• USD 28.4
  • EUR 34.3
  • GBP 37.9
Спецпроекты

Эпидемия госизмен. Почему в России опасно разговаривать с иностранцами

О родине и о том, что ей очень легко изменить, российские власти вспоминают тогда, когда это им выгодно. А для их удобства в УК существует статья за госизмену, прописанная таким образом, что под следствием внезапно может оказаться любой

Depositphotos
Реклама на dsnews.ua

На фоне обилия международных событий последних дней остался незамеченным один весьма любопытный эпизод. На прошлой неделе представитель "Аэрофлота" в Великобритании Дмитрий Федоткин был арестован по подозрению в государственной измене.

Предатели поневоле

Ряд близких к Кремлю Телеграм-каналов сразу принялся высказывать предположения, что именно Федоткин мог рассказать британским спецслужбам. В частности, "Незыгарь" считает, что именно Федоткин передал МI-6 данные о перелетах "любителей готической архитектуры" "Боширова" и "Петрова", а также других сотрудников ГРУ – чем, фактически, признает правдивость сведений, появившихся в западных СМИ и так усиленно отрицаемых российским МИДом.

Ресурс "Взгляд", позиционирующий себя как деловая газета, в свою очередь, отмечает – бывший представитель "Аэрофлота" передавал спецслужбам Великобритании информацию об общественно-политической обстановке в России. При этом допуска к сведениям, содержащим гостайну, он не имел. Удивляться здесь нечему: 275-я статья Уголовного кодекса России сформулирована так, что совершенно любой человек, не имеющий никакого доступа к секретным сведениям, способен изменить родине, если оказал финансовую, материальную, консультационную или иную помощь представителям не только иностранного государства, но и иностранной или международной организации "в деятельности, направленной против безопасности Российской Федерации".

Что российские силовики в наши дни могут расценить как направленное против безопасности Российской Федерации действие, трудно представить даже в самых смелых мечтах. Теоретически, под эту статью может подойти даже ответ на вопрос иностранца, как пройти в библиотеку, если затем в этой библиотеке он скопирует газетную вырезку, разоблачающую коррупцию или иные беззакония российских чиновников, а то и просто неприглядную статистику.

Без шуток, именно этим авторы "Взгляда" и пытаются оправдать арест Федоткина, признавая, что его обвиняют в передаче сведений "не об "Аэрофлоте", не о коммерческих проектах или об особом устройстве какого-нибудь эксклюзивного авиационного прибора, а именно о том, как у нас политика и общество развиваются". По их мнению, обвинение в госизмене за аналитику (то есть за авторское мнение) об общественных процессах – шаг вполне оправданный.

Реклама на dsnews.ua

Таким образом, получается, что любой человек, имеющий свое мнение об общественных процессах в России и несчастье поделиться им с иностранцем, – это потенциальный "госизменщик", поскольку любого иностранца при желании можно назначить представителем другого государства, а общественно-политическая (а заодно и экономическая) ситуация в России настолько плоха, что позволить иностранцам ее узнать равносильно диверсии.

Вспомним, как в апреле 2017 года телеканал "Россия 24" обвинил известного американского русофила Луиса Маринелли в том, что он может быть агентом ЦРУ, поскольку, переехав на "новую родину", поселился не в престижном, а в "социально сложном" районе Екатеринбурга, и теперь раздает интервью "вражеским" американским телеканалам на фоне, цитата, "пейзажей неблагополучного района города", унылых пятиэтажек, грязного снега и нечищеных дорог.

Удобная статья

Справедливости ради стоит сказать, что не каждого россиянина, занимающегося общественно-политической аналитикой на международном уровне, общающегося с иностранцами или просто живущего в спальном районе обычного российского города, обвиняют в госизмене. Как это часто бывает с "резиновыми" статьями, их строгость компенсируется избирательностью исполнения.

Проще говоря, о родине и о том, что ей очень легко изменить, российские власти вспоминают тогда, когда это им выгодно. К примеру, обвинения в адрес Федоткина связывают с попытками ослабить позиции его бывшего начальника и нового главы министерства транспорта России Виталия Савельева – правда, не отрицая, что фигуранта нового дела с бывшим боссом связывало возможное участие и в коррупции, и в контрабанде.

Похожие подозрения выдвигаются и в отношении дела Ивана Сафронова, которое вполне может быть попыткой ослабить позиции его шефа Дмитрия Рогозина. Похоже, что попытки давления на отдельных высокопоставленных чиновников путем обвинений в госизмене их заместителей становятся обычной практикой. К слову, подобный же мотив некоторые обозреватели подозревают в деле бывшего топ-менеджера "Интер РАО" Карины Цуркан, обвиненной в шпионаже в пользу Молдавии.

