Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Напиток на лжи и крови. Чем хотят напоить Крым в Кремле

Пятница, 21 Февраля 2020, 13:30
Иск к Украине из-за отказа снабжать водой оккупированный Крым нужен в основном для оправдания давления. Но Кремль рассчитывает и на победу в суде
Осушенный Северо-Крымский канал. Фото: УНИАН

Осушенный Северо-Крымский канал. Фото: УНИАН

Глава "рабочей группы по международно-правовым вопросам при постоянном представительстве полуострова Крым при президенте России" Александр Молохов заявил о необходимости возбудить международный иск к Украине с требованием возобновить подачу воды по Северо-Крымскому каналу (СКК), не уточнив, правда, в какую инстанцию он намерен обратиться.

Обезвоженный Крым  

Подача воды по СКК была прекращена в апреле 2014 г., после подписания Владимиром Путиным закона о включении Крыма в состав России. Но 85-90% пресной воды Крым получал из Украины, а до запуска СКК в 1963-1975 гг. в нем проживало меньше населения, без промышленности и с небольшим сельским хозяйством.

Лишившись канала, оккупанты стали хищнически опустошать подземные источники, что привело к уничтожению природных пресноводных линз: в известняк, однажды пропитанный рассолом, пресная вода уже не вернется, даже если водоснабжение по СКК будет восстановлено. После полной потери подземных источников в ближайшие пять-семь лет в Крыму останется только сезонная вода, собираемая с гор. 

Альтернативных вариантов водоснабжения Крыма нет. Подача воды с Кубани или строительство опреснителей на базе АЭС исключаются по ряду технических и геологических причин, не говоря о стоимости и сроках такого строительства. Без СКК Крым станет пустыней, пригодной только для содержания там военной базы. О сельском хозяйстве, курортах и промышленности можно будет забыть, а большую часть гражданского населения придется эвакуировать.

За ценой не постоят

Инициатором перекрытия СКК стал экс-вице-премьер АРК Андрей Сенченко, бывший в начале 2014 г. и. о. первого замглавы Администрации президента Украины. Идея не встретила поддержки тогдашнего премьера Арсения Яценюка, так что деньги на сооружение временной плотины из полипропиленовых мешков, наполненных смесью песка и глины, собрали вскладчину аграрии Херсонской области. Чтобы снизить опасность прорыва российской ДРГ и срыва строительства был распущен слух о том, что строится узел учета подачи воды - с намеком, что ее будут продавать.

Прекращение подачи воды стало важным шагом, обозначившим позицию Украины и помешавшим оккупантам комфортно обосноваться в Крыму. В Москве сначала хорохорились, потом угрожали перекрыть для Украины истоки Днепра. В ноябре 2016-го постпред России пытался поднять тему "водной блокады Крыма" на заседании Совбеза ООН, но получил щелчок по носу от Владимира Ельченко. В ноябре 2017 г. Крымский рыбокомбинат, интересы которого представлял упомянутый выше Молохов, стал судиться с Госагентством водных ресурсов Украины, дойдя до ЕСПЧ, но иск не имеет перспектив.

Тем временем в связи с теплой зимой и малым количеством осадков ситуация сильно ухудшилась: уже сейчас воду, все более соленую, подают по часам. Оккупантам не до позерства.

Конечно, обоснование нового иска, затеваемого Молоховым, зыбко. Международные прецеденты относятся к естественным водным ресурсам, а не искусственным сооружениям. Украинско-российское соглашение 1992 г. о совместном использовании трансграничных водных объектов к Крыму неприменимо. Но экологическая и гуманитарная катастрофа, наступившая в Крыму, может стать поводом для международного давления на Украину, а Россия будет повышать ставки, усугубляя ситуацию и провоцируя человеческие жертвы, в том числе на территориях, находящихся под украинским контролем. "Крымский титан" в Армянске и "Крымсода" в Красноперекопске прекрасно подойдут для таких провокаций. Ни украинцев, ни "трофейных" крымчан, ни россиян Путину не жаль. Теракт, повешенный на "украинскую ДРГ", ликвидация последствий которого с нарастающим числом жертв потребует подачи воды в Крым, вполне вероятен. Это возможно уже в ближайшее время, поскольку ситуация вынуждает оккупантов действовать быстро.

