Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Уесть демократов и прищучить Иран. Сколько зайцев убьет Трамп, признав Голаны израильскими

Вторник, 26 Марта 2019, 14:07
Принципиальное сходство между Голанами и Крымом, увы, имеется на доктринальном уровне
Израильский флаг на Голанских высотах. Фото: East News

Израильский флаг на Голанских высотах. Фото: East News

В понедельник, всего через пять дней после своего твита о необходимости признания израильского суверенитета над Голанскими высотами, Дональд Трамп в присутствии Биньямина Нетаньяху, своего давнего приятеля и премьер-министра Израиля, подписал соответствующую президентскую прокламацию. Так что запись в микроблоге на поверку оказалась одновременно и пробным шаром, и анонсом. Интересное, к слову, ноу-хау нынешнего президента США, позволяющее без посредников и в реальном времени оценить общественные настроения и прикинуть возможные реакции. И потом официальное действие после такого уведомления становится не просто новостным поводом, а "вторым зарядом", усиливающим информационную волну.

Прокламация - не закон

Так, естественно, получилось и в этот раз. С минувшего четверга тема признания Вашингтоном израильской аннексии Голан является одной из топовых. Вот только позиция президента США в этом вопросе является хоть и весомой, но не, безусловно, определяющей. И даже его автограф на опубликованном в понедельник документе отнюдь не является точкой в истории - хотя новостные ленты, заявления различных официальных лиц и экспертное сообщество формируют именно такое представление. Скорее наоборот: Трамп своей подписью только инициировал процесс.

Дело в том, что в американской политической практике президентская прокламация - очень своеобразный инструмент.  Несмотря на то, что они считаются разновидностью директивы, в законодательной практике президентские прокламации нередко игнорировались в силу подчеркнуто символического характера - хотя порой приводили к важным политическим и историческим последствиям. В качестве примеров можно привести вашингтонову Прокламацию о нейтралитете, линкольнову Прокламацию об освобождении рабов, помилование уклонявшихся от призыва в годы Вьетнамской войны, подписанное Джимми Картером, или объявление Джорджем Бушем территорий, пострадавших от урагана "Катрина", зоной стихийного бедствия.

Так или иначе, без санкции Конгресса президентская прокламация не имеет юридической силы. Силу закона она обретает, если Конгресс примет соответствующий описанному в ней событию акт. Иными словами, на данный момент США не признали Голаны израильской территорией, хотя в прокламации Трамп и выступает от их имени. Справедливости ради стоит отметить, что Трампу есть на кого опереться: помимо вице-президента Майка Пенса и госсекретаря Майка Помпео, идею поддерживает ряд видных республиканцев, включая сенаторов Теда Круза, Кевина Крамера, Тома Коттона, Марка Рубио и Линдси Грэма.

Тем не менее и торги, и бои с демократическим лагерем обещают быть напряженными: он занимает все более антиизраильскую позицию. Во-первых, две единственные мусульманки в Конгрессе - Ильхан Омар и Рашида Тлаиб - получившие в прошлом году мандаты, баллотируясь от этой партии, открыто выступают за политику BDS (бойкот, отчуждение, санкции) в ответ на израильскую оккупацию палестинских территорий. Впрочем, они не самые влиятельные члены партии - однако за их плечами стоят и старшие товарищи. Сенаторы Берни Сандерс, Камала Харрис, Элизабет Уоррен и Кирстен Гиллибранд - все выразили поддержку Омар после ее критики Израиля. Соответственно, когда 10 марта республиканцы пытались принять резолюцию, осуждающую антисемитизм (прямой упрек на заявления Омар), демократы ее ослабили, включив в формулировку осуждение всех форм ненависти, включая исламофобию и превосходство белых. Во многом это результат огромной поддержки Омар на низовом уровне - фактор, с которым Демпартии приходится считаться.

Еще один показательный момент. Время для своей сенсации Трамп выбрал неслучайно, так же как и Нетаньяху - для визита в Вашингтон. В воскресенье в Вашингтоне началась ежегодная конференция AIPAC (Американо-израильского комитета по общественным связям) - важнейшее публичное мероприятие для еврейского лобби в США. Американского президента связывают с ним давние деловые и семейные связи, но речь не о том. Традиционно гостями этого мероприятия бывают как израильские, так и американские политики, видные сторонники Израиля из обеих партий.

