• USD 27.7
  • EUR 33.3
  • GBP 38.6
Спецпроекты

Операция "Лондонский мост". Что ждет Великобританию после смерти королевы Елизаветы II

Наследником Елизаветы II является ее сын принц Чарльз, который далеко не столь популярен в Соединенном Королевстве, как его мать

Королева Елизавета II и Принц Чарльз
Королева Елизавета II и Принц Чарльз / Getty Images
Реклама на dsnews.ua

Журналистка Politico Europe Анна Исаак после смерти принца Филиппа, мужа Елизаветы II, опубликовала статью о том, что ждет британскую монархию и страну после смерти уже самой королевы.

Что будет с Соединенным Королевством, когда королева умрет? Автомеханик, телеведущая, коллекционер марок, икона моды и самый долгоживущий монарх в истории Соединенного Королевства — ни у кого, кроме королевы Елизаветы II, нет такого послужного списка. Но даже столь замечательная жизнь когда-нибудь подходит к концу, о чем напомнила миру смерть ее мужа принца Филиппа на прошлой неделе. А поскольку королеве 21 апреля исполилось 95 лет, планирование передачи власти становится все более актуальной проблемой для королевской семьи и содружества, ею возглавляемого.

Великобритания — заимствуя оценки экс-премьер-министра Австралии Малкольма Тернбулла — страна елизаветинцев. Куда менее ясно, страна ли это монархистов.

Личная популярность королевы велика, но ряд провалов в сфере связей с общественностью негативно сказался на остальных членах королевской семьи. Согласно недавнему опросу, деятельность королевы одобряет более 70% жителей Шотландии, Уэльса и центральной Англии. И лишь 50% респондентов в Уэльсе и центральной Англии одобрили ее наследника — принца Чарльза. В Шотландии Чарльза поддержали всего 41%.

Но вопрос отказа Великобритании от монархии после смерти Елизаветы не стоит. Сама по себе эта институция продолжает пользоваться широкой поддержкой общества, согласно опросу, проведенному в октябре. Вопрос в том, сможет ли, учитывая беспрецедентное давление на Великобританию из-за шотландского сепаратизма и последствий Brexit, любой будущий монарх быть столь же влиятельным, как и та, чья рука была на румпеле более полувека.

Одним из свидетельств, обещающих проблемы в будущем, стало то, как королева отреагировала на просьбу премьер-министра Бориса Джонсона в 2019-м приостановить работу парламента в разгар дебатов о Brexit. Тогда спикер палаты Джон Беркоу назвал этот шаг "конституционным произволом". Решение королевы удовлетворить просьбу Джонсона разозлило противников Brexit и втянуло ее в политическую борьбу, вынудив некоторых требовать реформирования неписаной конституции Великобритании. Но в конечном итоге она вышла сухой из воды — из так называемого кризиса пророгации.

Сложно сказать, смог бы ее сын повторить этот успех. "Один из вопросов, который меня беспокоит, заключается в следующем: если вы посмотрите на кризис пророгации через призму наследования принца Чарльза, то будет ли при нем такой же уровень доверия со стороны СМИ и общественности?", — отметила историк Института правительства, конституционалист Кэтрин Хэддон. "Все решили: "Что ж, королева точно захочет поступить правильно, — сказала она. — Что бы ни случилось, она не пожелает играть в политику".

Реклама на dsnews.ua

По словам Хэддон, будет очень непросто сохранять единой Великобританию, не говоря уже об остальной части Содружества, будучи одновременно аполитичным гарантом британской политической системы. Современному монарху придется окунуться в конституционные "темные воды". Чарльз неизбежно столкнется с серьезными проблемами. "Я не утверждаю, что он не сможет справиться, — сказала она. — Я просто имею в виду, что нам следует быть готовыми".

Потускневшая корона

Подготовка к смерти, особенно такой, которая может дестабилизировать нацию, — дело тонкое. Вот почему смертям в королевском доме присваивают разные кодовые названия. Смерть Елизаветы — это "Операция Лондонский мост". Но есть кое-что, что даже самые скрупулезные планировщики не смогут проконтролировать — кто станет преемником.

