Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Вирус довел. Почему покончил с собой министр финансов Гессена

Вторник, 31 Марта 2020, 15:00
Самоубийство чиновника, распределявшего средства на борьбу с эпидемией и кризисом, совершенное без видимых причин, выглядит подозрительно. Но других версий нет
Фото: Getty Images

Фото: Getty Images

В Германии (на железнодорожных путях линии скоростного поезда) в городе Хоххайм, что между Франкфуртом и Майнцем, утром 28 марта был найден сильно изуродованный труп, в дальнейшем опознанный как министр финансов федеральной земли Гессен, член ХДС Томас Шефер (Thomas Schäfer). Погибшему было 54 года. В должности министра финансов он находился с 31 августа 2010 г. - это немалый срок.

Очень странное самоубийство

Тело на рельсах обнаружили случайные свидетели, вызвавшие парамедиков, которые не смогли сразу опознать останки, хотя речь шла об известной персоне. Следов, говорящих о насильственном преступлении, обнаружено не было - во всяком случае, по официальной версии. Это послужило основой для предположения о суициде. Позднее была обнаружена записка (неизвестно, впрочем, где именно: на теле погибшего, у него дома или в рабочем кабинете), которая якобы подтвердила версию о самоубийстве.

Текст записки не разглашается, нет даже цитат. Сведений о времени смерти тоже нет. Последняя запись в FB Шефера датирована 21:21 25 марта и выдержана в оптимистическом тоне. Шеферы или тот, кто вел его страницу, приводит цитату из выступления министра на пресс-конференции: "Мы будем увеличивать средства федерального правительства (выделенные на преодоление последствий пандемии и кризиса, вызванного карантином. - "ДС") и выделим еще один миллиард дополнительных средств из национальных фондов, чтобы иметь возможность помочь как можно быстрее и с минимумом бюрократических процедур, начиная со следующей недели".

Предположительный мотив самоубийства - психологическая усталость от ситуации, сложившейся в связи с пандемией. Но никаких признаков этого ни в FB Шефера, ни на его сайте не наблюдается. Не считая записки, которой, впрочем, публика не видела, и текст, которой держится в тайне, версия о самоубийстве выглядит как капитуляция следствия, не способного разобраться в ситуации. И возникает вопрос: а была ли записка?  И если была, то верно ли истолкован ее текст? А если это не самоубийство, то что?

Несчастный случай? Совершенно непонятно, что Шеферу понадобилось на рельсах, к тому же и скоростной поезд слышно издалека, а доступ пешеходов, даже там, где их проход разрешен, наверняка заблаговременно, с немецкой основательностью, перекрывается. Он, что перелез через ограду просто из любопытства?

Убийство? Что ж, у Шефера, занятого формированием антикризисного фонда, в котором вращаются миллиарды евро, действительно могли возникнуть серьезные разногласия с серьезными людьми. Разногласия могли возникнуть и по вопросу расходования этого фонда? И что же, версия самоубийства маскирует этот факт? Или она запущена следствием, чтобы замаскировать продолжающееся расследование? В принципе это возможно, но ни фактов, ни даже намеков на факты, подтверждающие такую версию, нет.  

Успешный и позитивный. С безукоризненной биографией

"Гессен потерял больше, чем просто талантливого человека. Смерть министра финансов Томаса Шефера является напоминанием о том, что нужно всегда следить за всеми, кто подвергается риску во время кризиса", - примерно в таком духе пишут о покойном Шефере все немецкие СМИ. В числе других эпитетов - "как камень в прибое" (рост 1,97), и "лучший министр", сумевший в короткие сроки, всего за неделю, сформировать дополнительный бюджет в два миллиарда евро для борьбы с последствиями эпидемии.

"Стабильный, как никто другой, хозяин ситуации во все времена, компетентный, напористый, практичный, с хорошим чувством юмора", - так описал Шефера в некрологе госсекретарь правительства Гессена Мартин Вормс (Martin Worms). 

За время политической карьеры Шефер не был замешан ни в одном скандале. Во всяком случае, в сети не обнаруживается ни малейшего компромата на него, что весьма необычно для нашего времени. Может быть, даже слишком необычно?

Проблемы в личной жизни? Если они и были, то ничто не просочилось наружу. Шефер был женат, у него осталось двое детей.

