• USD 27.1
  • EUR 30.9
  • GBP 34
Спецпроекты

Региональный камикадзе. Зачем экс-губернатор Чувашии судится с Путиным

Рейтинг одобрения Путина впервые за 20 лет ниже рейтинга губернаторов
Глава Чувашской Республики Михаил Игнатьев на встрече с президентом России Владимиром Путиным, 2016 г. Фото: Getty Images
Глава Чувашской Республики Михаил Игнатьев на встрече с президентом России Владимиром Путиным, 2016 г. Фото: Getty Images
Реклама на dsnews.ua

Потенциальный бунт на кремлевском корабле приобретает все более различимые очертания после того, как бывший губернатор Чувашии Михаил Игнатьев подал в Верховный суд иск к президенту РФ Владимиру Путину, в котором оспаривает свое увольнение. Рассмотрение в суде начнется 30 июня.

Путин отправил его в отставку 29 января этого года с общепринятой уже формулировкой "в связи с утратой доверия". Досрочному прекращению полномочий Игнатьева предшествовали два события, взращенных СМИ до уровня скандалов.

Первый случился 18 января, когда Игнатьев заявил, что "отдельные (журналисты или блогеры), которые приходят с разных регионов, хорошо здесь устраиваются" и зарабатывают "на разных схемах", а потому таких журналистов и блогеров "нужно мочить, как в народе говорят".

Его однопартиец, замсекретаря генсовета "Единой России" Евгений Ровенко призвал Игнатьева принести свои извинения. Губернатор последовал совету, заявив, что его слова "передернули и исказили". Но было поздно - Игнатьев уже "зашкварился".

Менее чем через неделю губернатор Чувашии вручал ключи от новых пожарных машин. При этом он, как пишут СМИ, поиздевался над офицером МЧС - высоко поднял ключи, заставив, МЧСника за ними прыгать. В его пресс-службе уверяли общественность в том, что офицер - давний знакомый Игнатьева, и все это было лишь дружеской шуткой.

И опять-таки было поздно. Скандал снова оседлали местные "единоросы", исключив Игнатьева из партии за унижение чести и достоинства офицера.

Два эти скандала больше походят на элементы создания нужной картинки в медиа. Реальными причинами же, скорее всего, являются внутренняя борьба за власть и экономические провалы Игнатьева.

Междоусобица и бедность

Вместо Игнатьева Путин поручил верховодить в Чувашии с приставкой "врио" Олега Николаева - члена "Справедливой России", который с треском проиграл Игнатьеву выборы пять лет назад.

Как пишет РБК, Николаева в окружении уже экс-губернатора Чувашии связывают с первым президентом республики и предшественником Игнатьева - Николаем Федоровым, у которого с Игнатьевым давний конфликт.

Источники издания также говорили, что Николаев и еще один "справедливорос" Анатолий Аксаков оформили союз с Федоровым с целью "уйти" Игнатьева.

Аргументацией их претензий к нему для хозяина Кремля послужило бедственное положение экономики Чувашии. В прошлогоднем рейтинге российского министерства экономического развития, сформированного на основании данных по среднедушевым доходам жителей региона, доле населения с доходами ниже прожиточного минимума, безработице и инвестициям в основной капитал, республику определили в десятку наиболее экономически слабых регионов.

По последним данным местного Минтруда, у почти пятой части населения (18,5%, 227 тыс. человек) доходы ниже прожиточного минимума. Посыл в СМИ был прост - Игнатьев за 10 лет наруководил так, что мама не горюй.

В 1999 г. за чертой бедности жили 57,2% жителей Чувашии. В 2010 г. - лишь 18,2%. И тут приходит Игнатьев и началось: доля населения с доходами ниже прожиточного минимума сразу выросла до 19,3%, затем в 2012-2014 гг. снижается до 16-16,1%, а с 2015 г. показатели снова начали расти и вернулись к уровню 2010 г.

Далее. Российские СМИ также писали, что общие потери бюджета республики из-за отставания в сравнении с другими регионами за восемь лет составили 40 млрд рублей. Вместе с тем падали и инвестиции. В 2018 г. сообщалось о 10-процентном их снижении.

Едва Игнатьева уволили, и цифры стали выглядеть привлекательнее: в сравнении с 2018 г. инвестиции, мол, выросли уже на 5,7%.

