• USD 28.2
  • EUR 34
  • GBP 38.2
Спецпроекты

Планы, деньги и стволы. Как Россия довела шведов до тотальной обороны

Швеция созрела для гонки вооружений и отказа от вечного нейтралитета

Солдаты бронетанкового полка «Скараборг» шведской армии во время учений
Солдаты бронетанкового полка «Скараборг» шведской армии во время учений / EPA/UPG
Реклама на dsnews.ua

Во вторник парламент Швеции поставил семидесятилетний рекорд по военным ассигнованиям, проголосовав за 40-процентное увеличение оборонного бюджета 2021-2025 годов. Предполагается, что за это время на нужды защиты королевства будет потрачено 89 млрд крон (примерно $10,6 млрд.).

О тотальной обороне

Причина проста, и ее не стесняются называть вслух: все более агрессивное поведение России – от вторжений и аннексий до политических убийств по всей Европе – очень волнует шведов. О том, насколько обеспокоен политический класс, свидетельствует судьба законопроекта. Впервые в близком к нынешнему виде он был предложен еще десять лет назад, но тогда Риксдаг его завернул.

Теперь ситуация изменилась радикально. Несмотря на раздробленность нынешнего политикума, четко проявившейся два года назад в ходе парламентских выборов, в вопросе обороны виден явный консенсус. Он был виден еще в мае, в ходе обсуждений правительственного законопроекта, ограничивающего доступ зарубежным инвесторам к ряду ключевых для безопасности страны предприятий и секторов экономики. Опять-таки, в первую очередь речь шла о капиталах, происходящих из России и Китая: согласно мартовскому отчету шведской Полиции безопасности (SAPO), именно эти две страны представляют наибольшую угрозу национальной безопасности. Правда, если китайские интересы в Швеции на данный момент сводятся к охоте на высокотехнологические активы и промышленному шпионажу, то конфликт с Россией имеет и экономическое измерение (в частности, замороженный "Северный поток-2" проходит через шведские воды), и военное.

Так что игра на поле безопасности для правительства меньшинства, сформированного социал-демократами и зелеными (100+16 мандатов из 349), помимо всего прочего, имела немаловажную тактическую составляющую: союзные силы – Партия Центра (либеральная, 31 мандат), Левая (28) и Либеральная партии (20) в нынешних обстоятельствах о важности укрепления безопасности страны не спорят, а оппозиционные националисты из "Шведских демократов" (62) и Христианские демократы (22) ставят ее во главу угла. Крупнейшая оппозиционная партия – "Умеренные" (либеральные консерваторы, 70 мест) – некоторое время сохраняли "особое мнение", но оно не было обусловлено принципиальными возражениями. К тому же безоговорочная поддержка остальными оппозиционными силами опубликованного министерством обороны в символичную для украинцев дату 14 октября 181-страничного законопроекта Totalförsvaret ("О тотальной обороне") в любом случае оставила бы "Умеренным" незавидный выбор между расколом и поддержкой финансовой инициативы правительства.

Впрочем, желающих оспаривать причину этой инициативы в парламенте не нашлось. В законопроекте о ней говорилось: "Есть много оснований утверждать, что военные возможности России в абсолютных категориях увеличатся за следующий десятилетний период".

Министр обороны Петер Хультквист высказался куда прямее: "Предложения в законопроекте надо рассматривать на фоне ухудшающегося со временем положения в области безопасности вокруг Швеции и в Европе. На Швеции скажется, если в нашем регионе возникнет кризис или вооруженный конфликт. Нельзя исключать и вооруженного нападения на Швецию".

Реклама на dsnews.ua

Позднее, в комментарии Аssociated Press, министр заявил, что закон был принят ввиду "новой ситуации в сфере безопасности с российской агрессией против Грузии, аннексией Крыма, конфликтом в Украине, событиями в Беларуси, модернизацией российских военных возможностей, очень комплексными учениями, деятельностью в Арктике и в районе Балтийского моря". В общем, "мы видим, что они (русские) готовы использовать военную силу ради достижения политических целей".

Пора вооружаться

В итоге с 1 февраля начнется реализация новой комплексной программы обороны и национальной безопасности. Уже в 2021 году ассигнования увеличатся на 27,5 млрд крон ($3,1 млрд) по сравнению с 2020-м, а в дальнейшем с нынешних 1,1% ВВП отчисления на оборону вырастут до 1,5% с перспективой выхода на рекомендуемые странам-членам НАТО 2% (это существенный момент, мы к нему еще вернемся).

Численность вооруженных сил королевства к 2030 году будет увеличена почти вдвое – с нынешних 55 тыс. до 90 тыс. Это много по европейским меркам: при населении в 10,1 млн человек Швеция получит армию, лишь вполовину меньшую, чем у Германии, чье население ввосьмеро больше (и сравняется с канадской при ее 37,7 млн).

В 2017 году Швеция вернула отмененный в 2010-м ежегодный выборочный призыв – причем как для мужчин, так и для женщин. Число призывников теперь также увеличится вдвое, с четырех до восьми тысяч. Тогда же Швеция впервые со времен Второй мировой войны создала новое воинское формирование, разместив на стратегически важном острове Готланд в Балтийском море батальон численностью 350 человек. В дополнение к нему планируется развертывание пяти батальонов территориальной обороны. Их задачей будет защита стратегически важных логистических маршрутов из норвежских портов Осло и Трондхейма.

В то же время будет восстановлен ряд ранее расформированных подразделений. В частности, в Гетеборге, крупнейшем порту Скандинавии, восстановят батальон морской пехоты, а в Уппсале, что в 70 км от Стокгольма, вновь сформируют 16 истребительный авиаполк, прекративший существование в 2003 г. 

