Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Поколение Пу. Путин сам заставил подростков охотиться на Димона вместо покемонов

Вторник, 4 Апреля 2017, 15:00
Запретительный держимордовский рефлекс всегда губил российскую власть
Фото: EPA/UPG

Фото: EPA/UPG

Вышедшая на российские площади и улицы молодежь многих взволновала. Во-первых, давно уже так массово не выходили. Во-вторых, они-же-дети! Уста младенца, требующие перемен сердца, «наше будущее» и все такое прочее, слившееся воедино. В-третьих, их, конечно, кто-то «использует», и мы даже знаем, кто. Если хотите, в-четвертых, что же им еще делать-то? Ситуация тупиковая - затхло застойная, кризисная.

Они молоды, и их тянет в будущее, а им подсовывают только прошлое-пошлое - великие победы, консервативные ценности, политическую изоляцию, основы православной культуры и Мизулину с Кобзоном в качестве секс-символов

В этом качестве, конечно, есть еще и эталонный Путин, но ему-то уже тоже за шестьдесят, и этот медицинский факт не может перешибить фотошоп, неустанно трудящийся над обнаженным высочайшим торсом. Молодежь закономерно раздражается геронтократией. Особенно когда власть то и дело выступает в смешной роли молодящейся дуры.

Протест юных переоценить одновременно и легко, и трудно. Легко - потому что всегда хочется верить, что вот они перемены и люди, которые их сделают. Вот пришли новые - небитые, непуганые, образованные и ничем не измазанные. В это просто хочется верить, когда верить больше не во что, когда не на что больше ставить и не на кого надеяться. И у них есть за что выходить, у этих «новых». Окна возможностей захлопываются одно за другим, социальные лифты застревают между этажами, столица - пускай их даже две - не в состоянии переварить всех желающих и устраивает на входе строгий кастинг. А есть ли жизнь в провинции - вопрос, на который немногие хотят искать ответ.

Но откуда они, эти «новые»? Кто их привел? Для чего ни пришли? Поколение ровесников власти - детей, родившихся примерно тогда, когда Путин появился в Кремле сначала в качестве премьера, а потом и президента. Условное «поколение Пу», которое ходило (и ходит) в постсоветские школы с их скукой, унижением, дырявыми программами. Которое компенсирует это альтернативной реальностью интернета, в первую очередь соцсетей. Говорено-переговорено (и совершенно правильно),  что это «нетелевизионное» поколение, свободное от прямой (и тупой) телепропаганды.

Поколение, упущенное кремлевской властью, которая так и не сумела толком «окучить» соцсети, и школой, которую разучились использовать в идеологических целях

В общем, да, - они другие. Не то чтобы совсем неуязвимые для пропаганды, но неуязвимые для ее «вчерашних» форм, воплощенных в Останкинской игле. Их ТВ - ю-тьюб. Их круг чтения и общения - френд-ленты соцсетей. Куда, конечно, власть догадалась напустить стаи троллей, но тролль по определению туп и легко вычисляем.

Можно сказать, что кремлевская власть, отработавшая свои методы «для взрослых», не справилась с детьми. Она старалась, как могла - Селигер, «Наши», скинхеды, байкеры, прикармливание рок- и поп-звезд. Наконец, расширение возможностей для тех, кому нужно перебеситься, для адреналиновых наркоманов и тестостероновых драчунов. Армия призывает в свои ряды - со зримой перспективой пострелять по живым мишеням. Нет нужды вербоваться в сомнительные структуры вроде ИГИЛ или ехать за семь верст киселя хлебать, чтобы свою удаль молодецкую конвертировать в металл - золото или цинк. До Донбасса рукой подать. В Сирию отвезут за государственный счет.

Но проблема (Кремля) в том, что внутреннее давление растет среди тех, у кого нет потребности потрясать гульфиком. Среди тех, кто просто постит селфи и обеспечивает себя виртуальным комфортом в подходящих группах «ВКонтакте», кто выходил бы на площади только ради флешмоба или ловли покемонов.