Однако в этом году - вероятно, вследствие скандала с Омар - многие демократы, включая тех, кто заявил о намерении баллотироваться, решили пропустить конференцию. Восьмеро потенциальных кандидатов - упомянутые уже Сандерс, Харрис, Уоррен, Гиллибранд, а также Бето О'Рурк, Пит Буттигег, Джей Инсли и Джулиан Кастро - отказались участвовать в конференции, вроде бы в ответ на призыв правозащитной группы MoveOn. И хотя спикер Палаты представителей Нэнси Пелоси и лидер сенатского меньшинства Чак Шумер являются докладчиками на конференции, это не отменяет того факта, что отношение демократов к Израилю становится все более критическим. Что, к слову, дает команде Трампа еще один козырь для мобилизации избирателей. Обвинений его оппонентов в антисемитизме хватало и на прошлых выборах. На следующих же эта тема может сыграть еще сильнее. Тем более что теперь на нее накладывается выполнение обещаний, данных ранее представителям ядерного электората Трампа и реализация предвыборной программы-2016 - в частности, укрепление безопасности Израиля, перенос посольства в Иерусалим, переформатирование ближневосточной политики в целом.

Так что вопрос пересмотра статуса Голан является, вне сомнения, не просто фактором внутренней политики, но и подготовкой ко второму сроку. Что характерно - независимо от его шансов перейти в юридическую плоскость.

Большая сделка

Что же до политики внешней, то здесь есть несколько горизонтов событий. На поверхности лежит версия о попытке помочь Биньямину Нетаньяху на предстоящих 9 апреля парламентских выборах. Они для Биби будут довольно сложными из-за обвинений в коррупции. А американский президент и его семья имеют свои сантименты к Израилю и его нынешнему лидеру. Как уже писала "ДС", зять Трампа Джаред Кушнер - сын лидера еврейской общины Нью-Йорка, а его жена (горячо любимая президентская дочь) Иванка прошла гиюр. Да и с самим Нетаньяху 45-й президент США хорошо знаком еще с тех времен, когда тот имел адвокатскую практику в Нью-Йорке и работал с ним в одном здании. В этом контексте признание территориальных претензий еврейского государства на стратегические высоты выглядят максимумом, на который нынешняя американская администрация могла пойти в электоральной помощи Нетаньяху, не будучи при этом обвиненной во вмешательстве во внутренние дела стратегического партнера.

Остальное было отдано в опытные руки Биби, которые пока с задачей мастерски справляются, выдавливая максимум пиара из трамповского решения. Нетаньяху, разумеется, не забыл упомянуть, что столь мощная поддержка со стороны США - следствие их с Трампом дуэта (который от замены одного из участников, конечно, сломается). Впрочем, дело не только в словах. Нетаньяху подарил американскому коллеге вино с Голанских высот, что должно было показать прочность позиций его страны на спорных территориях. Вырастить виноград и сделать из него вино - дело не быстрое. Так что символическое вбивание "геополитического гвоздя" в вопрос Голан, стоит признать, - жест удачный.

Впрочем, Трамп, разумеется, не признается в намерении помочь "другу Биби". Тем более что здесь есть и второй горизонт, объективно не зависящий от их отношений: даже если бы Башар Асад захотел гарантировать Израилю безопасность его пограничья, то не смог бы этого сделать - как не может гарантировать многого из того, что обязан президент суверенной страны.

Сирийская Арабская Республика фактически прекратила существование как государственный механизм, а Иран прилагает немало усилий, чтобы воспользоваться образовавшимся вакуумом.

Сирийский правитель не в состоянии контролировать проиранские силы в стране: их активно поддерживает мощное лобби во главе с его родным братом Махером. Как следствие этой слабости, иранские "прокси" - в первую очередь Хизбалла - обосновались на сирийско-израильской границе.

Шансы, что Дамаск сумеет взять ситуацию под контроль, выглядят все более призрачно. Дальнейший распад представляется неизбежным. После много раз анонсированного, но никак не наступающего "окончательного разгрома ИГИЛ" восток Сирии, по всей видимости, будут контролировать поддерживаемые Западом курды. Турция окончательно отодвинет границу (под видом формирования зоны безопасности) на юг и будет менее склонна возмущаться десуверенизацией соседа (негоже протестовать против того, в чем сам соучастник). Тем не менее Анкара наверняка пойдет на обострение отношений с США и Израилем в краткосрочной перспективе: для режима Реджепа Эрдогана это прекрасная возможность заявить о себе как о светоче исламского мира и защитнике мусульман, аналогичная той, из которой он извлек максимальную выгоду после приснопамятного инцидента с "флотилией свободы" в 2010 г. На фоне не лучшего состояния экономики, углубляющегося кризиса в отношениях с ЕС и растущих амбиций регионального лидера в неоосманском стиле, "решение голанского вопроса" для Эрдогана - просто роскошный подарок.

