• USD 26.9
  • EUR 30.5
  • GBP 34.1
Спецпроекты

Хороший Гитлер. Зачем Путин Зеленского к Порошенко приравнял

В Москве не увидели в Зеленском фигуры, способной откатить Украину до состояния УССР
Фото: tvc.ru
Фото: tvc.ru
Реклама на dsnews.ua

Надежды Владимира Зеленского разглядеть во взгляде Владимира Путина хотя бы каплю теплоты в очередной раз не оправдались. Москва претендует на единоличное право утверждать подходящего ей президента Украины и не видит Зеленского в числе возможных кандидатур.

За неделю до парада в Москве, анонсированного на 24 июня, в американском издании The National Interest вышла статья The Real Lessons of the 75th Anniversary of World War II за подписью Владимира Путина. На следующий день после ее выхода русский оригинал статьи под немного другим названием "75 лет Великой Победы: общая ответственность перед историей и будущим" появился и на сайте президента России Kremlin.ru.

Акценты, таким образом, были расставлены с предельной точностью: "коллективный Путин" адресовался к западным политикам (притом ко всем сразу) как провластным, так и оппозиционным, отчего и прибег к форме открытого письма. Одновременно, выдержав протокольную паузу, чтобы ясно обозначить адресатов, он проинформировал о своем обращении сравнительно узкий круг статусных читателей Kremlin.ru. Побочный эффект в виде обсуждения, толкования, оспаривания и высмеивания растащенного на цитаты текста, Кремль совершенно не волновал. В окружении Путина справедливо полагали, что от публичных обсуждений его обращения, тем более в СМИ пост-СССР и пост-СЭВ, ничего не зависит. Текст предназначался тем, кто принимает политические решения, и содержал предложения Кремля о возможных формах сотрудничества с Западом и способах преодоления нынешних разногласий. Очевидно, что адресаты послания обсуждать его публично заведомо не стали бы.

Что же предлагает Путин? По сути, его предложения сводятся к возвращению ялтинского статус-кво, но на обновленной основе. В рамках этих предложений бывшие советские республики в западной части СССР подлежат возвращению в московскую орбиту. Речь при этом идет в первую очередь об Украине как об источнике наибольшего числа проблем между Россией и Западом, но также о Беларуси, Молдове и, возможно, о Грузии. Но в первую очередь все-таки об Украине.

Легитимировать это возвращение должна реинституализация России в статусе "страны-победительницы германского фашизма", поддержанная Западом. Конечно, СССР одержал победу не в одиночку, и Москва не отрицает этого, но Запад должен вновь подтвердить ее ключевую роль, снять вопросы о предвоенном союзе с Гитлером и позволить современной России натянуть на себя френч генералиссимуса-победителя, хранившийся в нафталине со времен СССР. Взамен Москва гарантирует Западу твердый порядок на контролируемом ей пространстве: отсутствие войн, беженцев и иных потрясений, а также защиту западных экономических интересов. Важнейшим инструментом обеспечения такой стабильности должно стать обнуление российской конституции, закрепляющее абсолютную власть Путина. Западу предлагается отнестись к этому шагу с пониманием, приняв во внимание российскую специфику.

В дальнейшем в интервью для фильма "Россия. Кремль. Путин" на телеканале "Россия-1" российский президент уточнил свою позицию, изложенную в статье, сделав два важных замечания. Во-первых, он заявил о де-факто нелегитимности выхода союзных республик СССР из его состава в связи с тем, что "если та или иная республика вошла в состав Советского Союза, но получила в свой "багаж" огромное количество российских земель, традиционных российских исторических территорий, а потом вдруг решила выйти из состава Союза", то ей следовало выходить "с тем, с чем пришла", без "подарков от русского народа". А во-вторых, по его словам, у Москвы нет никаких разногласий с Украиной, а есть лишь разногласия с украинской властью. "Мы ведь не поругались с Украиной, у нас разошлись взгляды с теми, кто сегодня находится у власти на Украине. А Украина, украинский народ как был нашим братским народом, так и останется на века", - заявил Путин.

Иными словами, Путин сделал ясную заявку на исключительно российскую, а не паритетную с Западом процедуру формирования украинской власти, и указал на то, что Владимир Зеленский не устраивает его в той же степени, в какой не устраивал Петр Порошенко. Причины тому, разумеется, разные, но суть не в них, а в позиции Кремля.

Более всего эта позиция напоминает предложения, привезенные в Англию Рудольфом Гессом: "Германии - Европа, Британии - ее империя". Но если миссия Гесса завершилась провалом, то у "миссии Путина" есть серьезные шансы вызвать позитивный отклик.

