• USD 28
  • EUR 33.2
  • GBP 38.5
Спецпроекты

Благодарите Дональда. Почему США должны не вести, а следовать за Японией

Четыре года президентства Дональда Трампа очень дорого обошлись для лидерства США в Азии

Японский флаг
Япония за последние четыре года превратилась в лидера в Индо-Тихоокеанском регионе / Getty Images
Реклама на dsnews.ua

Китайский журналист Чан Че в статье для Foreign Affairs пишет о том, как Япония тихо-мирно превратилась в либерального азиатского лидера, который с легкостью может конкурировать с Китаем, и к которому США следует отнестись с большим уважением.

Япония за последние десять лет, в первую очередь за последние четыре года, незаметно превратилась в лидера в Индо-Тихоокеанском регионе. Пока Соединенные Штаты рвали отношения с союзниками, попав под влияние нелиберального популизма при президенте Дональде Трампа, Япония оставалась твердо приверженной либерального мирового порядка, основанного на четких правилах. Она укрепляла отношения с соседями, расширяла многосторонние инициативы и определяла региональную повестку дня, в частности, в вопросах торговли и цифрового контроля. Благодаря удачно выбранному моменту, четкому руководству и новаторской внутренней реформе островное государство стало не только надежным партнером Соединенных Штатов и их союзников в Индо-Тихоокеанском регионе, но и архитектором зарождающегося либерального порядка в регионе.

Во времена воинственного Китая, провокаций Северной Кореи и пандемии то, как Япония шла к региональному лидерству, по большей части оставалось многими незамеченным. Однако на фоне усилий администрации Джо Байдена по возрождению потрепанных союзов Япония стала ключом к восстановлению доверия к Америке в Азии. Соединенные Штаты смогут восстановить подпорченную репутацию в Индо-Тихоокеанском регионе и снова стать точкой опоры для будущего региона, лишь укрепив отношения со своим давним азиатским союзником.

Делайте больше

Большую часть второй половины XX века роль Японии в международных делах ограничивалась ее послевоенными договорными обязательствами. В 1951 г. Япония и Соединенные Штаты подписали Договор безопасности, в котором за первой был закреплен статус мирного государства, зависящего от военной поддержки вторых. В результате Токио проводил в основном рефлексивную внешнюю политику, которую японские дипломаты неоднократно называли "безрезультатной", "наивной" и страдающей "явным отсутствием стратегического мышления". Некоторые японские ученые иронично окрестили послевоенную стратегию Японии "караоке-дипломатией" — Токио просто напевал вашингтонскую мелодию.

В 1960-х и 1970-х гг. в Японии начался поразительный подъем. Она стала второй по величине экономикой в мире. Как результат, США и другие западные государства принялись подталкивать Японию к тому, чтобы она играла все более существенную роль в обеспечении региональной безопасности. Распад Советского Союза и возросшее влияние Соединенных Штатов на Ближнем Востоке во время и после первой войны в Персидском заливе вынудили Вашингтон еще активнее требовать от Японии взять на себя большую часть бремени обеспечения безопасности в Азии. "Десятилетиями Вашингтон обращался к Токио с простой просьбой относительно обеспечения безопасности, — пишет журналист Ричард МакГрегор в статье для Asia’s Reckoning. — Делайте больше".

И на призыв в начале нового тысячелетия откликнулась команда многообещающих политиков—националистов во главе с премьер-министром Дзюнъитиро Коидзуми, а затем и премьер-министром Синдзо Абэ. Во время того, что политолог Ричард Сэмюэлс окрестил "самыми значительными политическими изменениями в Японии с 1945 г.", националисты консолидировали власть, укрепили оборонный потенциал Японии и усилили исполнительную ветвь власти благодаря некогда мощной бюрократии.

И со временем Япония под управлением националистов стала играть более активную роль на международной арене. Силы самообороны страны принимали участие в крупных операциях по оказанию помощи при стихийных бедствиях, в том числе организованных после урагана "Катрина" в 2005 г. и цунами в Юго-Восточной Азии в том же году, а также в миротворческих операциях ООН в Камбодже, Мозамбике и на Голанских высотах. В 2015 г. парламент Японии принял закон с новым толкованием конституции, который дал вооруженным силам возможность участвовать в коллективной самообороне в соответствии с Уставом Организации Объединенных Наций. Реформа, как заметил Абэ, сделала американо-японские отношения "намного крепче", добавив, что "с этого момента мы можем защищать друг друга".

Новый либеральный лидер

И если внутренние реформы, проведенные в первые десятилетия XXI века, сделали японское лидерство в Азии возможным, то избрание Трампа сделало это просто необходимым. Вскоре после вступления в должность Трамп вышел из Транстихоокеанского партнерства, торгового соглашения, заключенного 12-ю странами, которое поддерживал президент Барак Обама. Но Япония спасла соглашение, убедив другие страны принять новый формат с переименованием во Всеобъемлющее и прогрессивное соглашение о Транстихоокеанском партнерстве. В рамках CPTPP были установлены новые правила торговли, нормы авторского права и контроля над данными, которые резко контрастируют с нелиберальными взглядами Китая в отношении региона, и которые, как ожидается, принесут государствам—членами дополнительный годовой доход в размере $147 млрд. Байден уже сказал, что его администрация заинтересована в присоединении к CPTPP. Если он это сделает, он вернет Соединенные Штаты в либеральную международную торговую систему, якорем которой стала Япония.