Когда умрет королева и до того, как кто-нибудь об этом объявит или до того, как будут спущены флаги, королем станет Чарльз. Он сразу же унаследует титулы и земли и станет главой королевской семьи, в которой снова царит сумятица. "Фирма" (так иногда называют королевскую семью) — далеко не новичок в спорах с таблоидами. Но ее члены потратили последние несколько лет на сопротивление "третьему рельсу" культурного духа времени.

После интервью Опры Уинфри с сыном Чарльза, принцем Гарри, и его женой Меган на королевскую семью посыпались обвинения в расизме. По словам Меган, еще до рождения ее сына Арчи один из членов семьи выражал "опасения" относительно его цвета кожи. Позже Гарри уточнил, что говорили об этом не королева или ее супруг, что спровоцировало новую волну гипотез о личности "расиста из королевской семьи".

Между тем младший брат Чарльза принц Эндрю доказывает, что быть членом королевской семьи вовсе не означает, что следует вести себя как член королевской семьи. Его лишили звания, статуса и жалования из-за связей с Джеффри Эпштейном, опальным финансистом, осужденным за сексуальные преступления. Ныне лишь 7% британцев положительно относятся к Эндрю, а в Шотландии и вовсе менее 4%.

А еще есть "Корона" от Netflix. Драматический сериал стримингового сервиса о королевской семье привлек еще больше внимания к разрыву Чарльза с его бывшей женой Дианой Спенсер, матерью Гарри и принца Уильяма, следующего в очереди на трон. С точки зрения пиара, шоу было "чертовой катастрофой" — признал в комментарии Politico член королевской семьи.

Мать и сын

Эти скандалы не коснулись королевы, но обязательно усложнят жизнь Чарльзу, который станет объектом пристального внимания, как только станет королем.

Принцу Уэльскому не хватает способности матери оставаться выше политической борьбы. Елизавета всегда культивировала репутацию беспристрастной королевы. Даже когда единство союза оказалось под угрозой в связи референдумом о независимости Шотландии в 2014 г., она ограничилась лишь выражением надежды на то, что "люди тщательно обдумают свое будущее".

В отличие от нее взгляды Чарльза на такие разные вопросы, как жилье и изменение климата, всем хорошо известны. Газета The Guardian вела десятилетнюю судебную тяжбу, чтобы заполучить нашумевшие "письма черного паука" (переписки Чарльза), названные так из-за того, что принц лоббировал в правительстве различные вопросы — от спасения исчезающих видов рыб до приказов по оборудованию для военных в Ираке и отлова барсуков с целью противодействия распространению патогенов в сельском хозяйстве. "И хотя он в последние годы держал их в секрете, ущерб, определенно, был, — отмечает Хэддон. — Он стал более осторожным, по крайней мере, на публике".

Возможно, Чарльз попытается скопировать дипломатические приемы королевы. "Она понимает тонкости [союза] лучше, чем кто-либо другой, — говорит Хэддон. — Она прекрасно понимает, что она не одна королева. Фактически, она — четыре королевы [Англии, Шотландии, Уэльса и Северной Ирландии]".

Так, на фоне шотландского референдума 2014 года националисты выступили за то, чтобы Елизавета осталась "королевой Шотландии", даже если страна попрощается с остальной частью Великобритании. "Ее Величество Королева станет главой государства", — говорится в проекте плана по обретению государственной независимости Шотландии, опубликованном в то время (помимо Великобритании, королева является официальной главой 15 других стран, включая Австралию и Канаду).

В телевизионных сериалах, во время общественных дискуссий, а также в средствах массовой информации формируется предположение, что хотя долгое правление и поведение королевы позволяют ей объединять народы Великобритании, неизвестно, удастся ли это же и Чарльзу. В частном порядке члены Шотландской национальной партии в парламентах Шотландии и Великобритании говорят, что этот вопрос разделил их партию, а смерть королевы, вероятно, естественным образом подтолкнет их к республиканизму. Партия зеленых Шотландии в свою очередь публично заявила о том, что будет добиваться демократического избрания главы государства.