В перспективе такой ход событий может привести к самому желанному для Путина исходу: решению международного суда о разблокировании СКК. Так что к активности Молохова следует отнестись всерьез.

Больше чем вода

Но судебное решение по такому делу, в чью бы пользу его ни вынесли, потребует времени, а его у Москвы нет, поскольку ситуация в Крыму уже сегодня сложилась критическая. К тому же досудебное возобновление работы СКК, под каким угодно предлогом, выгодно Кремлю еще и потому, что оно не только закроет вопрос о непризнании аннексии полуострова, но и станет шагом к ликвидации украинского суверенитета, чего в конечном итоге и добивается Москва, в то время как водоснабжение Крыма для нее лишь промежуточная, хоть и важная задача. Внесудебное открытие СКК можно в дальнейшем закрепить еще и судебным решением, которое в этом случае почти наверняка будет вынесено в пользу России и, возможно, будет включать в себя возмещение Украиной убытков, понесенных Крымом из-за бездействия  канала. Как следствие, Кремль будет давить на украинскую власть и в первую очередь лично на президента Зеленского. 

Между тем в отсутствие стратегического видения ситуации действия Зеленского диктуют его страхи: предательства в ближнем окружении, неудобных вопросов, ответственности, Порошенко, Путина, вообще любых конфликтов. Действия президента хаотичны, они направлены на сиюминутное удержание популярности и уход от ответственных решений. Как следствие, Зеленский видит опасность для себя и в гражданских активистах, требующих от него решительных действий иной раз и в крайне нелицеприятных формах. А никакого гражданского общества, кроме патриотического, в Украине сегодня нет.

И Кремль, играя на страхах Зеленского, побуждает его к шагам, способным вызвать еще большее возмущение патриотов и толкнуть президента на нарастающие ответные репрессии, чреватые эскалацией противостояния и разгромом патриотических организаций. Вместе с этим Москва заготовила и ряд проблем для Украины, чтобы обменять их решение на запуск СКК. 

Одновременно российский агитпроп яростно критикует Зеленского, подрывая его рейтинг уже с пророссийских позиций. Все это вместе взятое, по замыслу Кремля, должно руками Украины вывести Россию  из-под международных санкций и привести к власти в ней пророссийские партии, которые и сегодня уже достаточно популярны.

При этом в команде Зеленского есть немало сторонников уступок России, в том числе и в вопросе СКК, в обмен на краткосрочные тактические выигрыши внутри Украины. Это чревато конфликтом с патриотами, который "слуги народа" пытаются минимизировать, зондируя ситуацию скандальными заявлениями. В роли одного из главных зондировщиков выступает Давид Арахамия, притом не только по Крыму. Сделав очередное скандальное заявление, глава фракции СН в Раде всякий раз сдает назад, отказываясь от своих слов и давая возможность команде президента изучить их негативное эхо, выработав механизмы размывания и переформатирования неудобного им общественного мнения. 

Когда такие механизмы будут выработаны и ситуация созреет для запуска СКК, следом за ним можно будет слить в пользу России и судебное дело, оговорив политическую цену вопроса в ходе частного визита вне протокола. Похоже на то, что по такой же схеме сейчас сливают и дело МН17, внезапно отстранив от него всех украинских участников следственной группы. 

Впрочем, если такой сценарий не удастся реализовать, "суд за воду" Москва сможет использовать иначе. Лично Владимир Путин и ряд ключевых фигур его режима являются по сути своей легистами: на любое беззаконие нужен закон, его оправдывающий. Неудача с иском может быть использована как оправдание дальнейшей агрессии: мол, Россия попыталась защитить свои интересы цивилизованным путем в международных судах, но поскольку это не удалось (ввиду предвзятости, русофобии, лоббирования интересов Украины, нужное подчеркнуть), то остается лишь принимать крайние меры: мы, мол, мирные люди и этого не хотели, но нам не оставили выбора. Раз юристы молчат, придется говорить пушкам. 

Больше новостей о событиях за рубежом читайте в рубрике Мир