Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Борис, ты не прав. Почему Верховный суд признал решение королевы Британии юридически ничтожным

Пятница, 27 Сентября 2019, 07:55
После оглашения вердикта все политические оппоненты Джонсона потребовали его отставки. Но вынудить его им не по силам
Фото: Getty Images

Фото: Getty Images

Итак, сражение британского премьера с истеблишментом собственного государства продолжилось, выйдя на новый и опасный виток. Причем опасный как лично для Бориса Джонсона, так и для его партии и всей политической системы страны в целом. В Брюсселе, в свою очередь, не скрывают улыбок: переговорные позиции Лондона теперь ослабли до крайности, причем без каких-либо действий или новых шагов, предпринятых объединенной Европой. Что же произошло?

Судьи против премьера

Во вторник, 24 сентября, Верховный суд Соединенного Королевства, исполняющий и функции конституционного суда, объявил решение по двум искам о так называемой пророгации, то есть указе премьер-министра отправить парламент на перерыв до 14 октября. Судейская коллегия признала это решение неправомерным. Несмотря даже на то, что этот указ был поддержан королевой (по крайней мере, формально). Таким образом Джонсон и его политическая группировка внутри Консервативной партии, а также унионисты Северной Ирландии, пытались нейтрализовать парламент на пути выхода из ЕС без системного соглашения.

В действующем парламенте у консерваторов нет своего большинства, а распустить себя с объявлением новых выборов парламент не дает: обе основные партии не рискуют промахнуться с датой голосования, но при этом не устают блефовать. Тем более что после первых же голосований против собственного правительства Джонсон недрогнувшей рукою выгнал из фракции Консервативной партии исторически рекордное количество парламентариев - 22 человека, включая внука Уинстона Черчилля.

Впрочем, на пути к бульдозерному выходу из "Брюссельской империи" Борис не щадит и собственную семью - 5 сентября парламент и правительство покинул родной брат премьера Джо Джонсон, ранее занимавший пост министра кабинета министров. Но избирателям скорее нравится такая фанатичная целеустремленность - в отличие от своей предшественницы, Джонсон не пытается усидеть на двух стульях.

Тем не менее кабинет проиграл важный раунд.

Необходимо уточнить, что Верховный суд рассматривал апелляции по двум искам о пророгации, причем изначальные решения судов по ним были диаметрально противоположны. Так, апелляционная коллегия Сессионного суда в Шотландии 11 сентября объявила, что пророгация была незаконной (что неудивительно). Истцами в этом процессе выступали более 70 членов обеих палат британского парламента (в любом случае приостановка работы законодательного органа подарила им много свободного времени). Но в тот же день, 11 сентября, лондонский Высокий суд решил, что вопрос о пророгации является чисто политическим и не должен рассматриваться в суде (что опять-таки неудивительно, поскольку это было решение в пику потенциальным сепаратистам, шотландцам).

Причем именно этот иск против пророгации подала предприниматель и активистка Джина Миллер, а затем к ней присоединился... бывший премьер-консерватор Джон Мейджор. Что само по себе демонстрирует глубину раскола в лагере тори. "Это решение огромной важности. Оно о том, что никто не может быть выше закона, даже премьер-министр, - сказала, выйдя из суда, торжествующая Джина Миллер. - Премьер-министр должен открыть двери парламента завтра же. Депутаты должны вернуться и смело и решительно спросить с этого нечистоплотного правительства". Вряд ли правительство уже успело стать нечистоплотным, но, как видим, идейная борьба двух лагерей истеблишмента достигла самого высокого накала за все три года брекзитного трагифарса.

В свою очередь председатель Верховного суда королевства леди Бренда Марджори Хейл сказала, что правительство не предъявило никаких разумных обоснований, зачем ему понадобилось перед самым запланированным выходом страны из Евросоюза объявлять пророгацию на пять недель, когда нормальная продолжительность пророгации - всего несколько дней. Поэтому все 11 судей коллегии единогласно решили, что пророгация была незаконной, и объявили ее юридически ничтожной.

