Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

"Месть ублюдков". Что в Белом доме сделают с McKinsey, которая неправильно оптимизировала ЦРУ и АНБ

Среда, 10 Июля 2019, 07:55
По словам почти дюжины нынешних и бывших сотрудников американской разведки, "капитальный ремонт", затеянный флагманами консалтинга, деморализовал спецслужбы США
Фото: McKinsey/Flickr

Фото: McKinsey/Flickr

Президент Трамп отчасти по идеологическим и даже личным причинам развернул в США масштабную ревизию деятельности спецслужб. По итогам этой ревизии выяснились крайне странные вещи. Возможно, отчасти побудившие министра обороны Германии Урсулу фон дер Ляйен воспользоваться замешательством вокруг кандидатуры Франса Тиммерманса и сменить нынешний пост на должность главы Еврокомиссии - пусть и всего на два года.

Сломанный Бундесвер

Здесь стоит упомянуть эпизод с германским военным ведомством, всплывший на поверхность в феврале этого года. Пытаясь разобраться с проблемой неэффективности как модернизации, так и функционирования Бундесвера, ведомство уже практически бывшей министра обороны заплатило сотни (!) миллионов консультантам из McKinsey и Accenture, чтобы те нашли какой-то выход из положения, но воз и ныне там.

История, стоит сказать, знакомая многим странам, правда, в основном развивающимся (например, нашей, в которой McKinsey консультировала курс реформ Виктора Януковича). К слову, в Бундестаг было внесено предложение расследовать многолетнюю коррупцию в германском военном ведомстве. Между прочим, фон дер Ляйен возглавляла министерство с 2013 г. (то есть почти шесть лет!). Поэтому, например, в оппозиционной Партии свободных демократов считали, что если ей не удастся разгрести завалы, то стоит поставить вопрос о политической ответственности. Но, по-видимому, немцам придется подождать - или нового министра, или новых выборов. А мучиться предстоит другим - и вот почему.

Теперь, когда с 1 ноября фон дер Ляйен возглавит ЕК, вопрос неэффективности Бундесвера в Германии, по-видимому, заглохнет. Однако проблема с таинственной McKinsey состоит как раз в том, что, заглохнув в одном месте, она возникает в другом. Теперь на McKinsey жалуются уже в американском разведсообществе - в ЦРУ, Агентстве по национальной безопасности и Директорате по разведке. Американские разведчики считают, что программы оптимизации, разработанные компанией, сделали их менее эффективными.

Как пишут в своей статье обозреватели Politico Наташа Бертран и Даниель Липпман, за последние четыре года McKinsey привлекалась для реструктуризации специальных ведомств, чтобы улучшить "время отклика и внутреннюю коммуникацию". Это крайне любопытный феномен. Причем по двум причинам. Первая - насколько вообще применим весь этот корпоративный жаргон в отношении специальных служб? Вторая - не объясняется ли низкий КПД работы американской разведки в последние нескольких лет именно "оптимизацией"?

По словам почти дюжины нынешних и бывших должностных лиц ЦРУ, АНБ и Канцелярии директора Национальной разведки (ODNI), которые либо сами были свидетелями реструктуризации, либо знакомы с проектом, многомиллионный "капитальный ремонт" деморализовал многих сотрудников в спецслужбах США.

По их мнению, McKinsey "помог" лишь усложнить устоявшуюся линейную цепочку командования, замедлил проекты и предложил простецкие решения для служб с уникальной внутренней культурой. Неясно, сколько компания получила за эту работу, но общая сумма составила не менее $10 млн. В особенности примечательно (притом что Запад долбит Украину прозрачностью государственных закупок) то, что некоторые многомиллионные контракты McKinsey были заключены без проведения конкурентных тендеров.

Частично все эти реорганизации, которые в свое время любили устраивать в западных спецслужбах советские "кроты", привели к тому, что агенты и аналитики разочаровывались в своих попытках противостоять все более быстрым и сложным угрозам. Ведь в это же время Россия запускала малобюджетные кампании дезинформации, которые за секунды охватывали тысячи людей в социальных сетях, китайские хакеры грубо крали правительственные записи, террористы перешли к зашифрованным сетям, а Северная Корея скрыто наращивала свою ядерную программу.

На контрасте некоторые проекты в АНБ были сокращены или отложены из-за недовольных "реформами" сотрудников, покидающих агентство. В то же время в ЦРУ были разрушены выстроенные оперативниками за десятки лет надежные конструкции и схемы работы.

Причем проблема оказалась настолько серьезной, что в итоге дошла до Капитолийского холма, где помощник комитета по разведке Палаты представителей заявил, что комиссия, которая наблюдает за разведывательным аппаратом страны, "отслеживает и контролирует" жалобы о реорганизациях и роли McKinsey в них. Сама компания традиционно отказалась комментировать любую свою работу для разведывательного сообщества, сославшись на политику недопущения публичного обсуждения своих клиентов.

Вредная оптимизация 

Руководители ведомств, в свою очередь, утверждают, что еще слишком рано судить о результатах изменений. В ODNI считают, что реструктуризация - это "незавершенная работа", но она показала "ряд положительных предварительных результатов". Также в ODNI использовали опыт McKinsey в "управлении изменениями и организационном дизайне" (что бы это ни значило). Но "роль фирмы была ограниченной" и проект осуществлялся главным образом командой внутреннего руководства ODNI. Примерно так же защищают сотрудничество с компанией в руководстве АНБ и ЦРУ.

В последние годы компания также подвергалась тщательному изучению в связи с ее работой с авторитарными и коррумпированными правительствами в Китае, Саудовской Аравии, Турции и Южной Африке. В прошлом году McKinsey также получила многомиллионный контракт с министерством таможенного и пограничного контроля США.