Параллельно Москва принялась "спасать" республику. Был запущен пилотный проект, цель которого добиться снижения уровня бедности за счет социальных контрактов. На них в текущем году выделили 376,2 млн рублей.

В конце прошлого месяца из федерального бюджета по распоряжению премьера РФ Михаила Мишустина выделили Чувашии 272 млн рублей компенсации снижения доходов бюджета республики.

В общем, созданы неплохие условия для укрепления позиций Николаева и иже с ним. Видимо они в том числе решили, что Игнатьева еще рано сбрасывать со счетов.

Закат солнцеликого

Что он, в принципе, и косвенно подтвердил, посягнув на непогрешимость самого Путина. Своим иском экс-губернатор Чувашии создал для режима Путина опасный прецедент - на местах позволяют себе идти против Кремля. Тревожная для российского президента тенденция.

В особенности, если учесть, что, как показали результаты соцопроса, проведенного "Левада-Центром" в конце апреля, рейтинг доверия к президенту РФ впервые за 20 лет того у власти оказался ниже, чем у губернаторов, - 59% у Путина и 61% у губернаторов.

И как реагирует Путин? Он в спешке и в открытую принимается закручивать гайки, поскольку ресурсов для подкупа россиян, оставшихся сам на сам с коронакризисом, почти нет: увеличивает бюджеты для военных и силовиков, в Госдуму вносится законопроект, позволяющий, по сути, полицейским стрелять по малейшему поводу, вскрывать авто и т. п.; а осужденным участникам акций протестов запрещают участвовать в выборах в течение пяти лет.

И несмотря на этот каток, нате вам - бывший губернатор тянет Владимира Путина в суд. Нонсенс. Для правления Путина - так точно.

Последний раз такое случалось еще при Борисе Ельцине. И лишь дважды. Тогда - в 90-х, на президента подали в суд уволенные им губернаторы Брянской и Липецкой областей Юрий Лодкин и Геннадий Купцов. Выиграть удалось лишь второму, но Ельцин уволил его повторно.

С приходом к власти гэбиста об исках к президенту в регионах забыли напрочь - сроком на 20 лет. Губернаторы стали абсолютно подневольными и послушными воле хозяина, тем более что их выборы произвольно заменялись прямыми назначениями. Недовольных он часто увольнял именно с формулировкой "в связи с утратой доверия". И в большинстве случаев вслед за указом активизировались "правоохранительные органы", штамповавшие дела на низвергнутых с Олимпа чиновников.

Единственным, кто смог за последние 15 лет избежать (откупиться?) этой участи, пишут журналисты, был мэр Москвы Юрий Лужков, уволенный Дмитрием Медведевым, изображавшим тогда, в 2010 г., президента РФ.

Игнатьева же пока силовики не трогали. Но и Игнатьев - не Лужков. Однако после подачи иска вполне могут открыть дело-два-три, совмещая это масштабной информационной кампанией как в регионе (на ресурсах Николаева/Федорова), так и в центральных СМИ.

Не исключено, что Игнатьев станет куклой, которую Путин порвет на клочки в назидание другим потенциальным бунтарям среди губернаторов и местным чиновникам.

Только вот тенденция неподчинения, несогласия с вождем, по всей видимости, уже сформировалась.

Ее подпитывает как нынешний кризис, так и многолетний разрыв между разжиревшим Центром и Замкадьем. На проблемы последнего Москва отвечает или небольшими финансовыми инъекциями, или, когда казна пустеет, политико-административными решениями. Как в случае с малонаселенным и беднеющим Ненецким автономным округом, где ситуацию надеются разрешить с помощью запущенного уже объединения с Архангельской областью.

Будет ли это решение эффективно? Российские эксперты настроены скептически.

Помогут ли Путину новые репрессивные меры? Скорее всего, да. Но на время.

Проиграет ли взбунтовавшийся Игнатьев суд? Проиграет. Посадят ли его? Возможно.

Однако все начинается с фриков, т. е. в некотором роде неординарных личностей. Будь это якутский шаман или экс-губернатор. А с течением времени, поглядывая на пустые полки холодильника, уже и не фрики задумаются: "А почему бы и нам не...?".

Реклама на dsnews.ua