Кабинетная политика

После смерти королевы Чарльз также станет главой Содружества, группы из 54 стран, которое корнями уходит в Британскую империю. Хотя эта должность не является наследственной, лидеры Содружества по просьбе королевы объявили в 2018 г. о том, что эта должность перейдет ее сыну. Но некоторые также утверждали, что Содружеству было бы лучше, если бы его члены могли менять свою позицию, тем самым соответствуя текущему уровню отношений друг с другом. "Это была упущенная возможность для модернизации, которая заставила беспокоиться о будущем Содрежуства", — сказал высокопоставленный дипломат одной из стран Содружества.

Но в больше всего дипломатических навыков королевы будет не хватать, собственно, дворцу, где ей по большей части удавалось сдерживать различные фракции. "Фирма" состоит из трех королевских семей: Букингемского дворца королевы, Кларенс-Хауса Чарльза и Кенсингтонского дворца Уильяма и его жены Кейт. Каждый из них самостоятельно ведет свою медийную деятельность и у каждого есть персонал — чрезвычайно лояльные бывшие дипломаты и чиновники, многие из которых большую часть своей жизни работают на одну королевскую семью. Такая практика, по мнению ученых и инсайдеров королевского дома, усиливает бункерный менталитет.

Между ними есть разногласия по поводу того, как пережить передачу власти: Кларенс-Хаус и Букингемский дворец отдают предпочтение более традиционной процедуре, а Кенсингтонский дворец стремится сформировать образ более современной монархии. Что сделает роль Уильяма более заметной.

По словам Роберта Хейзелла, профессора государственного управления и конституции в Лондонском университетском колледже, Чарльз также "весьма заинтересован в том, чтобы сократить количество членов королевской семьи", оставив в платежной ведомости лишь нескольких. "Чем она больше, тем выше риск того, что кто-то сойдет с рельсов", — пояснил Хейзелл. Это может стать причиной роста напряженности в семье. В тот день, когда Чарльз получит корону, единство "Фирмы" может рухнуть.

Мягкое регентство

Опасения относительно передачи власти настолько велики, что даже провоцируют обсуждение варианта с мягким регентством — предложить будущему королю Чарльзу передать часть своих обязанностей Уильяму, чья семья и более хорошие отношения с прессой принесут короне популярность, и при этом будут соблюдены правила преемственности династии.

Согласно проведенному в октябре опросу, британцы примерно поровну разделились во мнении в вопросе о том, кому следует занять место Елизаветы — Чарльзу или Уильяму. Но когда у них спросили, кто из этих двоих будет оказывать наибольшее влияние на будущее королевской семьи, 65% респондентов выбрали сына, тогда как отца — лишь 10%.

Традиционно регентство задействуют, если монарх молод или немощен и не может выполнять все функции лидера нации и главы государства. По словам Хайзелла, Чарльз и Уильям могли бы разделить между собой обязанности, тем самым создав неофициальное регентство.

При таком сценарии роль Чарльза как главы государства может быть относительно ограниченной. Участвуя лишь в важных мероприятиях вроде еженедельной аудиенции для премьер-министра и приема послов, король мог бы оставаться вне поля зрения общественности. Тем временем Уильям мог бы стать фактическим главой страны. Это та роль, которая. по словам Хейзелла, требует от монарха "быть на виду, чтобы ему верили". Это будет включать в себя выполнение обязанностей, изложенных в Придворном циркуляре: зарубежные поездки, участие в благотворительных мероприятиях, открытие крупных строительных проектов.

Источники Politico при дворе предположили, что такие механизмы, как мягкое регентство, уже обсуждались, хотя члены королевской семьи разделились во мнениях о том, следует ли его реализовывать и как.

Другими словами, на место Елизаветы потребовалось бы двое мужчин. А поскольку люди сомневаются не только в монархии, но и в стране, которая ее создала, королевской семье остается уповать на то, что двух наследников будет достаточно.

    Реклама на dsnews.ua