уехать на заработки куда-либо, кроме России. Тут нужен целый комплекс мероприятий: от неблагоприятного паспортно-визового режима, до тотального незнания каких-либо языков, кроме русского и многолетней обработки российской пропагандой.
  • Лучше всего, если эта публика не будет особо засиживаться в России. Поработал – и назад, если нужда в нем исчезла. Снова понадобился – снова приехал.

Узнаете страны, которые удобны для организации такого донорства? Да вот же они – вся западная часть СССР, отколовшаяся от России: Беларусь, Украина и Молдова.

Конечно, Средняя Азия тоже давала на первых порах поток рабочих рук – но он стал иссякать. Причин тому несколько. Во-первых, культурная и антропологическая разница. Культурная затрудняла даже минимальную и временную социализацию мигрантов, антропологическая превращала их в объект постоянной охоты и издевательств со стороны русских нацистов. А это серьезный фактор, поскольку бытовой нацизм, притом, в крайних формах, таких, что гитлеровские расологи нервно курят в своем культурном арийском саду — одна из фундаментальных основ русского национального самосознания.

Во-вторых – изначально невысокий уровень образования в этих регионах.

В-третьих, местные царьки начали заботиться о том, чтобы население не разбегалось.

В-четвертых, хотя и не везде, но в части этих стран уровень жизни вырос настолько, что поездки в Россию, с ее нацистскими кошмарами, перестали быть привлекательными.

В-пятых, подросшее поколение уже слабо знает русский язык.

Зато Украина, Молдова и Беларусь в роли поставщиков рабов в Россию смотрятся просто идеально. Уровень образования населения – неплохой, даже по сравнению с современным российским. Культурно, ментально и антропологически к России они близки. Русский язык знают, и, в обозримой перспективе, очевидно, будут знать.

Но даже такие, почти идеальные страны должны быть подвергнуты некоторой обработке для надежной и бесперебойной поставки в Россию человеческого сырья:

  • Их политические элиты должны быть тотально коррумпированы Москвой.
  • Часть их населения должна быть организована в политические партии, и иные клубы по интересам, последовательно отрицающие независимость этих стран от России. Это не вернет их в Россию, но задача стоит иная – уравновесить движение "прочь от Москвы".
  • В качестве дополнительной страховки на территории этих стран должны быть организованы бунты и образованы никем не признанные полубандитские псевдогосударства – те самые ДНР и ЛНР в Украине, и их прообразы, ПМР и АТО Гагауз-Ери в Молдове. Если в эти "республики" удастся засунуть еще и российских миротворцев – это вообще идеально.

Все эти меры обеспечат высокий уровень коррупции и политической нестабильности, а следовательно, низкий уровень жизни в этих странах, подготовив население к роли российских рабов. Насколько успешно реализуется этот план, легко увидеть, оглянувшись вокруг.

Но, если в Беларуси все пошло так хорошо, что не понадобился даже вооруженный сепаратизм, то в Молдове и Украине на каком-то этапе к власти прорвались не вполне контролируемые Москвой силы, добившиеся безвиза с ЕС. Кроме того, в Молдове население массово получает румынские паспорта. Это не может не тревожить Москву: потенциальная рабсила утекает из ее рук.

Конечно, идеальным для Москвы способом разрешить этот вопрос была бы отмена безвиза. До некоторой степени на руку Кремлю сейчас играет и пандемия. И, поскольку, судя по всему, справка о прививке от ковида одной из вакцин, признаваемых в ЕС, станет в ближайшем будущем обязательным условием для въезда, Кремль всеми силами, правдами и неправдами, продвигает в этих республиках свой, никем пока в мире не признаваемый за вакцину, "Спутник-V". Вопрос о том, насколько "Спутник-V" эффективен на фоне других вакцин сейчас не обсуждается – это отдельная тема.

Кроме того, даже в условиях безвиза, неплохо действуют и превентивные меры:

  • Информационное пространство этих стран должно по максимуму насыщаться российской пропагандой, в экспортном варианте "для нерусской прислуги".
  • Борьба за статус русского языка, который, по факту, должен быть выше статуса языка, обозначенного в конституции как государственный, должна вестись непрерывно, и с предельным ожесточением. Будущие рабы должны знать язык господ. Кроме того, такая борьба дополнительно сплачивает пятую колонну Москвы.

Можно также раздать и некоторое количество российских загранпаспортов. Это тоже укрепит и сплотит пятую колонну России, а на саму Россию не наложит никаких обязательств. Дело в том, что российский загранпаспорт по факту обеспечивает только право на въезд (и на выезд, если выпустят – но тут уже есть риск застрять в России надолго, если не навсегда). Все прочие, пусть и карикатурно-куцые, но хотя бы какие-то российские права обеспечивает только внутренний паспорт, для которого нужна постоянная регистрация. А российский загранпаспорт без внутреннего паспорта – не более, чем рабский ошейник.

А теперь вернемся к новостям, с которых мы начали разговор, и перейдем к выводам. Итак:

  • Население России может оставаться стабильным, а сама Россия функционировать как поставщик сырья только при условии постоянного ввоза полурабской рабочей силы.
  • Армянское трио "русских патриотов" ездило на оккупированный Донбасс для дополнительного налаживания поставок в Россию рабов из Украины.
  • Никто не собирается принимать ЛДНР в Россию. Эти "республики" нужны только как колонии для поставки … как назовем-то поставки? Африканцев-рабов политкорректно называли "черным деревом". Поставки из Украины и Молдовы, включая оккупированные территории, ПМР, ЛНР и ДНР можно, вероятно, назвать "белым мясом".

Так вот, все эти недореспублики, равно как и Украина с Молдовой и Беларусью, нужны России, в первую очередь, как поставщики белого мяса.

Крым – отдельный вопрос, его присоединили как непотопляемый авианосец, контролирующий весь регион. За него Москва будет упираться до последнего, и когда нацист Навальный сменит чекиста Путина, он будет упираться за Крым не меньше, чем предшественник. Но, кроме Крыма, России ничего напрямую присоединять не нужно. Москву в Украине, Молдове и Беларуси интересует только человеческое сырье.

Впрочем, полезным местным идиотам с подачи российских пропагандистов будет позволено надеяться, что Россия когда-нибудь возьмет их к себе, подняв их статус с открыто-рабского до подданства Империи. 

    Реклама на dsnews.ua