Но McKinsey, как правило, представляется логичным выбором - ведь она считается одной из самых успешных консалтинговых компаний в мире. Элитная фирма, которой почти сто лет, имеет более ста офисов по всему миру, около 30 тыс. сотрудников, консультирует президентов и способствует росту Уолл-стрит. McKinsey также подготовила в своих стенах некоторых из самых высокопоставленных американских и зарубежных корпоративных руководителей. Правда, плохие заголовки, с которыми столкнулась компания в прошлом году, привели к "переоценке ценностей". Но об этом в основном говорят те, кто больше там не работает.

Известно, что АНБ наняло McKinsey, чтобы помочь с проектом реструктуризации под кодовым названием NSA21, запущенным в 2016 г. во время директорства адмирала Майка Роджерса. Одним из результатов этого стало объединение атакующих и оборонительных групп агентства по кибербезопасности. По словам бывших сотрудников, реорганизация сделала эту сферу еще более запутанной, объединив традиционно работающих отдельно аналитиков и оперативников.

В результате некоторые проекты, предназначенные для повышения эффективности сбора разведывательных данных, были сорваны или вообще заморожены. Нынешний директор АНБ генерал Пол Накасоне пытается откатить некоторые изменения. В то же время, по мнению других чиновников, NSA21 было первой крупной корпоративной реорганизацией Агентства за почти два десятилетия. А работа по обеспечению промежуточных выборов 2018 г. якобы демонстрирует успех оптимизации. Но и тут позиции расходятся - то ли McKinsey помогла, то ли руководство АНБ хорошо сработало.

Точно так же и ЦРУ, которое наняло McKinsey в 2015 г., претерпело аналогичные изменения, раздражавшие многих в агентстве. Они повлияли на сроки обработки разведывательных отчетов. В то же время связь с аналитиками у оперативников была лучше до того, как их вынудили делить одно помещение.

Но директор Джина Хаспел не стала отменять эту ресруктуризацию. Потому что уже были потрачены огромные деньги, а на организационные изменения уходит в среднем семь лет. Показательно, что в этих ведомствах многие спрашивают - зачем нужно было нанимать консалтинговую фирму для проведения реорганизации в отсутствие проблемы, которую нужно решить?

И впрямь - очень похоже на вечные украинские реформы, которые ходят по кругу в бреду институционального склероза, повторяясь каждые 5-10 лет...

Всего за последние 10 лет McKinsey получила правительственные контракты на сумму около $1 млрд. В 2005 г. фирма работала с ФБР, но привнесла ли она что-либо в процесс реформы Бюро взамен щедрых гонораров, - непонятно. Однако впоследствии McKinsey плавно перешла от работы с ЦРУ к АНБ и ODNI по все тем же контрактам с единственным участником торгов.

Росс Маршан, директор по политике в Альянсе по защите налогоплательщиков, утверждает, что такие контракты становятся все более распространенными, особенно в Пентагоне. По его словам, "это способ для правительства срезать углы, потому что конкурсные торги могут занять намного больше времени, чем просто заключение контракта". Об этой прекрасной практике хорошо знают в странах третьего мира.

Секта консалтингологов?

Дафф Макдональд, деловой журналист и автор книги "Фирма: история МакКинси и ее тайное влияние на американский бизнес", охарактеризовал ее стратегию так: привязаться к какому-нибудь государственному ведомству или корпорации навсегда, придумывая для себя работу и подходя к ней формально. Это устраивает и руководителей разных агентств: они передают вопрос на аутсорсинг и не морочат себе голову, при этом на всякий случай у них есть готовый козел отпущения, хранящий тайны клиентов.

Любопытно, что книга Макдональда оказалась вовсе не конспирологическим чтивом, а вполне прикладной монографией в сфере истории корпоративного консалтинга. Из нее, в частности, следует вот что. Серия недавних провалов McKinsey, вероятно, коренится не в какой-либо злонамеренности, а в самом имеющем очень долгую историю технократическом подходе.

Его "первородный грех" приписывается Фредерику Уинслоу Тейлору, отцу "научного менеджмента". Знаменитые исследования эффективности труда (когда с помощью секундомера измеряли время, затраченное на физическую работу, чтобы сэкономить секунды, уходившие на монотонные, повторяющиеся действия) способствовали повышению производительности. Но при этом Тейлор утверждал: существует "единственный наилучший способ" выполнения любой работы и менеджер, вооруженный его методами, может такой способ найти.

Исследователь тейлоризма Стюарт Крейнер рисует Тейлора сектантом - проповедником псевдонауки, пропагандировавшим ложное представление о том, что "работники - это тела, лишенные ума, а менеджеры - умы, лишенные тел". Одним из учеников Тейлора был Эдвин Гей, основавший Гарвардскую школу бизнеса. Более того, идеи Тейлора (в чем-то отражающие марксистскую философию) восприняли даже Ленин и Троцкий, рассматривавшие тейлоризм как метод решения проблем России. В то время как Тейлор возносился к славе, множились бесчисленные фирмы, получавшие деньги за изложенные похожим техническим языком решения проблем бизнеса.

Впрочем, из многих тысяч превратить консалтинг в технократическую религию сумел только Джеймс Маккинзи. Но это и неудивительно. В опубликованной в 1970 г. истории консалтинга The Business Healers ("Целители бизнеса") Хэла Хигдона приведено воспоминание одного из его коллег. Этот человек вспоминает слова Маккинзи: "Я должен вести себя дипломатично с нашими клиентами. А с вами, ублюдками, мне церемониться не надо".

Похоже, новая эпоха прозрачного и рассредоточенного управления может стать "местью ублюдков" технократическим монстрам.

Больше новостей о событиях за рубежом читайте в рубрике Мир