Причин тому несколько. Во-первых, Россия с успехом продолжает модернизацию: раздел на Россию-архаичную, максимально изолированную от мира территорию с формальным статусом независимого государства, и Россию-ТНК - глобальную акционированную структуру, тесно переплетенную с западными корпорациями, и управляющую российскими ресурсами преимущественно из-за пределов территориальной России. Такая реструктуризация, будучи доведена до логического завершения, до которого, к слову, остается совсем немного, позволит Москве успешно сотрудничать как с глобалистами, так и с антиглобалистами, маневрируя между ними и примыкая к усиливающемуся лагерю. А поскольку противостояние внутри западных элит сейчас находится в периоде обострения, российские предложения выглядят своевременными для обеих сторон. Настолько своевременными, что Кремль может даже сыграть на повышение своих акций, пользуясь их обострившимся соперничеством в глобальном споре.

Несмотря на определенные трения между Москвой и Западом, такое сотрудничество уже выстраивается и шаг за шагом углубляется. Дожимать Россию, доводя ее до капитуляции и жесткого внешнего управления, "коллективному Западу" нет ни малейшей нужды. Ему во всех отношениях выгоднее разрешить ряд второстепенных споров, возникших в ходе российского реформирования, и выставить ряд своих условий - к примеру, о сворачивании тайной деятельности Кремля западнее границы бывшего СЭВ. Кроме того, должны быть соблюдены и определенные протокольные условности - о чем, в частности, упомянул США Майк Помпео в Facebook Госдепартамента США. "Россия должна прекратить свои репрессии против тех, кто в оппозиции к оккупации, отпустить несправедливо заключенных украинцев и вернуть Украине полный контроль над полуостровом. Крым - это Украина", - написал Помпео.

Но сможет ли Россия вернуть Крым Украине и захочет ли это сделать? Несомненно, и сможет, и захочет, но только в обмен на полный контроль над Украиной в целом.

Любопытно, что заявлению Помпео предшествовал комментарий Зеленского по Крыму, прозвучавший в интервью "Украинской правде": "Стыдно будет русскому народу через несколько лет о том, что получилось. К сожалению, именно так. Без возврата Крыма не будет единения и возможности нормально, откровенно, дружески общаться между украинским и российским народами, будущим поколениям. Это невозможно. Поскольку мы соседи, мы "живем в этой квартире" и никто переселяться не будет".

Но в Москве, как следует из приведенной выше путинской фразы, не увидели в Зеленском фигуры, способной откатить Украину до состояния УССР, отведя ему переходную роль, между Петром Порошенко, державшим курс "прочь от Москвы" и условным "Янукучмой", которого Кремль, изучив его анкету, наделит полномочиями де-факто губернатора Малоросского края.

А во-вторых, как показали выборы в Украине и в Молдове, и как они (с огромной долей вероятности) покажут и в Беларуси, большинство избирателей в этих странах поддержат возврат в СССР, проголосовав за ностальгически-советских персонажей. И этот выбор Запад не может не принять во внимание.

Таким образом, при определенной гибкости, проявленной Москвой, предложение Путина может быть принято. История повторится, поскольку европейские новости сегодня похожи на события 80-летней давности, завершившиеся Второй мировой войной. Но повторится лишь отчасти, обретя другой финал, благодаря разумной готовности нового кандидата в Гитлеры удовлетвориться меньшим, предложив большие выгоды.

Что же касается ситуации внутри России и перспективы смены власти, то и тут никаких признаков грядущих перемен не наблюдается. Разговоры о том, что уход Путина близок, а с ним начнется и эрозия путинизма, исходят от людей, не понимающих ценностей и устремлений русского народа. Путин уже достиг статуса Мессии, из которого возможно только обожествление и вознесение. Пост президента для него, определенно, тесен, зато вопрос о способах сакрализации - весьма актуален. И если даже Путин сохранится на посту президента после 2024 г., то лишь для того, чтобы, пребывая в статусе Великого Вождя и Отца российского народа, иметь протокольную возможность общаться напрямую и на равных с главами других государств.

Состояние здоровья реального Путина при этом тоже не имеет большого значения. Институт двойников позволит закрыть все вопросы в этой сфере на неопределенно долгий срок. Единственным риском для российского проекта сотрудничества с Западом, связанным с уходом реального Путина, останется в этом случае конфликт в Кремле вырвавшийся наружу в процессе передачи власти от "коллективного Путина" к "коллективному Послепутину", когда реальный Путин все-таки уйдет. Но и его вероятность (при завершении трансформации России на внутреннюю и глобальную) будет сведена к минимуму.

Реклама на dsnews.ua