• USD 28.4
  • EUR 33.8
  • GBP 38
Спецпроекты

Бессилие Москвы и пшик великой схизмы. Почему для признания ПЦУ не потребовались соборы

Архиепископ Никосии объявил не только о признании ПЦУ, но и о снятии с себя миссии примирения Московского и Вселенского патриархов, которую возложил сам на себя. Оно и понятно: ведь и конфликта не получилось, и Москва ослабела

Предстоятель Русской Православной Церкви Кирилл и архиепископ Кипра Хризостомосом II
Предстоятель Русской Православной Церкви Кирилл и архиепископ Кипра Хризостомосом II
Реклама на dsnews.ua

На фоне пандемии и выборов в США признание Православной церкви Украины со стороны Кипрской Православной церкви прошло довольно камерно. Собственно, и признание было лишено драматизма – ни Соборов, на которых переругались бы все со всеми, ни громких заявлений урби эт орби. Просто помянул архиепископ Хризостом II "Епифания Киевского" во время литургии в числе прочих предстоятелей поместных церквей. Формально, это и есть признание.

Хризостомово решение

Российские пропагангдисты сделали все, чтобы признание ПЦУ со стороны архиепископа Хризостома выглядело не как решение церкви, а как причуда одного старика. У них это почти получилось. Но только потому, что "старик" охотно подыграл. Он сделал все, чтобы признание ПЦУ выглядело именно его – чуть ли не единоличным – решением. Все, чтобы объективы – а также прицелы – сосредоточились на нем одном.

В Москве, разумеется, заявили, что поступок архиепископа "нелегитимный", что это "ошибка", "личное мнение". Что подобные решения принимаются "соборно". А значит, мы еще посмотрим! Посмотрим, что скажет собор епископов. Ну, или хотя бы синод.

И тут владыка Хризостом снова огорошил оппонента – безмятежно заявив, что синода не будет. Вернее, синод по расписанию – но украинский вопрос на нем рассматривать не будут. Чего его рассматривать, если он уже решен? Да, конечно, он, владыка, знает, что "несколько человек" среди епископов относятся к его решению негативно. Но он также уверен, что "большинство" его поддерживает. Иначе разве он взял бы на себя такую дерзость?

В России, предсказуемо, разразилась истерика. Все ложь! Архиепископ Хризостом понимает, что не наберет большинства голосов, раз не хочет голосования! Но истинная причина истерики, разумеется, не в том, что кто-то что-то "узурпировал". А в том, что России не дали ни одного шанса вмешаться и сделать так, чтобы епископы проголосовали "как надо".

Любопытно, что истерика по поводу "узурпации" и самого признания случилась именно в России, а не среди кипрских епископов. Они почему-то не считают себя обиженными из-за того, что им не дадут проголосовать за/против украинской автокефалии. И в такой ситуации не так уж важно, сколько из них проголосовало бы "за". Если они "проглотили" решение владыки Хризостома, значит, оно их устраивает. 

Реклама на dsnews.ua

И это довольно легко объяснить – как и то, почему в Москве так жаждали голосования, причем поименного. Москва "отлучает" от общения с собой (и от своего кармана) не церковь целиком, а только тех епископов, которые голосуют в пользу Украины и Вселенского патриарха. Нет голосования – нет санкций. Никто в Кипрской ПЦ – как и сама Кипрская ПЦ в целом – от решения ее предстоятеля финансово не пострадает. Это, если хотите, размен: архиепископ Хризостом принимает всю ответственность на себя и оказывает услугу Вселенскому патриарху, а кипрским епископам это ничего не стоит.

Римский треугольник

В своем письме к патриарху Варфоломею архиепископ Никосии объявляет не только о признании ПЦУ. Он также пишет о том, что снимает с себя миссию примирения Московского и Вселенского патриархов, которую возложил сам на себя. В тот момент, когда в воздухе носилась "вторая великая схизма" и вообще пахло серой, это было стратегически выгодно решение — как миротворец владыка Хризостом и его церковь воздерживались от немедленного выбора стороны конфликта. Это позволяло одновременно сохранить хорошую мину перед Фанаром и в то же время – дружбу с Россией, которая не скупилась на финансовую поддержку маленькой, но гордой островной державы и ее церкви, а также традиционно рассматривалась как заступница за православие перед Турцией.

Не думаю, что владыка Хризостом и тогда всерьез собирался кого-то мирить. Но теперь он окончательно вышел из этой роли. Не то чтобы она ему надоела – как он пояснил в письме патриарху Варфоломею, здоровье не позволяет. Да и путешествовать в охваченном пандемией мире стало затруднительно.