Карьерный тупик? Нет, Шефер считался вероятным преемником премьер-министра Гессена Фолькера Буффье (Volker Bouffier). Его поддержка избирателями была на подъеме, он показал прекрасные результаты на выборах в 2018 г. и был также популярен и среди коллег.

Внезапная депрессия на почве переутомления? Да, пандемия стала серьезным вызовом для Шефера, но в целом он справлялся с ситуацией - во всяком случае, по мнению большинства окружающих. Ни малейшего упадка не видно ни в записях в его ФБ, ни в публичных выступлениях. Все, кто знал Шефера, говорят о нем, как о веселом и позитивном человеке.

Какая-то давняя психологическая травма? Отец Шефера владел и управлял пивоварней в течение 30 лет и сожалел, что сын не продолжил его дело, а Шефер винил себя в том, что пивоварня отца обанкротилась. Но это случилось уже давно, и не могло стать актуальным поводом для самоубийства.

Тем не менее, несмотря на все характеристики, буквально источающие позитив, Шефер, по-видимому, оказался в безвыходной ситуации и покончил с собой - если принять официальную версию. И у нас нет фактов, позволяющих усомниться в ней. 

"Никто на самом деле не знает другого человека", - пишут комментаторы, пытаясь хоть как-то объяснить самоубийство министра. 

Мир, опрокинутый пандемией

То, что пишут о Шефере, даже с поправкой на некоторую комплиментарность, принятую в отношении мертвых, складывается в образ "человека-успеха" с сильной волей и мотивацией, с улыбкой сметавшего на своем пути любые барьеры, но при этом ухитрившегося не нажить явных врагов и не обрасти грузом компромата. Здесь, к слову, нужно отметить, что административным центром земли Гессен является Франкфурт-на-Майне - финансовая столица ФРГ.

Иными словами, Шефер был почти идеальной частью немецкой бюрократической системы - в хорошем смысле, без негатива, связанного с определением "бюрократической". Но для того чтобы быть идеальным функционером этой системы, Шефер должен был верить в ее огромные возможности, почти всемогущество. С другой стороны, будучи, вне всякого сомнения, лучше, чем простой обыватель, проинформирован о реальном положении дел и перспективах развития ситуации с пандемией и вокруг нее, Шефер хорошо представлял себе глубину той пропасти, в которую летит сегодня мир - как и то, какое воздействие это окажет на систему, частью которой он являлся и вне которой не мыслил своей жизни.  Это может показаться странным, но этакого внутреннего конфликта вполне могло хватить для решения о самоубийстве.

Поликорректная версия "совершил суицид из-за того, что не знал, как помочь людям в ситуации с пандемией коронавируса" немного смещает акценты, но, вообще-то, она ровно о том же. Шефер оказался морально не готов к новой роли в изменившемся мире.

Единичный случай? Нет. Точнее, среди политиков он пока единичный, но близких по смыслу примеров уже довольно много. Вот один из них: в Италии совершила самоубийство 34-летняя медсестра Даниэла Трецци, получив положительный тест на коронавирус. Предполагаемый мотив: опасения, что именно она, находясь в инкубационном периоде, распространила болезнь в больнице города Монца.

При всей несхожести этих двух случаев речь по большому счету идет об одном и том же - о неготовности принять новый мир. Мир, в котором ни один из нас уже не сможет быть таким же приспособленным и успешным, как раньше. Нам всем предстоит пройти испытание принятием новой роли в изменившемся мире, возможно, и в менее драматичных обстоятельствах, но, увы, всем.  

Когда карантин хуже вируса

Чтобы остановить распространение коронавируса, власти ФРГ ввели жесткий карантин, в рамках которого на протяжении нескольких недель закрыты многие магазины, кафе, рестораны, школы и университеты, а также другие учреждения, производства и места отдыха, где собирается вместе значительное число людей.

Это стало серьезным испытанием для множества бизнесов, оказавшихся на грани банкротства. Чтобы не допустить обвала, власти страны приняли крупнейший в истории ФРГ антикризисный пакет в 50 млрд евро, включающий, помимо прочего, поддержку микропредприятий и самозанятых лиц.

Как же, наверное, это хорошо: чувствовать, что тебя готово всерьез поддержать твое государство. Во всяком случае, при взгляде со стороны, например из Украины, это выглядит именно так.

Больше новостей о событиях за рубежом читайте в рубрике Мир