Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Искусство как динамит. Чем окончатся скандалы вокруг Нобелевских премий

Суббота, 14 Декабря 2019, 14:00
Шведская Академия, вручающая "нобелевки" по литературе, второй год подряд оказалась в центре скандала. Причем оба раза по причинам, с литературой не связанным
Фото: newsmd.md

Фото: newsmd.md

Очередное вручение Нобелевской премии по литературе обернулось очередным же громким скандалом. Напомню, что в мае прошлого года премию решили не присуждать из-за мужа члена Шведской Академии Катарины Фростенсон Жана-Клода Арно,  привлеченного к суду за изнасилование 18 женщин в рамках кампании Me Too. Арно был, среди прочего, уличен в том, что 12 лет назад, в 2006-м, на мероприятии, организованном Шведской академией, опробовал на упругость рельефные части шведской кронпринцессы Виктории, а та не возражала, расценив происходящее как перформанс, но по прошествии лет все вдруг предстало в ином свете.

Хотя дело Арно было явным абсурдом, родившимся на волне поветрия "посади бывшего своего", суд в итоге признал его виновным по двум эпизодам (а остальные 16, выходит, клевета?) и приговорил к штрафу и двум с половиной годам заключения. Но, во-первых, это случилось уже в декабре 2018-го, а, во-вторых, связь между приговором и присуждением Нобелевской премии по литературе представляется сомнительной. Ведь жену Арно, Катарину Фростенсон, которая была причастна к ее присуждению, никто в изнасилованиях не обвинял.

Тем не менее, два академика, шокированные ужасным известием о злодействах Арно, немедленно вышли из состава Академии, а еще четверо, включая  Фростенсон, прекратили участие в ее заседаниях.  В результате в Академии осталось всего 11 литераторов, в то время как для выбора лауреата Нобелевской премии по уставу необходим минимальный кворум в 12 человек. И тогда премию за 2018-й решили присудить годом позже.

Но, чтобы не обмануть ничьих ожиданий, в 2018-м была учреждена одноразовая Новая академия, свободная от уставных ограничений, которая и выбрала лауреата Альтернативной Нобелевской премии по литературе. Им стала 81-летняя на тот момент Мариз Конде, урожденная Буколон, родом из французской Гваделупы, пишущая на французском и английском языках и награжденная за "исследование эпохи колониализма, изучение ценностей доколониального времени и культурного наследия Африки и традиций народов континента".  Средства на награду, схожую с Нобелевской (медаль, диплом, 1 млн. шведских крон) были пожертвованы от частных лиц и организаций. Наградив Конде, Новая академия самораспустилась.

Казалось бы, инцидент исчерпан, и новый, 2019 год, пройдет спокойно. Но, увы,  Шведская Академия влипла в новый скандал. Хотя справедливости ради надо заметить что награждение за 2018 год прошло уже спокойно. Номинанткой стала польская писательница и поэтесса Ольга Токарчук "за воображение повествователя, которое с энциклопедической страстью представляет пересечение границ как форму жизни"

А с премией за 2019-й возникли проблемы. Ее присудили австрийскому драматургу Петеру Хандке  "за влиятельную работу, в которой с лингвистической изобретательностью он исследовал периферию и специфику человеческого опыта". Но Хандке известен своими симпатиями к Сербии и к Слободану Милошевичу. Его присутствие на похоронах Милошевича в 2006 году и речь, произнесенная там, стали причиной скандала, в результате которого Хандке был вынужден отказаться от премии Генриха Гейне из-за начавшейся травли. Любопытно, что премию ему тогда присудили за то, что он, "своенравно, как Генрих Гейне, идет в своих произведениях по собственному пути к открытию правды".

Естественно, что присуждение Хандке Нобелевской премии тоже вызвало скандал, причем он был абсолютно предсказуем. Последнее очень важно. Независимо от согласия или несогласия со взглядами Ханке, которые, в очень упрощенном виде, преподносят как "просербские и антиисламские" (хотя в действительности все обстоит сложнее, о чем не раз говорил и сам Хандке, поясняя свою позицию), присуждение ему Нобелевской премии говорит о способности Шведской Академии идти на конфликт, отстаивая свою точку зрения. Это выгодно отличает  ее от большинства современных европейских институций, к примеру, от Норвежского Нобелевского комитета, с его безликими и компромиссными награждениями, не вызывающими даже скандала. Последний по времени скандал в этой номинации был связан с награждением покойного Лю Сяо Бо в 2010-м.  С тех пор там воцарились очень подозрительные тишь да гладь.  