На самом же деле, все, что хотел получить от этой роли Хризостом – и он это получил – выиграть время и изучить ситуацию. Вернее, убедиться в том, что конфликт не стоит выеденного яйца. А заодно и в том, что Москва и ее патриарх как никогда слабы. Слишком слабы, чтобы быть интересными партнерами или даже слишком опасными врагами.

Это только поначалу выглядело страшно – раскол в православии на два враждующих лагеря. А на деле эта "вторая великая схизма" оказалась пшиком – ни одна поместная церковь не вышла из общения с Вселенским патриархом. Как и с Московским. Из общения вышла только сама РПЦ. И оказалась в роли унтер-офицерской вдовы – приличное общество без нее продолжало собираться и даже не превратилось в неприличное. И это настолько очевидно и неудобно для РПЦ, что она тихой сапой начала включать заднюю – позволять своим архиереям участвовать в общих собраниях и даже молебнах с представителями Вселенского патриархата, когда это особенно выгодно.

В общем, объявленная Москвой Фанару война схлопнулась. А значит, не нужны ни миротворцы, ни даже особенная смелость, чтобы принять сторону Вселенского патриарха.

Но главное, конечно, не то, что Москва не так страшна, как ее привыкли малевать. А то, что она больше ничего не гарантирует союзникам. Та Россия, которая сдерживала Турцию в регионе и оказывала покровительство христианам, закончилась. Больше никаких гарантий. Символом этого геополитического отступления в регионе стала превращенная вновь в мечеть Айя-София под аккомпанемент путинского "мы не вмешиваемся во внутренние дела Турции". Не говоря уже о другой огромной потере не только для христианского мира, но для всей мировой культуры – церкви Хоры, где древние фрески прикрыли не стыдливыми занавесочками, как в Айя-Софии, а гипсокартоном. Евроремонт в стиле 90-х.

И окончательно точки над i расставила война в Нагорном Карабахе. Россия не спешит портить отношения с Турцией, даже когда речь идет о ближайшем интересе. Что говорить о каких-то фресках, мечетях? Или даже целом Кипре.

На фоне ослабления патриарха Московского и очевидного пренебрежения со стороны Кремля его интересами и православными интересами в целом, кипрские православные просто вынуждены искать других покровителей. Поэтому архиепископ Хризостом протянул руку Вселенскому патриарху. У которого, хоть он и "турецкоподданный", как любят подчеркивать в Москве, есть покровители в еще одном "новом Риме" — Вашингтоне. И там, кажется, у православных греков дела налаживаются.

Четвертый Рим

Справедливости ради напомню: архиепископ Хризостом признал ПЦУ еще до того, как выборы президента США вошли в финальную стадию. Не они придали владыке решимости.

Но фортуна, как известно, покровительствует смелым: победа Джо Байдена открывает новые горизонты для Вселенского патриархата. Собственно, патриарх Варфоломей пользовался поддержкой Госдепа и при Майке Помпео. Даже учитывая трампову склонность к изоляционизму. При Байдене же можно прогнозировать оживление не только внешней политики в целом, но и на православном направлении в частности.

На избрание Байдена в РПЦ отреагировали нервно. Возможно, именно потому, что он зарекомендовал себя союзником Вселенского патриархата и в целом политиком, который не боится действовать на религиозной площадке.

Напомню, Байден был одним из немногих политиков, протестовавших против превращения Айя-Софии в мечеть. Что, не исключено, дало ему голоса греческой диаспоры в США. Во всяком случае, архиепископ Американский (Вселенский патриархат) Элпидофор прямым текстом призывал голосовать за кандидата от демократов. Такие услуги не забываются.

Эрдоган, по всей видимости, тоже это понимает. Возможно, слухи о том, что "Байден собирается вернуть Айя-Софии статус музея" несколько преувеличены. Но слово "Кипр" как бы невзначай слетело с уст турецкого лидера. В том смысле, что он надеется на непересмотр принципа "один остров – два государства". 

Для греков-киприотов, думаю, и этого вполне достаточно. Иногда статус-кво – это уже немало.

***

Признание со стороны кипрской церкви — хорошая новость не только для ПЦУ. На фоне этих событий стало ясно, что РПЦ потеряла драйв и вес. Ее попытка спровоцировать "вторую великую схизму" провалилась. Ее решения о "персональных санкциях" в отношении епископов, голосующих в пользу Украины и патриарха Варфоломея, не произвели впечатления.

Кроме того, гарантии ее светского "соработника" – Кремля – резко упали в цене на фоне равнодушия в отношении исламизации греческих храмов, а еще больше – на фоне вялой реакции на события в Нагорном Карабахе. Причем все очевиднее и то, что это спровоцировано не "дружбой с Анкарой", как почему-то говорят, а неспособностью дать отпор претензиям Анкары.

Это сигнал всем, кто до сих пор верил в "заступничество" России, что пора искать других покровителей. 

    Реклама на dsnews.ua