• USD 27.9
  • EUR 34.1
  • GBP 39.5
Спецпроекты

Не надо иллюзий. Почему Украине не стоит уповать на администрацию Байдена

Быстрых изменений к лучшему ждать не приходится – и особенно украинцам, с их многолетней вовлеченностью в американскую политику 

Джо Байден в Белом Доме
Джо Байден в Белом Доме / EPA/UPG
Реклама на dsnews.ua

Считается, что медовый месяц администрации Байдена будет умеренно недолгим. В этом соображении есть рациональное звено – обстановка как в самих США, так и на планете довольно мрачная, она не имеет ничего общего с условиями, в которых приходил к власти Дональд Трамп в 2017 году или продолжал свой срок Барак Обама в 2012-м. Не выглядел, с высоты нынешних знаний, таким безысходным и кризис 2008 года, позволивший Обаме выиграть первые выборы. Вместе с тем, у Джорджа Буша-младшего, несмотря на практически забытый шок 2000-2001 годов ("обвал доткомов") медовый месяц все-таки продолжался аж до сентября первого года президентского правления, круто изменившего повестку дня.

Не до вас

Как известно, сорок шестой президент с места в карьер, едва вступив в должность, начал отменять указы Трампа, которые тот так и не удосужился за четыре года провести законами, поскольку не был приспособлен к компромиссам. Это регуляторные акты на климатическую, миграционную и здравоохранительную тематику (в третьем случае и впрямь довольно сомнительные). По сути, Байден выполняет свою программу, взявшись за то, что и на самом деле можно сделать быстро.

В тот же день к присяге были приведены новые сенаторы, двое из которых – демократы из штата Джорджия, что позволяет Демпартии контролировать и верхнюю палату – Сенат (50 на 50 мест при решающем в таких случаях голосе председательствующего вице-президента). Это в какой-то степени гарантирует быстрое прохождение назначений членов кабинета (то есть

администрации) Джо Байдена. При этом надо понимать, что быстрых изменений к лучшему ждать не приходится – и особенно украинцам, с их уже многолетней информационной и прочей, немного похожей на сверхценную идею, вовлеченностью в американскую политику.

Основных причин, по которым нам не стоит питать иллюзий в отношении внешнеполитического курса Джо Байдена и его администрации, – три.

Во-первых, из первой речи нового президента видно, что, несмотря на все уверения в желании достичь национального единства и объединения, он прочно стоит на политической платформе американских левых либералов (которые, справедливости ради отметим, от европейских левых либералов довольно далеки не только географически). Как, в таком случае, его кабинет намерен подходить к вопросу рассасывания того абсцесса, который проявился в политической жизни США 6 января – неизвестно.

Реклама на dsnews.ua

Демократы, в несколько большей степени, нежели республиканцы, будучи связаны с беспрерывностью функционирования федеральной бюрократии, склонны заговаривать проблемы. Между тем, несмотря на обезглавливание движения правых ультра и развернутые против него репрессии, очевидно, что дальнейшее внедрение левой повестки дня во внутренней политике при нынешних электоральных раскладах усугубит состояние молчаливого раскола. А потом оно проявится в полном масштабе на промежуточных выборах 2022 года – ведь довольно редко партия действующего президента превозмогает этот рубеж, для этого требуется подлинный экономический бум и покоряющая харизма.

В Украине, следует сказать, глубина американских противоречий в вопросах, вызвавших кризис, встречает мало понимания – как ни странно, мы представляем собой сегодня более монолитное общество. Торг вокруг расовой тематики станет частью пакетных соглашений, вероятно, вовлекающих и внешнеполитическое, украинское направление, при этом никаких реальных рычагов повлиять на эту ситуацию в свою пользу у Киева нет.

Отсюда и неявное ожидание повышенного уровня лояльности к обновленному Вашингтону, каковая лояльность в украинском обществе быстро выталкивает действующего главу государства в некомфортный для него соревновательный сегмент, лишая традиционного избирателя, верящего во "внешнее управление", биолокацию и сетевой маркетинг.

В данный момент неизвестно (не Маркаровой же единой), как Печерский холм будет смывать с себя пятно глубокого вовлечения в избирательную кампанию на стороне одного, к тому же, проигравшего претендента – некими ритуальными репрессиями против Дубинского или Деркача, мелких сошек транснационального антиамериканского конгломерата, Киев не отбоярится.

Не для вас

Во-вторых, совершенно ясно, что наступивший год будет трудным в экономическом смысле – для большинства стран, как развитых, так и развивающихся – ведь то, что можно назвать экономическими законами, действует именно так, несмотря на бравурные психотерапевтические заявления тех или иных правительственных чиновников.

Первый год – шок, второй – рецессия.

Если взять только современную украинскую историю – азиатский (в нашем регионе – российский) финансовый кризис 1998 года отложил выход украинской экономики из системной депрессии 90-х как минимум на год. Шок глобального кредитно-ипотечного кризиса 2007 года пришел в нашу страну на несколько месяцев позже и взорвался рекордным провалом в -15% только в 2009 году, что не оставило тогдашнему правительству никаких шансов удержаться у власти. Относительно мягкий провал 2014 года, который и без нападения России был неизбежен в силу явной стагнации 2012-13 годов, вызванной давлением клептократии и долга, вылился в почти 10% падения в 2015 году и тяжелейшее восстановление 2016 года.