Но вдруг оказывается, что ловить покемонов - подсудное дело. Что за фоточку на стене могут отправить на общественные работы. Что под благовидным предлогом предупреждения подростковых суицидов вот-вот начнут закручивать гайки в соцсетях

Да и экономическая ситуация такова, что оплачивать электричество и интернет скоро станет затруднительно - что уж говорить о покупке новых гаджетов.

Лучшее, что могла бы сделать власть, не мешать им ловить покемонов. Раздавать вай-фай всем даром, сколько угодно вай-фая, и чтобы никто не ушел обиженным прямо на Красную площадь. Конечно, практика задаривания плебса хлебом и зрелищами, как показывает история, дает только небольшой выигрыш во времени, но ни у кого раньше не было таких больших возможностей в смысле зрелищ. Не было возможности дать людям жить в их альтернативных реальностях и по мере слабых сил учиться управлять ими через эти удобные для них реальности. Вместо этого власть пытается запретить, закрыть, поставить всех вне закона об экстремизме, взять под контроль под любым предлогом - от чувств верующих до необходимости переловить всех синих китов.

Запретительный держимордовский рефлекс всегда губил российскую власть.

Нельзя сказать, что вседозволенность в интернете спасла бы Кремль навсегда и от всего. Но какое-то время власть и ее граждане могли бы существовать в параллельных реальностях, не слишком пересекаясь. Ненужность власти и государства вообще для большинства из тех, кто лечится по знакомству, переводит детей на хоумскулинг, аутсорсят или работают в приватном секторе, уклоняясь от налогов, - в общем, выживают «за свои», - может компенсироваться минимальным вмешательством государства в те сферы, которые для граждан важны. Власть поступает ровно наоборот: не давая никаких особых возможностей, она закрывает и те «норки», которые давали людям жить той жизнью, которая их хотя бы отчасти удовлетворяла. Тотальный контроль, возможно, неплохо работал в прошлую информационную эру. В ту эру, в которой воспитывалась нынешняя власть. И она просто не понимает, что прежние тоталитарные и авторитарные методы настолько устарели, что дают противоположный эффект.

Но дело в том, повторюсь, что история дает уроки, работающие в любые технологические эпохи: зрелища и хлеб срабатывают до определенного момента. Поколение соцсетей не смотрит телек и не подвержено централизованной пропаганде. Но оно очень сильно подвержено популизму. Кремлю, возможно, очень хочется, чтобы мир думал, что Трампа к власти привела политика Путина. Но на самом деле Путин совершенно не нужен человеку, у которого двадцать миллионов подписчиков в «Твиттере». Эта мысль заставляет Кремль смотреть на «Твиттер» и прочие соцсети волком. И «брать свои меры».

Протест юного поколения соцсетей очень легко переоценить, потому что это не то чтобы политический протест. Навальный пользуется соцсетями чуть-чуть лучше, чем Кремль, поэтому он может записать всероссийский антикоррупционный флешмоб на свой счет

Главная проблема этого «протеста» в том, что у него нет политической программы. Крестовый поход детей против премьера-коррупционера - это игра «поколения Пу». Выросшее в условиях тотальной коррупции, оно может купиться на антикоррупционные лозунги (если они хорошо испечены), но вряд ли пойдет за них на баррикады. О чем говорит центральная фигура протеста - Димон. Вместо того чтобы бить по основам системы коррупции, воплощенной в фигуре ее гаранта Путина, протест спускается в свисток, превращается в фарс самими «оппозиционерами», подсунувшими детям покемона.

Димон - это покемон, которого молодежь вышла ловить на площади городов. Свежая игра в расширенной реальности в качестве эрзаца, имитации политического протеста

Лучшего подарка Путину Навальный и Ко сделать просто не могли. Они вывели детей на улицы, не дав им никаких ориентиров. Они заявили о «протестах», не указав не то что программы, но даже точного адреса протеста. Собственно, после этого «точным адресом» совершенно закономерно оказалась канализация.