Помимо сведения счетов, 275-я статья удобна для силовиков тем, что все материалы по ней автоматически засекречиваются, а потому обвинения очень трудно опровергнуть по существу.

К тому же подобные уголовные дела отлично вписываются в общую атмосферу паранойи в российских элитах и служат хорошим предостережением для тех, кто действительно подумывает о смене стороны. В свою очередь, силовики низшего уровня собирают свои бонусы от "невыразимой легкости госизмены", возбуждая уголовные дела в прямом смысле слова в отношении домохозяек и продавщиц, и тем самым зарабатывая себе новые звезды на погоны. Подобная практика уже привела к настоящей "эпидемии госизмен", зачастую с самыми абсурдными обвинениями.

Роковая смс и православный шпион

Самым резонансным таким делом стала история Оксаны Севастиди – простой продавщицы из Сочи, которая получила в 2016 году семилетний срок за госизмену из-за невинной смс семилетней давности. По словам матери Оксаны, ее дочь признали виновной из-за вполне обывательского ответа на вопрос мимолетного знакомого, данный в далеком 2008 году, еще до начала русско-грузинского конфликта.

"Оксана, у вас что, танки стоят на платформе?", – спросил в текстовом сообщении грузинский знакомый женщины, Тимур. "Раньше стояли, сейчас не знаю", – вполне банально ответила та, не обратив на вопрос никакого внимания, а впоследствии благополучно о нем забыв. И лишь спустя семь лет, в январе 2015 года к женщине нагрянули ФСБшники, обвинившие ее в шпионаже и работе на грузинские спецслужбы. После обвинительного приговора суда бабушка Оксаны, не выдержав страшного известия, скончалась от инсульта. После информационного резонанса Севастиди, уже начавшую отбывать реальный срок, помиловал президент, но она оказалась далеко не единственным человеком, попавшим в тюрьму на основании смс.

В 2018 году ФСБ обвинила супружескую пару из Калининграда Антонину Зимину и Константина Антонца в раскрытии личности ее действующего сотрудника. "Вина" Зиминой состояла лишь в том, что она выложила в соцсети фотографии с собственной свадьбы, на которой присутствовал ее знакомый ФСБшник. Самое пикантное в этой ситуации заключается в том, что и Зимина, и Севастиди имеют абсолютно провластные взгляды.

Говоря о делах, непосредственно связанных с Украиной, нельзя не вспомнить, пожалуй, самого откровенного шпиона в истории спецслужб, бывшего сотрудника Отдела внешнецерковных связей (ОВЦС) Русской православной церкви Евгения Петрина. По его собственным словам, Петрин являлся капитаном ФСБ, а после формального увольнения из органов продолжал работать в ОВЦС под прикрытием. Свою службу Петрин нес в Киеве, где общался с американцами, как он утверждает – чтобы втереться к ним в доверие.

В своих многочисленных письмах из Лефортово "православный чекист" сыпал обвинениями в адрес своих бывших коллег по ФСБ, упрекая их за то, что они не стали "ловить иностранцев" (американцев или канадцев) на территории иностранного же государства Украина. В тех же письмах новоявленный "Штирлиц" заявил, что "готов помочь изобличить и нейтрализовать угрозы Православию на Украине и выявить намерения уже известных людей и организаций", то есть прямым текстом вызывался снова ехать и шпионить в чужую страну. При этом мысль о том, что о его шпионском энтузиазме благодаря открытому характеру его писем прочитали как минимум десятки тысяч украинцев, ничуть не смущала Петрина.

Впрочем, можно предположить, что Петрин действительно работал на иностранные спецслужбы и всего лишь создавал себе образ "Штирлица" в глазах бывших коллег. Зная российские нравы, следует признать, что в его ситуации это был единственный эффективный, и, что самое важное, правдоподобный способ самозащиты.

Родные Петрина тоже старались изо всех сил и писали ему одну характеристику за другой, расписывая, как глубоко и преданно Евгений с юности любит Владимира Путина, и как спрашивал советов о жизненном пути у Владимира Жириновского.

При этом "служащему родине" по заветам Жириновского агенту (?) не помогли ни любовь к Путину, ни цитаты из Священного Писания, ни церковно-славянский слог некоторых писем, к примеру: "За дело свое, что по оказии моих деяний на работе расценили как внешне беззаконие перед Отчизной, не покаюсь, так как нет сего греха на мне". Не вдаваясь в богословские тонкости деяний Петрина, летом 2016 года Мосгорсуд приговорил его к 12 годам колонии строгого режима.

При этом непохоже, чтобы количество "притянутых за уши" дел о госизмене пошло на спад. Напротив, по мере нарастания турбулентности в российском обществе этот механизм становится еще одним эффективным способом запугивания и населения, и чиновников.

    Реклама на dsnews.ua