ВВС вообще ждут масштабные преобразования. В дополнение к основным базам они получат инфраструктуру для рассредоточения самолетов. Из шести ныне существующих боевых эскадрилий четыре перевооружат на новую модификацию JAS 39E Gripen, оставшиеся две сохранят предыдущие версии JAS 39C/D.

Изначально планировалось пересадить на имеющую усовершенствованное радиолокационное оборудование и увеличенный радиус действия модификацию Е все истребительные силы, но ввиду нарастающего напряжения в регионе снижение боеспособности, обусловленное массовым переучиванием, было признано нецелесообразным. Кроме того, хватает и других статей расходов. Поэтому Gripen C/D останутся "важной частью военной организации после 2030 года". Сейчас Швеция располагает 60 Gripen E, сколько их будет, не оговаривается, но предположительно общая численность истребителей будет доведена до 90-100 единиц. Это, к слову, по всей видимости, лишает смысла и без того не очень серьезные дискуссии о возможности перевооружения украинских ВВС бывшими в употреблении самолетами этого типа – "Грипены", очевидно, будут нужны самим шведам.

В то же время не обидят и флот. В последние время состояния королевских ВМС было откровенно удручающим, о чем свидетельствует хотя бы тот факт, что в их составе не осталось ни одного корабля, способного охотиться на субмарины. Теперь положение попытаются исправить: в новый бюджет заложено финансирование разработки нового типа эсминца, покупка пятой подводной лодки и модернизация систем вооружений – как противокорабельных, так и зенитных, тем более что последняя, по оценкам, запоздала на добрых 15 лет.

Повышение боевой эффективности вооруженных сил планируется обеспечить, в частности, путем наращивания выпуска ракетных вооружений. И вновь привет Украине: шведы намерены делать ровно то, с чем у нас решили погодить. В частности, в период до 2030 года планируется принятие на вооружение ударных систем большой (очевидно, по региональным меркам) дальности, а также закупка противокорабельных ракет с ограниченной возможностью поражения наземных целей – в качестве таковых предполагается версия RBS 15F с увеличенной дальностью.

Наконец, Швеция продолжит начатое в минувшем году сотрудничество с британцами в работе над истребителем шестого поколения в рамках международной программы Future Combat Air System, к которой присоединилась в минувшем году, хотя приоритетом на ближайшие годы останется работа над расширением боевых возможностей "Грипена".

Не забыли и о защите гражданской инфраструктуры. Прежде всего будет усилена ее стойкость перед киберугрозами. Документ предусматривает создание Вооруженными силами совместно с разведывательными ведомствами центра кибербезопасности, который, среди прочего, будет заниматься предотвращением атак на системы связи, электросети и объекты системы здравоохранения.

Здравствуй, НАТО

В целом, Швеция вспоминает и переосмысливает опыт холодной войны. Ценой этих масштабных приготовлений королевство пытается купить себе время – не меньше трех месяцев – в случае внешней агрессии. А что потом? А потом должны подтянуться союзники.

И здесь мы подходим ко второму эпохальному решению Риксдага. Вместе с оборонным бюджетом он принял решение, что Швеция – следом за соседней Финляндией – должна выразить готовность к вступлению в НАТО в качестве возможной опции своей оборонной политики. Таким образом, в принципиальной дискуссии о "натовской опции", по всей видимости, была поставлена точка.

В 1949 году Швеция воздержалась от вступления в НАТО и заявила о продолжении политики строгого нейтралитета, однако в 1994 г. наряду с Хельсинки Стокгольм включился в программу Альянса "Партнерство во имя мира", направленную на увеличение доверия и операционной совместимости между НАТО и странами-партнерами, а также потенциальными кандидатами. Затем последовало участие в множестве миротворческих и мониторинговых миссий, а также учений под эгидой НАТО. И с тех пор "натовская опция" оставалась одной из главных тем общественно-политических дискуссий в стране.

Этот термин не означает обязательства Швеции подать заявку на вступление в Альянс, но указывает на готовность королевства к рассмотрению такой возможности, если того потребует ситуация. Так вот, 10 декабря впервые в истории Швеции парламентское большинство одобрило "натовскую опцию". Таким образом, ее позиция синхронизуется с позицией Финляндии, для которой возможность вступления в Альянс является краеугольным камнем оборонной доктрины. Вот вам и перспектива отчисления 2% ВВП на оборону.

Здесь любопытно, что вторую крупнейшую оппозиционную партию, правых популистов "Шведских демократов", поначалу такая перспектива не вдохновляла: как типичные евроскептики, они не в восторге от многонациональных союзов. Но в итоге здравый смысл возобладал. При этом лидер партии резонно заявил, что не помешало бы "просунуть ногу в дверь" НАТО, как это сделали финны, и вообще, не помешало бы вступить в военный альянс с Хельсинки – тем более что это укрепило бы безопасность обеих сторон. Впрочем, касаемо сотрудничества с Финляндией в новом оборонном бюджете упоминаний хватает – как в области ВПК, так и в вопросах оперативного взаимодействия.

В общем, можно констатировать, что традиции шведского нейтралитета сильно пошатнулись, хотя нынешнее правительство и заявляет о намерении вести дела как обычно. Теперь это определенно не константа, а переменная, зависящая от того, насколько будут чувствовать себя в безопасности шведы. Так что постоянными провокациями в небе и водах Балтики, а также озвучиваемыми российскими дипломатами угрозами ядерных ударов по Швеции Москва добилась обратного эффекта. Даже если последние неприсоединившиеся к НАТО скандинавская страна и ее соседка останутся на пороге Альянса, степень сотрудничества с ним определенно будет повышен, а их интеграция в рамках оборонного формата северных стран NORDEFCO усилится.

    Реклама на dsnews.ua