Финансовая сфера в Украине – и фондовый рынок в США – во многом, и довольно давно оторваны от процессов в реальном секторе, поэтому все эти показатели американских бирж, как и получаемые Украиной масштабные кредиты (их часть – бурная торговля облигациями внешнего займа) необходимо воспринимать со скепсисом. Оптимизм состоит в том, что и "ноль" в данном случае – неплохой результат, тем более что это всего лишь второй глобальный кризис, вызванный притом уже не слиянием и взаимозависимостью в транснациональных финансах, а биологической угрозой, ударившей по логистике и процессам распределения рабочей силы.

Этот кризис, исходя из сравнительно удачного опыта преодоления прошлого, активно заливают деньгами, что, с одной стороны, правильно, а с другой стороны несерьезными представляются заверения в том, что такие меры не вызовут инфляции (они уже ее подстегивают).

Для обеспечения здорового экономического роста США придется сбалансировать свои отношения с Китаем, ЕС (и отдельной от него теперь Великобританией), а также вернуться к повестке дня трансокеанских партнерств, которую в прошлом году стал так бодро перехватывать Китай.

Дело, в данном случае, конечно, не в том, что Байдену буде жаль двух-трех (правда, не шестнадцати) миллиардов для Украины, да еще не в прямой помощи, а в кредитных гарантиях, если мы вспомним о практике президентства Обамы. А в том, что следует готовиться к непростому периоду как в целом, так и в отношении ужесточения требований к Украине в обмен на финансовую поддержку, какие бы заявления ни делались и ритуальные действия ни предпринимались членами новой администрации.

Планка этих требований вырастет, и речь не только об обеспечении функционирования правосудия и подавления криминального лоббизма в Украине, но и о солидарности с Америкой. Существует ли для этого уровня диалога в Украине сегодня некий серьезный собеседник, даже в принципе, – сказать трудно.

Не про вас

В-третьих, путь к восстановлению системной политики санкций в отношении России отнюдь не будет простым. Мы уже слышали заявления о намерениях продлить договор СНВ-3 между США и Россией, действие которого истекает в феврале. Опять, как видим, берется какая-то древняя тема (договор подписывали Обама и Медведев в 2010 году в Праге) ради "продолжения диалога", откровенно бессмысленного, потому что Москве невозможно доверять ни в одном вопросе и давно.

Более того, именно гонка вооружений истощает ее бюджет, а в силу повальной коррупции никак не улучшает состояния вооруженных сил – скорее наоборот. Тем не менее, какое-то время этот договор будут таскать на полуистлевшем знамени "отношений" и убеждать, что за него можно что-то выменять, и не отпустить, может быть, Россию таким образом под протекторат Китая – при том что китайцам РФ совершенно не нужна. Безо всякого протектората она и так по одному движению брови Си Цзинпина выполняет все, что от нее требует Пекин.

В эту же копилку – идеи о личных, а не тотальных санкциях, которые мы уже проходили ранее. Как правило, эти идеи генерируются средой выгодоприобретателей от российских, в разной форме, инвестиций в США (в частности, известен скандальный случай с Кентукки, откуда избраны Митч Макконелл и Рэнд Пол). Да, нередко это довольно болезненные удары, но на политическую ситуацию в России они влияют мало. Пострадавшие олигархи и чиновники получают от Путина компенсацию в натуральной форме – крепостными, которых им позволяется обирать (в случае с Дерипаской и Вексельбергом, это, к примеру, коммунальные поставки энергоносителей, госзаказы на автомобильную технику, прямое рублевое и валютное рефинансирование и так далее).

Политическую ситуацию в России меняют только эффекты общестранового значения – так, тот же Путин был приведен к власти кризисом 1998 года, когда недавно деноминированный рубль обвалился в пять раз, а "новый средний класс" в Москве полетел вниз головой из офисных зданий или поселился на помойках. Путин, в свою очередь, заменил себя Медведевым, подставляя зиц-президента под кризис 2008 года, для того, чтобы тот никогда не смог заработать собственный рейтинг (а спад был залит огромным количеством резервных долларов). Такими же оздоровительными для мироощущения россиян являются размещение военных баз стран Запада на их границах, инфраструктурные кризисы, торговые санкции и похожие действия.

Казалось бы, неудачный опыт попыток образумить московско-геленджикскую уголовно-террористическую группировку в период президентства Обамы должен был бы подготовить вступившую в права администрацию к эффективным действиям. Но, по старой американской привычке, пройдет несколько месяцев или год как в попытках восстановить евроатлантическую солидарность, так и в призывах к здравому смыслу, прежде чем американцы по-настоящему озвереют и начнут делать то, что должно (напомним, Обама завершил свое президентство феерическим Варшавским саммитом НАТО). Проблема, впрочем, и в том, что трудно увидеть в нынешней украинской администрации политиков, подлинно готовых к новому циклу усиления противостояния с Россией – в 2010 году, как мы помним, именно по многочисленным "просьбам украинских слушателей" США сняли с повестки вопрос интеграции Украины в НАТО на, как минимум, пятилетку.

Поэтому к новому этапу американо-украинских отношений Киеву и всему украинскому обществу стоит подходить без каких-либо беспочвенных фантазий – США не намерены выполнять за Украину ее домашнюю работу, вот уже много лет остающуюся недописанной. 

    Реклама на dsnews.ua