Что же до остальных частей САР, там установится контроль России и Ирана. Причем последний будет иметь более весомое слово ввиду как географической близости, так и большего присутствия своих наземных формирований. Что, естественно, весьма сильно беспокоит не только Израиль и его заокеанского соседа, но и подавляющее большинство мусульманских стран.

Последнее обстоятельство нынешняя администрация США активно использует в своей ближневосточной политике. Ведь Лига арабских государств, в которой решительное слово принадлежит Саудовской Аравии, не особо активно возмущалась решению по Голанам именно из-за опасения усиления иранского влияния в регионе. Многие СМИ, конечно же, пишут и о том, что саудиты будут молчать еще и из-за нависающего над ними обвинения в убийстве оппозиционного журналиста Джамаля Хашогги, но арабские государства не слишком рьяно протестовали и во время переноса американского посольства в Иерусалим, которое произошло до инцидента в Стамбуле.

Им становится все более выгодным закрыть глаза на американо-израильскую политику на Ближнем Востоке. И не только в страхе перед усилением Ирана. Они устали от необходимости заступаться за палестинцев, которые становятся все менее полезны: арабские монархии предпочитают находить общий язык с Израилем. К тому же палестинцы чаще грызутся не с Израилем, а между собой: ФАТХ, управляющий палестинской общиной Западного берега Иордана, враждует с ХАМАС, контролирующим сектор Газы (у последнего, кстати, недавно еще и добавилось проблем в виде социальных протестов населения подконтрольной территории). В таких обстоятельствах выгоднее, попротестовав для поддержания реноме, продолжать развивать весьма желанные для них экономические отношения с Израилем и США, которые, "угомоняя" палестинцев, сдерживают и усиление Ирана на Средиземноморском побережье.

То есть Трамп, делая резкие, казалось бы, шаги на Ближнем Востоке, просто использует весьма благоприятный момент для большой сделки, которая, по его словам, может помочь окончательно договориться всем сторонам всего спектра ближневосточных конфликтов (за исключением, конечно же, Ирана, но сдерживание именно его политики было определено как главный внешнеполитический приоритет трамповской администрации). Собственно, черты этой сделки проступили еще в 2017-м, когда Трамп заговорил о переносе посольства в Иерусалим и радикально урезал объем финансовой помощи Палестине: отказ от плана разделения государств, принуждение к миру палестинцев путем лишения их арабской поддержки плюс обеспечение безопасности Израиля с Севера (Хизбалла имеет серьезные позиции не только в Сирии, но и в Ливане). Кто знает, возможно, реализация этого плана и поможет ему добиться номинирования на Нобелевскую премию мира, упущенного ввиду неуступчивости Ким Чен Ына на вьетнамском саммите.

Тем не менее для Украины эта история ничего хорошего не обещает. Скорее даже наоборот. МИД РФ (точно так же как и дипломатическая служба Европейского Союза) не поддержал решение Трампа о признании Голанских высот территорией Израиля. Однако обращает на себя внимание одна деталь. Если европейские дипломаты заявили об отсутствии намерений признавать отход еврейскому государству спорных земель, то российские пока ограничились констатацией того, что "это может привести к новому витку напряженности", оставив за собой возможность изменить отношение к захвату территории суверенного государства (пусть даже и союзника), если это поможет в решении главной современной задачи Кремля - признании "Крымнаша". А о наличии у россиян надежд на то, что трамповское решение приблизит их к этой цели, свидетельствует появление разнообразных рассуждений о "добровольности" присоединения, "референдуме" и очередной порции вранья о "бескровности" аннексии.

О том, что во время захвата АРК погибло двое украинских военных, и о том, что с территории Крыма РФ никто не обстреливал (в отличие от территории Голанских высот, с которых постоянно "прилетало" Израилю), они скромно умалчивают. Впрочем, это детали. Принципиальное же сходство между Голанами и Крымом, увы, имеется на доктринальном уровне. Голаны Израилем, а Крым Россией воспринимаются как форпост, обеспечивающий безопасность и выживание государства. В конце концов, захват территорий не столько ради ресурсов, сколько ради удаления границ от государственного "ядра" характерен для обоих государств. Хотя в нынешнее время у Израиля, стоит отметить, для этого куда больше оснований, чем у России. Но Москву подобные мелочи не заботят. В отличие от перспектив голанского прецедента.

Больше новостей о событиях за рубежом читайте в рубрике Мир