С другой стороны, эти «юные протесты» переоценить трудно. Да, российская оппозиция, записавшая эти протесты на свой счет, своими руками подсовывает потенциальным революционерам свисток для спуска пара. Да, это игра, флешмоб, дискотека, потому что других форм выхода на улицу не знает и не приемлет ни молодежь вообще, ни дети соцсетей в частности. Но разве мало было революций, которые начинались именно так?

Если бы вдруг появился в России в эти дни или месяцы человек, реально заинтересованный в протестах и смене власти, я бы посоветовала ему обратить внимание на один важный урок украинских майданов. Он сводится к одной фразе: хто не скаче, той москаль. Главное слово вовсе не «москаль», что бы ни говорило по этому поводу раша-ТВ. Главное слово - «скакать». Собственно, они и сами об этом догадываются, раз спрашивают у нас - че, мол, доскакались? Если протест не приобретает карнавальных форм, роднящих его с флешмобом, не напоминает РПГ с хорошо прописанными квестами, если на нем не сделаешь пристойного селфи, в общем, если Димон - не покемон, то никто его ловить не станет. Это потом в процессе карнавала, когда силы тьмы (по всем законам жанра) поднимаются против пестрой толпы, она преображается в войско света и принимает бой. Но это уже заключительный акт драмы. А начинается она всегда с того, что все скачут, а кто не скачет, тот сами-знаете-кто. Сначала должно быть весело и немного (совсем немного) страшно. Очень молодежная обстановка.

Юные приходят на площадь детьми: приходят играть, тусоваться, фоткаться и скакать-скакать-скакать, а потом за считанные дни у всех на глазах - взрослеют

Флешмобами не делается политика. А школьники со студентами не делают революций. Революция - взрослое, стремное дело. Она может начаться флешмобом, квестом, реконструкцией, в общем, карнавалом, но ее следующая, драматическая стадия предполагает участие «взрослых». Революция достоинства, напомню, началась в тот момент, когда закончился молодежный Евромайдан, когда менты избили детей, тусовавшихся «за Европу» на месте «йолки». Ничего особенного: просто биология, просто закон природы - взрослая особь кидается защищать детеныша от хищника и преследует его, сколько может. Крестовые походы детей могут обернуться легендой о Гаммельнском крысолове, а могут стать дебютом революции, если дети так или иначе сумеют достучаться до взрослых. Если законы природы не вытравлены из взрослых голов пропагандой. Если связь поколений сильнее, чем преданность власти или просто апатия.

«Юный протест» трудно переоценить даже в случае полного «слива». Ничто не потеряно, даже если декабристы не разбудили Герцена немедленно. Однажды эти дети станут взрослыми. Опыт майданной солидарности, винтежа, стрема, сидения в автозаке, общения с уполномоченными - все это не проходит даром. И однажды может оказаться востребованным уже во «взрослой» жизни.

Тот, кто попробовал протест в беспечной юности, когда еще не был способен правильно оценить и соотнести риски и возможности - это тот битый, который стоит двух (десятков) небитых

Каким бы ни было разочарование от «слива», каждый следующий шаг «на выход» дается легче, чем предыдущий.

Дети, конечно, «перебесятся». Но те, кто повторяет как заклинание эту фразу, недооценивают «перебес». «Перебесятся», да. Но в процессе чему-то научатся, получат опыт, станут сильнее, приобретут необходимые качества. «Перебес» на футбольном матче чем-то да отличается от «перебеса» на политических акциях, пусть даже имеющих черты флешмоба. Какую бы форму ни имел такого рода «перебес», она остается опытом противостояния власти.

«Поколение Пу» вряд ли изменит что-то прямо сейчас или даже в самом ближайшем будущем. «Протест сольют» - уже «слили» - не столько Кремль, сколько те, кто инициировал эти акции, но не придумал куда и как их направить дальше. Но «опыт улицы» останется с ними и, возможно, окажется востребованным. И тогда все уже будет «по-взрослому».

Больше новостей о событиях за рубежом читайте в рубрике Мир