Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Меж двух миров. Как сделка с Ираном выведет Китай из конфронтации с США

Четверг, 12 Сентября 2019, 10:00
Не можешь решить конфликт в свою пользу? Организуй выход из него в новое измерение!
Визит главы МИД Ирана Мохаммада Джавада Зарифа в Пекин. Фото: Getty Images

Визит главы МИД Ирана Мохаммада Джавада Зарифа в Пекин. Фото: Getty Images

Как сообщил журнал Petroleum Economist, специализирующийся на вопросах энергетики, Китай планирует инвестировать $280 млрд в нефтяной, газовый и нефтехимический сектора Ирана, находящиеся под американскими санкциями. Информация была дана со ссылкой на источник, связанный с министерством нефти Ирана.   

Китай обрушит антииранские санкции

Утверждается, что окончательные договоренности были достигнуты в ходе визита в Пекин главы МИД Ирана Мохаммада Джавада Зарифа, состоявшегося в конце августа, и являются логическим развитием соглашения о стратегическом партнерстве между Китаем и Ираном, заключенного в 2016 г., согласно которому Китай вознамерился вложить в Иран $400 млрд в течение 25 лет.

При этом только в нефтяную отрасль Ирана и только в течение первых пяти лет предполагается вложить $120 млрд, и даже эта вполне астрономическая сумма инвестиций может быть увеличена. Взамен Иран предоставит китайским компаниям приоритетное право участвовать в тендерах на любые проекты по разработке месторождений нефти и газа и на все нефтехимические проекты — как новые, так и замороженные или незавершенные из-за санкций, включая тендеры на предоставление технологий и персонала для их реализации. А для обеспечения безопасности китайских инвестиций на территории Ирана предполагается разместить 5 тыс. сотрудников "служб безопасности". Кроме того, какое-то, пока не оговоренное, число таких сотрудников будет привлечено для обеспечения безопасности на маршрутах поставок нефти, в том числе и в Персидском заливе.

Очевидно, что речь здесь идет уже о прямом китайском военном присутствии, а сотрудник "служб безопасности" — всего лишь фигура речи, а вовсе не скучающий вахтер из ВОХР с пустой кобурой. Единственное, что, по всей видимости, сделает Китай, — это выделит "службы безопасности", охраняющие его интересы в Иране, в отдельные структуры, возможно, даже частные, наподобие российских ЧВК. Можно не сомневаться и в том, что китайцы творчески разовьют российский опыт и их структуры такого рода будут гораздо эффективнее. Впрочем, и своего опыта в области применения "ихтамнетов" Пекину не занимать.

Китай сможет закупать у Ирана нефть, газ и продукты нефтехимии по низким ценам: с минимальной гарантированной скидкой в 12% плюс компенсация 6–8% за риски плюс 8–12% скидки от мировых цен. Таким образом, общий дисконт может достигнуть 32%. При этом оплата будет производиться с отсрочкой до двух лет и не в долларах, а в юанях, а также в "мягких валютах", полученных Китаем в ходе ведения бизнеса в Африке или в странах бывшего СССР.  

Почему Иран согласился на кабалу

На первый взгляд, такие условия сделки выглядят для Тегерана кабальными. В каком-то смысле так оно и есть, и Китай сознательно дожимал Иран, то присоединяясь к западным санкциям, то сдавая назад и накапливая в своих хранилищах нерастаможенную иранскую нефть. Кроме того, Китай также выжидал, не приведет ли поддержка им антииранских санкций если не к прекращению, то по меньшей мере к снижению уровня торговой войны с США.

Но торговая война продолжила набирать обороты, и в Пекине приняли решение поддержать Иран. При всей кабальности этой поддержки китайский вариант все же предпочтительнее для аятолл, чем бесконечное сидение под санкциями, — он дает Ирану новое пространство для развития.

Последствия решения Пекина выходят далеко за пределы региона и будут иметь глобальный характер. По сути, Китай сделал серьезную заявку на изменение всего существующего миропорядка.

Активно работающий в Африке и в странах бывшего СССР Китай, подтягивая к себе еще и Иран, актуализирует и выводит на качественно новый уровень сразу три проекта, резко меняющих всю систему мировой логистики. Во-первых, это транспортный "Один пояс и один путь", следующий через Турцию до Европы вплоть до Италии (пока). Во-вторых, это внедолларовый общемировой рынок торговли энергоносителями, а в дальнейшем и другими видами сырья и промышленных товаров, на котором Китай с его производственными мощностями будет доминировать. В-третьих, это внедолларовый финансовый рынок. В целом же все это очень похоже на попытку изоляции США от существенной части мира с серьезным снижением их глобальной роли. При этом в соглашение с Китаем по инициативе иранской стороны включен и пункт, позволяющий, по крайней мере, одной российской компании участвовать в проектах вместе с китайцами на аналогичных льготных условиях. Понятно, что пункт этот возник не на ровном месте, а был введен в ответ на гарантии Москвы.    

Все это означает, что Китай делает серьезную заявку на лидерство в мире слаборазвитых или, скажем так, "менее развитых", не входящих в первый технологический ряд стран и на посредничество между ними и "первым", постиндустриальным миром. Это действительно может стать выходом из нынешнего противостояния Пекина и Вашингтона, возникшего не по чьей-то злой воле и не на пустом месте, а по вполне объективным причинам. Конечно, едва ли такой компромисс безоговорочно устроит США, но им нечего ему противопоставить. Китай еще может уступить в каких-то частных вопросах, однако общие контуры нового биполярного мира, Вашингтон–Пекин, вырисовываются уже совершенно отчетливо.  

Раздел сфер влияния — как это будет  

В этой схеме мира будет существовать интересная и перспективная зона "экватора" в поле более или менее равновесного тяготения США и Китая. Ее постараются занять очень многие — начиная от стран ЕС, желающих получить больше самостоятельности в тени США, и заканчивая бывшими странами СССР, желающими большего доступа к западным технологиям, долларовым рынкам и жизненным благам для элит, оставаясь в тени Китая. В эту серую зону, лежащую несколько в стороне от "Один пояс и один путь", попадает и Украина, а также наши ближайшие соседи, в том числе и "новые" члены ЕС из числа бывших стран — членов СЭВ.  Именно в этих странах в ближайшие годы и можно ожидать двух влияний — Китая и США или, шире, демократии и тоталитаризма в сфере внутренней политики.

Несомненно, процесс разрушения демократий, повсеместно замещаемых популистскими симулякрами, идет сегодня по всему миру. Но именно в постсоветских странах он имеет наибольшие шансы для выхода к точке своего логического завершения — установления де-факто теократических диктатур, опирающихся на самые косные, малоимущие и плохо образованные слои населения. Термин "теократия" здесь следует понимать расширено, не только как власть аятолл, попов и иных религиозных фанатиков, но и как власть демагогов, оперирующих ностальгией по СССР и вере в "светлое будущее", что тоже является формой примитивного культа. О том, как далеко способна зайти социальная деградация в обществе, ставшем на такой путь, можно судить по тому же Ирану, сравнив его современные реалии с фотографиями времен шаха Пехлеви.

Именно по границе становления таких диктатур, которые затем неизбежно будут сползать из серой зоны в "новый панкитайский мир", и пройдет в итоге граница между двумя полушариями нового мира. И, судя по последним внутриполитическим событиям, у Украины  есть все шансы отойти в сферу влияния Китая.

Больше новостей о событиях за рубежом читайте в рубрике Мир