• USD 28.2
  • EUR 32.9
  • GBP 36
Спецпроекты

Отжать газ. Как Эрдоган с Путиным мировой порядок доламывают

Турция, вопреки критике и санкциям со стороны ЕС, продолжает бурить кипрский шельф в поисках газа
Фото: EPA/UPG
Фото: EPA/UPG
Реклама на dsnews.ua

Кипр на фоне противостояния с Турцией за газовые месторождения на шельфе острова принял решение увеличить присутствие там компаний Total (Франция) и Eni (Италия). Министр энергетики Кипра Георгиос Лаккотрипис сообщил накануне, что этот консорциум, уже участвующий в разработке месторождений, получит 50% прав на Блок 7 (всего их 13) экономической зоны Кипра. В Никосии полагают, что месторождение "Калипсо" (одно из крупнейших в мире), расположенное в соседнем Блоке 6, может тянуться и до Блока 7. Оба они расположены к югу от острова, в то время как турецкие суда орудуют к востоку и западу от Кипра, прикрываясь заботой о правах турок-киприотов из непризнанной лишь Анкарой "Турецкой Республики Северный Кипр" (ТРСК).

В условиях конфликта между Кипром и Турцией для первого точно не будет лишним привлечь в регион больше судов крупных европейских корпораций. Поэтому помимо выдачи лицензии на бурение в Блоке 7 Никосия "впустила" Total (20-40% прав) в четыре других блока, где уже работает итальянская Eni - партнер французов в семи блоках. И Лаккотрипис прогнозирует, что уже в конце 2019 - начале 2020 г. компании, участвующие в разработке месторождений, пробурят порядка девяти скважин. Таким образом, греческий Кипр по форме согласился на дальнейшую эскалацию конфликта с Турцией, но в перспективе неизвестно, распространится ли эта эскалация и на восточный шельф. Поскольку Анкара уже дала понять, что ее не смущают суда европейских компаний, когда отогнала от шельфа судно Eni в феврале прошлого года.

История газового конфликта

В 2011 году американская Noble Energy обнаружила залежи газа на шельфе Кипра. Месторождение получило красивое и символическое название "Афродита". Появилась из пены морской, как и надежды Кипра стать крупным игроком на газовом рынке. Запасы газа оценили в 127,4 млрд кубометров, а ресурсный потенциал - в 227 млрд куб. м. А вышеупомянутое месторождение "Калипсо" (не богиня, но нимфа со схожим реноме), по некоторым оценкам, может еще крупнее "Афродиты".

Параллельно можно было наблюдать формирование греко-израильско-кипрского альянса, который породил проект трубопровода EastMed от месторождения "Левиафан" (450 млрд кубометров) в Грецию через Кипр и Крит. В совокупности с разработкой "Афродиты" и "Калипсо" EastMed поменял бы геополитический ландшафт в Восточном Средиземноморье, ослабив позиции Турции. Потому Анкара решила действовать. Чему помогло промедление с выдачей лицензий Кипром. Процесс разработки месторождений затянулся из-за переговоров Никосии с Noble Energy, израильской Delek Drilling (которая также была вовлечена в разработку месторождения "Левиафан" и "Тамар") и голландской Royal Dutch Shell.

В итоге Турция в октябре 2018 года уже публично объявила о своих газовых амбициях.

Тогда министр энергетики Фатих Донмез презентовал планы по бурению на кипрском шельфе, на который, как уверяет президент Реджеп Тайип Эрдоган, Анкаре дает права непризнанная ТРСК.

Реклама на dsnews.ua

В мае этого года буровое судно Fatih принялось дырявить шельф к западу от Кипра, а в июле на востоке обосновалось судно Yavuz, занятое сейчас подготовительными работами к бурению.

Что мне санкции

Никосия, Афины, Вашингтон и Брюссель отреагировали очень бурно и эмоционально.