Авторитет Японии еще больше вырос благодаря тому, что она оказывала странам региона солидную экономическую помощь на том же уровне, что и Китай. В период с 2001 по 2011 г. японские ведомства направили странам Юго-Восточной Азии и южной части Тихого океана помощи на общую сумму в $12,7 млрд, что более чем в два раза превышает сумму ($5,9 млрд), выделенную Китаем на помощь для них в тот же период. И хотя помощь и инвестиции Китая росли, Япония не отставала: в 2015 г. Токио учредил Партнерство ради качественной инфраструктуры на $110 млрд, которые получили Филиппины ($8,8 млрд), Индия ($15 млрд) и Индонезия ($1,2 млрд). У них всех имеются территориальные и морские споры с Китаем и их тревожит китайский экспансионизм. Японская инфраструктурная программа, отдавая приоритет прозрачности, экологической устойчивости и подотчетности, резко контрастирует с печально известной непрозрачной китайской инициативой "Один пояс, один путь". И в то время как мегафинансирование Китая порой вызывало враждебное отношение, Япония, похоже, действительно пользуется доверием: согласно опросу 2019 г., проведенному по заказу Министерства иностранных дел Японии, больше 90% респондентов в десяти странах, входящих в Ассоциацию Страны Юго-Восточной Азии описали Японию как "дружественную" и "надежную".

В дополнение к своему экономическому лидерству Япония взяла на себя еще и роль, которая некогда была гордостью и прерогативой Соединенных Штатов: формирование международных норм в противовес нормам нелиберального конкурента. Абэ был активным поборником либеральных ценностей не только в сфере торговли, но и в сфере права и безопасности. Его администрация помогла разработать концепцию "Свободного и открытого Индо-Тихоокеанского региона", которая базируется на верховенстве права, свободе судоходства и свободном предпринимательстве. После того, как Япония и Соединенные Штаты в 2017 г. официально приняли эту концепцию в качестве стратегии, японский чиновник анонимно написал в The American Interest, что "японская сторона вносит равный, если не больший, вклад в ее реализацию… Некоторые американцы могут не придать значения важности этой стратегии". Но для Японии, писал чиновник, "это был критический прорыв".

В 2019 г. на саммите G-20 в Осаке Абэ внес еще один весомый вклад в формирование новых международных норм — на этот раз в сфере цифрового управления. В отличие от китайского "киберсуверенитета" — интернета, где действуют реальные границы между странами, Абэ изложил свое видение будущего, в котором данные будут свободно и безопасно преодолевать государственные границы. Своей концепцией "Свободные потоки данных в условиях доверия" Абэ добился того, чего администрация Трампа никогда и не пыталась сделать: перенести либеральные ценности в новые границы. К концу президентства Трампа флагманом либерализма в Азии были не Соединенные Штаты, а Япония.

Вперед за лидером

Байден обещал вернуться в международные организации и к соглашениям, подтвердить свою верность союзникам и многосторонности и возродить американское лидерство, в том числе в Азии. Но после четырех лет правления Трампа и катастрофической реакции на пандемию коронавируса многие в Азии больше более не считают Соединенные Штаты защитником либерального порядка или даже надежным партнером. Любая попытка в одночасье восстановить американское лидерство приведет к дальнейшему отчуждению стран региона. Администрация Байдена должна придерживаться более тактичного подхода к восстановлению авторитета и лидерства США, укрепляя отношения с Японией и тесно координируя с ней региональные многосторонние инициативы. За последние четыре года Япония создала прочный запас доверия и доброй воли для стран Азии. Соединенные Штаты смогут им воспользоваться, но только если научатся прислушиваться к своему старому союзнику и следовать за ним, вместо того, чтобы пытаться заново изобрести колесо.

Вашингтону необходимо сначала поработать над улучшением отношений с Токио. Скорое и мирное возобновление соглашения о размещении в Японии американских войск станет мощным сигналом для других азиатских стран и Пекина о том, что Вашингтон и Токио единодушны. Байдену также следует присоединиться к CPTPP, тем самым расширяя возможности Японии и США в формировании экономических норм и стандартов в Азии. В конце концов, японская программа "Партнерство ради качественной инфраструктуры" уже является конкурентоспособной альтернативой китайской инициативе "Один пояс, один путь" как с экономической, так и с идеологической точки зрения. Вашингтону следует усилить ее посредством согласования совместной деятельности между Токио и новым американским институтом — Корпорации по финансированию международного развития. Поддержка дипломатии Японии и ее партнеров позволит Соединенным Штатам восстановить доверие к себе в регионе.

Последние четыре года Япония умело управляла кораблем либерального интернационализма. Премьер-министр Есихидэ Суга, протеже Абэ, вступивший в должность в сентябре, уже дал понять, что продолжит следовать традициям руководства своего предшественника. Он поддержал активную дипломатию Абэ, подтвердил приверженность Японии многосторонней торговой системе и продолжил продвигать концепцию международных норм цифрового управления. Соединенные Штаты принимать сигналы от другой страны не привыкли, однако четыре года нестабильного лидерства США в Азии должны подтолкнуть Вашингтон к смирению. Индо-тихоокеанский "караоке-зал" по-прежнему открыт для американцев, но пора бы Японии выбирать песни.

    Реклама на dsnews.ua