Такая решительность была особенно неожиданна после рептильного, в угоду моде и молве, и совершенно абсурдного скандала 2018 года. Так что обновление состава пошло Шведской Академии сильно на пользу.

Что касается протестов, то они отразили сербо-мусульманское противостояние, которое несколько ушло под спуд, но никуда не исчезло. Разумеется, это уже чистая политика, о литературе там нет и речи. Речи нет и о реальной позиции Хандке, который не отрицает всех подряд военных преступлений, совершенных сербской стороной. Он лишь утверждает, что часть обвинений была сфальсифицирована, что аналогичные действия совершали обе стороны, что Милошевич был загнан в узкий коридор возможностей, а сербов в итоге сделали козлами отпущения.  Справедлива такая точка зрения или нет, можно поспорить. Но объективная оценка распада Югославии - отдельная тема, а сейчас речь о литературе. Сам Хандке не стал отвечать на обвинения в свой адрес, а в Нобелевской лекции  не упомянул о войне на Балканах.

Так вот, если говорить о литературе, то политический бойкот в этой истории - гость из другого изменения. Никаких сомнений в том, что Хандке-писатель награжден по праву в плане литературной критики не прозвучало. Тот факт, что из-за несогласия с его политическими взглядами несколько сот демонстрантов в Стокгольме вышли протестовать, а Турция, Албания и Косово официально бойкотировали церемонию вручения премии , можно рассматривать скорее как бонус: возможно, скандал побудит кого-то, ранее незнакомого с творчеством Хандке, с ним ознакомиться - и восхититься, или, напротив, возмутиться. И даже написать под впечатлением прочитанного что-то свое в ответ, возможно, даже талантливей и убедительней. Собственно говоря, это и есть литературная полемика.

Но одно высказывание по поводу награждения Хандке все же заслуживает внимания. Президент Турции Реджеп Эрдоган, критикуя награждение по телевидению, заявил, что "Нобелевская премия не имеет никакой ценности". И, надо признать, что если заменить слово "никакой", на слово "абсолютной", то с ним можно согласиться: да, Нобелевская премия, причем ни по одной из номинаций, включая естественные науки, не имеет абсолютной ценности. Это просто набор мнений жителей Швеции (или Норвегии, если речь о премии Мира) с высоким социальным статусом в своих странах, которые по умолчанию считаются достаточно компетентными, чтобы судить о степени важности того или иного поступка, произведения искусства или научного открытия. Мнение, необязательное ни для кого и подкрепленное только премией, учрежденной человеком, разбогатевшим на продаже взрывчатых веществ, причем трудно сказать, учрежденной из каких побуждений. Во всяком случае, версия тонкого троллинга, растянутого более чем на век, выглядит не хуже других.  

Так вот, если Реджеп Эрдоган считает, что этот набор мнений зачастую неверен, весь целиком или в отдельной области, то что мешает ему учредить Эрдогановскую премию и пафосно вручать ее раз в год? Затраты, в принципе, копеечные. Пиар можно раскрутить от противного, упирая на принципиальное несогласие. И почему Китай, недовольный премией, присужденной Лю Сяо Бо, не учредил Маоцзедуновскую премию Мира? Хорошо, пусть Конфуцианскую - что помешало?  И что мешает воинствующим зеленым скинуться и наградить Грету Тунберг?  А Путину - награждать Путинской премией бандитов из ОРДЛО и каких-нибудь полезных африканских людоедов за неоценимый вклад в дело мира, прогресса и кулинарии? Была же Сталинская премия, и даже кое-кого за пределами СССР ей наградили. Правда, иностранцев ей награждали вяло - но лишь потому, что не было поставлено такой задачи. Прикажи товарищ Сталин выстроить в очередь за ней мастеров мировой культуры - и их бы выстроили, пусть и не всех подряд, но в достаточном количестве. Вспомним, что Бернард Шоу, лауреат Нобелевской премии по литературе 1925 года, "за творчество, отмеченное идеализмом и гуманизмом, за искромётную сатиру, которая часто сочетается с исключительной поэтической красотой", из штанов выпрыгивал, клянясь, что нет в Украине никакого Голодомора. Вот каких замечательных результатов можно добиться при правильном подходе.

Появление альтернативных премий с претензией на равенство Нобелевской более чем вероятно, причем может случиться уже очень скоро. И это будет эффективнее любых скандалов. А мы окажемся в очередном тумане, среди множества маяков, большинство из которых будут ложными, а единственной компасом будет наше собственное мнение. Что, наверное, неплохо для тех, кто сможет себе его позволить. Тем более, что и единственный Нобелевский маяк вовсе не гарантирует верного направления.

Больше новостей о событиях за рубежом читайте в рубрике Мир