Пока еще глава дипломатии ЕС Федерика Могерини назвала буровые операции Турции нарушением суверенитета Кипра, а блок на июньском саммите принял решение о санкциях в отношении Анкары. Во-первых, Брюссель в 2020 году оставит Анкару без 145,8 млн евро финансовой помощи как кандидата на вступление в ЕС. Во-вторых, будет пересмотрена деятельность Европейского инвестиционного банка в Турции. В-третьих, будут заморожены встречи на высоком уровне между ЕС и Турцией. В-четвертых, возможно введение санкций непосредственно в отношении компаний и лиц, участвующих в бурении на кипрском шельфе.

А что Анкара? Возмущена, но обороты сбавлять не намерена. Тем более, она обзавелась союзником в лице России. Официально МИД РФ осудил действия турок, призвав к "сдержанности" и продолжению процесса объединения Кипра. А уже 23 июля министр энергетики Александр Новак допустил проведение совместных с Турцией геолого-разведывательных работ на шельфе: "Если с коммерческой точки зрения эти проекты будут выгодны для всех сторон, то российские компании могут принять решение о сотрудничестве с Турцией в Восточном Средиземноморье".

Так что по сути Турция получила "одобрямс" от Кремля, который ко всему надеется, что участие в разработке позволит ему в некоторое степени нивелировать угрозу потерю части европейского рынка из-за поставок газа Кипром и Израилем. И, разумеется, усилит позиции в диалоге с Западом.

Концерт наций 2.0

Борьба между Кипром и Турцией продолжается. Однако можно констатировать, что войну Никосия проиграла, несмотря на поддержку со стороны Евросоюза и США. Эрдоган отступать не намерен, чему есть ряд причин: продолжение политики построения неоосманской империи, стабилизация турецкой экономики после недавних потрясений, шанс стать не только транзитером, но и экспортером газа.

Но куда важнее то, что турецкий лидер не постеснялся пойти на нарушение международного права, как до него и президент РФ Владимир Путин. Конфликт же с Кипром стал очередной иллюстрацией того, что система международного права, система сдержек и противовесов близка к полному разрушению. И происходит это под молчание сильных мира сего - выражения обеспокоенности не в счет. Если тому или иному крупному государству будет невыгодно помочь с урегулированием кризиса, то вмешиваться оно и не будет. Во главе угла все больше места занимают прагматичный интерес и национальный эгоизм, в то время как политика декларируемых ранее ценностей сходит на нет.

Прекрасным примером тому является нынешняя Германия, которую не так давно США призывали оказать помощь в разрешении проблем в Сирии и Ормузском проливе, где Иран принялся задерживать иностранные танкеры. В обоих случаях Берлин наотрез отказался. И действительно, зачем немцам идти в Сирию или Ормузский пролив, если Берлин намерен иметь гешефты с Ираном? Зачем усиливать давление на Россию, если Германия заработает на российских энергоресурсах?

Уже сегодня наблюдается откат к концепции из прошлого, о которой неоднократно уже писала "ДС", - "Европейскому концерту наций", клубу сильнейших, решающих глобальные миры между собой, а не на каких-либо международных площадках. По сути, этот откат к Венской системе международных отношений с поправкой на нынешние реалии уже произошел.

Надгосударственные структуры вроде той же ООН дряхлеют и не располагают собственными независимыми от влияния извне механизмами принуждения. А государства, у кого они есть, не видят смысла в их применении, пока речь не заходит об их личных интересах, как в случае с США. Собственно, почему Вашингтон, к примеру, оказывает давление на Берлин и Москву в вопросе строительства "Северного потока-2"? По той простой причине, что США интересует европейский рынок газа. Так или иначе львиная доля причин являются экономическими или продиктованными заботой об обеспечении собственной безопасности. И лишь затем уже следуют мировоззренческие причины. Которые в скором времени вообще могут кануть в небытие.

    Реклама на dsnews.ua