Иными словами, раз в составе суда не нашлось ни единого сторонника жесткого курса Даунинг-стрит, 10, это означает, что кабинет Джонсона восстановил против себя судебную власть. В нынешней Великобритании (в отличие от США, где в Верховном суде, по сути, создано пропрезидентское большинство) такая ситуация для политического лидера небезопасна.

Диагональный раскол

В экспертном и медийном сообществе Соединенного Королевства происшедшее комментируют в том смысле, что Верховный суд принял уникальное, историческое решение, фактически признав премьер-министра виновным в злоупотреблении властью. По мнению судейской коллегии, он неправомерно отправил парламент на долгий перерыв. Иными словами, парламентарии и другие лица, а также организации, имеющие в этом интерес (даже просто охотничий), получили возможность подавать в суд на него лично и на правительство в целом, пользуясь этим решением. А парламент, не желающий перевыборов, не собирающийся обеспечивать выпадение страны из ЕС без установленных правил и не особенно стремящийся к замене самого Джонсона, продолжит заседать и дальше.

Да, британские политики и комментаторы, перекрикивая друг друга, называют решение мощнейшим ударом по Джонсону лично, а представители оппозиции (лейбористов и более мелких фракций) немедленно заявили, что премьер-министр в такой ситуации не может не уйти в отставку. Но "не может не уйти" - не значит "обязан" или "должен", и эту трагикомедию лондонский бомонд и вся Европа (вынужденно) вместе с ним три года подряд проходили вместе с Терезой Мэй.

При этом все нынешние трибуны понимают, что в случае досрочных выборов, к которым неспроста считает себя готовым и сам Джонсон, и его крыло консерваторов, результат кампании будет примерно таким же, как и предыдущей. Различия - на уровне мелких деталей, немного голосов подберут либеральные демократы и шотландские националисты, но только не за счет "плохих" консерваторов, а за счет лейбористов. Потому что левый и левоцентристский избиратель больше возмущен своим главным представителем Джереми Корбином, нежели чужим премьер-министром Джонсоном.

Самому же Джонсону предстоит переиграть Найджела Фарраджа с его Партией Брекзита, которая мощно показала себя в избирательной кампании в Европарламент и на местных выборах. Но Джонсон и Фаррадж в случае объявления выборов как раз готовы создать публичный или непубличный альянс между собой, а в таком разе карта левых сторонников европейской интеграции будет бита, и вот почему.

Согласно опросам от 20 сентября консерваторов поддерживает 32% британцев, а основную оппозиционную партию, трудовиков, - всего 24%. Кроме того, за третью партию, либеральных демократов, готовы проголосовать целых 20%, а за изоляционистскую политическую силу Фарраджа - уже 13%. По 4% голосов могут получить шотландские националисты и зеленые.

Таким образом, британский политический спектр расколот по некоей диагонали, чего до Брекзита не наблюдалось вообще никогда. Пока что козыри в руках у Джонсона и возрождающихся из пепла либеральных демократов, но предсказать итоговый расклад очень сложно, поскольку система выборов в Соединенном Королевстве является мажоритарной: в округе побеждает сильнейший (поэтому процент поддержки партий является индикативным показателем). При этом если попытаться предугадать судьбу потенциального второго референдума (хотя надежды на таковой пока что очень слабые), то теоретически соотношение противников и сторонников ЕС выглядит сегодня как 46 на 52% (есть ряд совсем мелких партий, которые тоже расходятся по этому вопросу). Поэтому на самом деле никто особенно не стремится к повторному референдуму, поскольку он видится не менее рискованным трюком, нежели прошлый.

И, тем не менее, сам Джонсон в первом комментарии на решение Верховного суда сразу же дал понять, что пока никуда уходить не собирается, а, наоборот, намерен остаться и добиться того, против чего выступает парламент, - выхода из ЕС 31 октября при любых обстоятельствах.

"Конечно, мы исполним это решение Верховного суда, хотя должен заметить, что решительно с ним не согласен. Но мы должны продолжать работать и осуществим Брекзит 31 октября", - сказал Джонсон. В принципе один метод в руках премьера - просто тянуть время, ничего не предпринимая (несмотря на ограничительные в отношении формы Брекзита акты парламента - с правовой точки зрения они недостаточны). Но есть и метод с эмоциональной нагрузкой - досидеть максимум до 16 октября и уйти в отставку, начав двухнедельный период формирования нового кабинета, поскольку при неудаче в этом запутанном деле выборы объявляются автоматически.

