Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Эфиопия вместо Украины. Когда ЕС увязнет в Африке

Четверг, 27 Февраля 2020, 16:30
Эммануэль Макрон продолжил дело Николя Саркози, но с большим размахом
Флаги Африканского Союза и Евросоюза. Фото: Getty Images

Флаги Африканского Союза и Евросоюза. Фото: Getty Images

Европейский Союз с некоторым опозданием, позволив прочно обосноваться в Африке Китаю и России, принял решение интенсивно развивать именно это направление своей внешней политики. Соответствующие намерения обозначил еще предыдущий состав Еврокомиссии во главе с Жаном-Клодом Юнкером, но именно его преемница - экс-министр обороны Германии и близкая соратница Ангелы Меркель Урсула фон дер Ляйен при поддержке Парижа будет реализовывать план по развитию отношений со странами Африки. Практически сразу же после своего утверждения в качестве президента ЕК, в декабре 2019 г., фон дер Ляйен совершила визит в столицу Эфиопии, Аддис-Абебу. В том же месяце Брюссель объявил 2020-й годом развития взаимоотношений с континентом. В феврале новый президент Евросовета экс-премьер Бельгии Шарль Мишель побывал все в той же Аддис-Абебе, где проходил 33-й саммит Африканского союза, объединяющего 55 стран Африки.

И уже на этой неделе началась высадка мощного десанта еврочиновников сразу в нескольких африканских государствах, включая не очень стабильные Судан и Буркина-Фасо. Однако ключевой пункт в их программе является опять-таки столица Эфиопии: там пройдет заседание представителей руководства ЕС и Африканского союза. Возглавит делегацию фон дер Ляйен, а компанию ей составят вице-президенты ЕК Жозеп Боррель, Франс Тиммерманс, Маргрете Вестагер, Валдис Домбровскис, Марош Шефчович, Вера Юрова, Дубравка Шуиця, Маргаритис Схинас, а также больше десяти комиссаров. Делегация станет рекордной за все время отношений между блоками, да и подотчетные им векторы деятельности ЕС дают понять, что обсуждаться будет все, что только душе угодно.

Аддис-Абеба же окончательно закрепляется в статусе главной переговорной площадки. Это раз. Два - повышенный интерес Брюсселя именно к Эфиопии, чья столица стала штаб-квартирой для множества международных организаций, дает основания предполагать, что в рамках стратегии расширения влияния Евросоюза на юг Эфиопии будет отводиться роль магнита для других африканских стран. Не потому, что является предполагаемой прародиной человечества, но потому что на данный момент это одна из успешнейших стран континента. Эфиопия - вторая по численности населения, одна из самых быстрорастущих экономик мира (в 2017 г. - 10,9%). Беда в том, что ее окружают куда менее успешные и нестабильные государства: Эритрея, Судан и Южный Судан, Сомали. Исключение - Кения (экономический, финансовый, транспортный хаб Африки) и Джибути (за счет иностранного присутствия в виде баз США, Франции и Китая). Потому выбор Евросоюза очевиден еще и по этой причине. Эфиопия, демонстрирующая экономические успехи и располагающая наиболее сильной армией в регионе, за исключением Судана, станет островком стабильности и главным коммуникатором с ЕС. Минусом является то, что у эфиопов нет выхода к морю, но здесь на выручку придет Джибути.

Не лишним будет напомнить, что в Джибути, а именно в лагере Лемонье дислоцируется одно из подразделений сил Африканского командования ВС США (AFRICOM). Штаб-квартира расположена в немецком Штутгарте, однако уже больше десяти лет обсуждается ее перенос в Аддис-Абебу. С активизацией Евросоюза AFRICOM действительно может перебраться в Эфиопию.

Vive la France

Несмотря на прямое участие в африканской стратегии Евросоюза соратницы Меркель, все же именно Париж выступает главным мотиватором данного процесса. Президент Макрон, как водится, просто продолжил воплощать в жизнь наработки и планы своих предшественников. В данном случае - Николя Саркози. Тот еще во время предвыборной кампании 2005-2007 гг., при активной поддержке Мадрида и Рима, неустанно твердил о необходимости придать новый импульс Барселонскому процессу - Евро-Средиземноморскому партнерству, утвержденному в 1995 г. Странами-участницами Барселонского процесса согласились стать, помимо ЕС, Алжир, Египет, Израиль, Иордания, Ливан, Марокко, Сирия, Тунис, Палестина, Ливия. Своего Саркози удалось добиться уже в 2008 г. Однако нельзя сказать, что африканский вектор политики ЕС был всеобъемлющ и масштабен. Принимались документы, подписывались соглашения, однако именно в конце 2019 - начале 2020 гг. Брюссель (точнее, разумеется, Париж) совершил качественный рывок. Причем прыгнули европейцы далеко за Магриб.

Главными выгодоприобретателем является именно Париж. Заслуга французской дипломатии, ну, и итальянской, граничащей с откровенным шантажом, в том, что Евросоюз переориентируется в африканском направлении. Таким образом, французы восстанавливают свой вес внутри блока и перехватывают пальму первенства после выхода из ЕС Великобритании. И пока ХДС пытается определить, кем заменить не только Меркель, но и ее, до недавних пор, преемницу Аннегрет Крамп-Карренбауэр.

В фарватере Франции в Африку вместе с Италией также пойдут Испания и Португалия, рассчитывающие за счет сближения ЕС и Африки решить миграционную проблему. Отчасти все грядущие инициативы могут поддержать и в Афинах. По крайней мере, греки могут продемонстрировать интерес, в первую очередь стремясь данное партнерство использовать в пику Турции, а именно попытаться столкнуть лбами Брюссель и Анкару, используя амбиции Европы, чтобы в очередной раз привлечь внимание к действиям турок в Средиземноморье.

Что до Германии, то в этой неоколониальной экспансии ей, судя по всему, отводится роль "кошелька", покуда в Берлине, не презентовавшем пока замену Меркель, не больно стремятся, к примеру, развивать Бундесвер. То есть французы гуляют, итальянцы празднуют, немцы платят.

Движение европейцев на юг оправдано не только расширением политико-дипломатического влияния ЕС или выгодными экономическими соглашениями, но и стремлением к снижению влияния России и Китая на континенте, чья позиция ретранслируется многими африканскими странами в ООН. Это вызывает тревогу в Брюсселе, поскольку, имея поддержку и дружественный нейтралитет нескольких десятков африканских стран на дипломатической арене, Пекин и Москва смогут полностью переформатировать ООН.

До этого момента особых конкурентов у Китая в Африке не было. Россия что-то где-то смогла урвать, Турция только-только начала внедряться. Евросоюз же обладает достаточными ресурсами и влиянием, чтобы конкурировать с ними. Тем более что в этом помогут и Штаты, чей оборонный бюджет на 2020 г. как раз и предполагает увеличение своего присутствия на континенте и противодействие российским "гибридам". Проблема, однако в том, что повышению интереса к Африке будет сопутствовать снижение амбиций, если не заморозка Восточного партнерства в Европе. Тем более что признаки такого охлаждения нарастают - здесь можно вспомнить, как Париж добивается изъятия из нормативных документов программы пунктов о будущей евроинтеграции ее постсоветских стран-участниц, включая Украину.

Больше новостей о событиях за рубежом читайте в рубрике Мир