Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Язык и вера меньшинств. Что позволено Парижу, не позволено Киеву?

Четверг, 20 Февраля 2020, 10:00
Францию закроют для иностранных учителей и имамов
Фото: aljamila.com

Фото: aljamila.com

Эмманюэль Макрон на фоне острой полемики вокруг пенсионной реформы, выражающейся в том числе в массовых акциях протеста, по сообщениям французской прессы, долго готовился, советовался с экспертами, затем выдохнул и... объявил войну "политическому исламу". Сделал он это в Мюлузе, втором крупнейшем городе бывшей провинции Эльзас, где проживает немалая община мусульман, в основном турецкого происхождения.

В Мюлузе также строится крупная мечеть Ан-Нур. Формально - за счет частных пожертвований из Катара. Однако неформально во Франции бытует версия, что за строительством Ан-Нур, как и большей части из 140 проектов финансирования мечетей, школ и исламских центров, стоят "Братья-мусульмане".

С такими утверждениями в своей изданной в апреле 2019 г. книге Qatar Papers, в частности, выступили журналисты Кристиан Шено и Жорж Мальбруно. Они утверждают, что "Братья-мусульмане" контролируют десятую часть мечетей во Франции и с их помощью осуществляют религиозную пропаганду. В расследовании Шено и Мальбруно также говорится, что, помимо Катара, "Братьев" как "религиозную мягкую силу" используют Турция и Саудовская Аравия.

Потому выбор Макроном именно Мюлуза для провозглашения начала своего крестового похода очевиден. Лидер Пятой республики условно разделил его на два вектора. Первый касается образования и языка, второй - внешних влияний на французских мусульман.

Так, Макрон сообщил, что с сентября текущего года, то есть с начала учебного года, будет упразднена программа факультативных курсов для детей иммигрантов на иностранных языках (ELCO), которые проводят учителя из других стран. Всего в этой программе ежегодно участвуют 80 тыс. студентов, а учителей присылали девять государств: Алжир, Хорватия, Испания, Италия, Марокко, Португалия, Сербия, Тунис и Турция. Программу заменят на новую - EIL, в рамках которой иностранные преподаватели должны будут говорить на французском языке, а их деятельность будут проверять регуляторы.

"Мне не нравится идея, что в школах республики могут учить, не опираясь на национальную систему образования. Мы также не контролируем программы, которые они преподают ученикам. Мы не можем учить вещам, которые явно несовместимы ни с законами республики, ни с историей. С начала нового учебного года в сентябре 2020-го преподавание на иностранных языках будет отменено", - цитирует его Le Figaro.

На это согласились восемь из девяти стран-участниц. Сопротивляется лишь Турция. Именно в ее отношении выразил недовольство французский президент в Мюлузе, заявив, что Франция больше не будет принимать имамов из Турции, Алжира и Марокко и допускать, собственно, в мечети. Таковых, как пишет Le Point, в рамках двусторонних соглашений насчитывается около 300. На постоянной основе в мечетях Франции работают 150 имамов из Турции, 120 - из Алжира и порядка 30 - из Марокко.

Их деятельность французский президент связал с "исламским сепаратизмом" из-за упомянутой выше "религиозной пропаганды" со стороны "Братьев-мусульман". Также Макрон объявил, что законы религии не могут стоять выше законов республики (заяви нечто подобное президент Украины, и это определенно не лучшим образом отразилось бы на его рейтинге).

Французский лидер свел воедино "политический ислам" и вмешательство иностранных государств, а именно Турции, во внутренние дела страны через имамов и учителей. "На французской земле не могут действовать законы Турции", - заявил Макрон, призвав Реджепа Тайипа Эрдогана по примеру короля Марокко Мухаммеда VI и президента Алжира Абдельмаджила Теббуна принять доводы Парижа касательно преподавания на турецком языке и отправки имамов во Францию. "Импортируемых" в Париже хотят заменить на выпущенных "отечественными производителями". По словам Макрона, во Франции будут обучать больше имамов.

Ctrl+C, Ctrl+V

Очень символично, что об этом он заявил именно на территории бывшей провинции Эльзас, которая была частью Первого рейха - Священной Римской империи, а также входила в состав Германии в конце XIX - начале XX в. Символично, поскольку ничего оригинального в свою реформу Макрон не привнес, скопировав немецкие наработки. В Берлине уже несколько лет обсуждалось обучение имамов на территории непосредственно Германии с целью заменить ими иностранных священнослужителей. И 21 ноября на деньги МВД был запущен пилотный проект этой программы.

И все же мюлузские заявления президента Франции следует воспринимать и в контексте геополитики. Его выпады в адрес Анкары очень своевременны, если учесть нынешнюю эскалацию в Ливии, где Ливийская национальная армия "друга Кремля" Халифы Хафтара, которого также негласно поддерживает и Париж, перешла в наступление на Триполи, где заседает международно признанное правительство Фаиза Сараджа. В ходе этого наступления обстрелу в порту ливийской столицы подверглось турецкое судно, на борту которого, по утверждению представителя непризнанного правительства, якобы находилось оружие.

Это значит, что Россия через своих прокси пошла на обострение отношений с Анкарой, с которой не может поделить Сирию и Ливию. Не в ладах с Турцией из-за этих двух стран и Франция. Таким образом, Макрон в очередной раз играет на стороне России, хотя преследует, безусловно, собственные интересы. Безуспешно пытаясь провести либерально-экономические реформы в насквозь социалистическом французском обществе, Макрон стремительно теряет рейтинг, а компенсировать потери лидер Пятой республики пытается за счет внешнеполитических завоеваний в качестве уже лидера всей Европы. Ну, или их имитации.

При этом Макрон не изобретает велосипед, а попросту копипастит немецкие проекты или же продолжает дело своих предшественников. Как и в случае с попытками ослабить функционал "Восточного партнерства", нынешний глава Франции пошел по стопам Николя Саркози и Жака Ширака. Своего рода культурно-социальная реструктуризация ислама во Франции - это далеко не новая фишка. Еще в 2016 г., после убийства священника Жака Амеля в Сент-Этьен-дю-Руврэ, тогдашний премьер Мануэль Вальс рассуждал о пересмотре отношений между государством и исламом, приоритете светских законов, противодействии радикализации французских мусульман и т. п. И так же тогда французские законодатели настаивали на контроле над имамами - не на эмбарго, правда, а на создании своего рода профсоюза с прозрачным финансированием.

Объявленная же на этой неделе Макроном борьба с "политическим исламом" и влиянием Турции - не более чем переключение внимания французов на внешнего врага, который может стать внутренним, - исламского сепаратиста. И уже становился: можно вспомнить нападение на "Шарли Эбдо" и теракты 13-14 ноября 2015 г. в Париже. Беспроигрышный вариант, который базируется на подогревании национализма на почве религиозной и языковой нетерпимости.

Кстати, о национализации образования. Будет ли кто-либо упрекать Париж в нарушении прав национальных меньшинств, как Венгрия и Россия поступают в отношении Украины, регулярно подкармливая истерию вокруг попыток Киева обеспечить обучение на государственном языке? Или что можно французу, нельзя украинцу?

Если же взглянуть на происходящее во Франции глобальнее, Макрон сегодня, взывая к созданию сильных местных общин с одинаковыми правилами для всех, выстраивает де-факто идеологический коммунитаризм. Хотя сам президент Франции говорит, что само это слово (коммунитаризм) ему не нравится, но сути это не меняет - Эмманюэль Макрон играет в моральный, общественно-религиозный консерватизм и либерально-экономическую политику.

Больше новостей о событиях за рубежом читайте в рубрике Мир