Как у Путина

На данный момент выход Британии из Евросоюза назначен на 31 октября, и оппоненты Джонсона обвиняют его в том, что он, объявив перерыв, пытался не дать парламенту помешать его, Джонсона, курсу на жесткий разрыв. Но пока парламент может помешать премьеру лишь тем, что отправит его в отставку согласно корректной процедуре, хотя, скорее всего, от такого шага выиграет как раз сам Джонсон - вот и выходит, что и хочется, и колется.

Разумеется, после того как Верховный суд огласил решение, все политические оппоненты Джонсона в той или иной форме потребовали его отставки. Сам же премьер, находящийся сейчас в Нью-Йорке на сессии Генеральной ассамблеи ООН, отвечая на вопрос журналистов, уйдет ли он в отставку в случае проигрыша в Верховном суде, ответил лишь, что "внимательно изучит решение суда" и что "правительство всецело уважает закон и суд". В общем, как у Путина, - "идите в суд". Изучать решение можно долго, выполнять его - в разной форме, а отсчет скоро пойдет на недели.

Следует подчеркнуть, что кабинет брекзитеров играет (в отличие от прочих) с открытыми ладонями. Ведь до вердикта Верховного суда премьер-министр отвечал на обвинения оппозиции, что пророгация - это, мол, обычная процедура подготовки новой законодательной программы правительства, и в этом случае она объявлена исключительно с той же целью. Но парламентарии не желали объявлять новых выборов, утверждать программы и акты правительства, и сами создали тяжелую и запутанную ситуацию (примерно, как при Кромвеле, когда умеренная партия затягивала вопрос о суде над королем Карлом I, спровоцировав военный переворот).

Любопытно, что Верховный суд постановил: теперь вопрос, когда возобновить работу парламента, должны решить спикеры Палаты общин и Палаты лордов. И парламент возобновил работу уже утром 25 сентября.

А испытывающий давление со стороны собственной партии лидер лейбористов Корбин заявил, что потребует немедленного созыва парламента, чтобы "призвать правительство к ответу". Корбин пригрозил, что Джонсон станет британским премьером с самым коротким сроком службы в истории. Но для отставки Корбину понадобятся голоса столь разных группировок парламентариев, а досрочные выборы столь рискованны, что пока что эти угрозы звучат легковесно.

Уйти в отставку Джонсона призвали и главы правительств Шотландии и Уэльса (а вот это забавно, поскольку Уэльс голосовал за Брекзит, притом что экономически его промышленности сепаратизм не выгоден), Никола Стерджен и Марк Дрейкфорд, ведущие политики других оппозиционных партий - Либерал-демократической, Зеленых и другие. Прозвучало и немало пафоса. "Премьер-министр, имеющий какое-то понятие о чести, подал бы в отставку. Если он не совершит этот достойный и благородный поступок, парламент должен заставить его уйти посредством вотума недоверия", - сказала Стерджен в интервью BBC, притом что ее собственные шансы преуспеть как на досрочных выборах, так и в обстоятельствах объявления нового референдума в Шотландии, пока сомнительны.

Какие еще темы всплывут в парламенте в связи с Брекзитом, пока неясно - процесс выхода продолжает двигаться в том же направлении и с той же скоростью. Правда, необходимо напомнить, что в ту последнюю рабочую неделю, что оставалась у парламента между каникулами и пророгацией, члены Палаты общин и Палаты лордов, среди которых противники Джонсона и "жесткого Брекзита" составляют большинство, успели сделать то главное, что собирались: приняли закон, запрещающий премьер-министру выводить страну из ЕС без соглашения. В ближайшие пять недель Великобритании предстоит такой финал чемпионата по политическому регби, которого страна не видывала со времен сражения между Банком Англии и Компанией Южных морей почти три века назад.

 

 

Больше новостей о событиях за рубежом читайте в рубрике Мир