• USD 28.3
  • EUR 33.1
  • GBP 36.4
Спецпроекты

После взрыва. Вернется ли Ливан под протекторат Франции

Хотя причиной взрыва в порту Бейрута стало банальное разгильдяйство местных властей, его последствия высветили несостоятельность ливанского государства

Фото: Shutterstock
Фото: Shutterstock
Реклама на dsnews.ua

После недельных попыток сбить волну возмущения и разрешить политический кризис, вызванный катастрофой в порту Бейрута, несколькими отставками второстепенных министров и депутатов, правительство Ливана в полном составе ушло в отставку. Перед уходом премьер-министр Хасан Диаб озвучил предложение распустить также и парламент, назначив досрочные выборы. Но и досрочные выборы не решат главной проблемы Ливана, который становится разменной монетой в борьбы внешних сил. Население же, уставшее от вечных неурядиц, балансирования на грани гражданской войны и перманентной полуреволюционной ситуации, протестует, требуя, по сути, одного: хоть какой-то определенности.

Взрыв и его эхо

Вечером 4 августа в порту столицы Ливана, Бейрута взорвалось 2750 т аммиачной селитры, что сравнимо со взрывом небольшой атомной бомбы. В соседней Иордании взрыв ощущался как землетрясение с магнитудой 4,5 балла. В самом Бейруте разрушены многие здания, а практически все устоявшие серьезно повреждены. По официальным данным, на 9 августа число погибших составило 220 человек, завалы продолжают разбирать. Ранено не менее 5 тыс. человек и не менее 300 тыс. остались без крова.

Общий ущерб от катастрофы колеблется в районе от $3 до $15 млрд, причем растет каждый день. Злопыхатели уже утверждают, что власти Ливана решили превратить катастрофу в золотую жилу и вытребовать как можно больше международной помощи. Во всяком случае, когда президент Франции Эмманюэль Макрон прилетел в Бейрут после взрыва, местные жители немедленно обратились к нему с призывом "не давать денег коррумпированному правительству", которое все равно их разворует.

И вот правительство ушло в отставку. Если ли надежда на лучшее и менее коррумпированное?

Новое правительство, когда оно будет сформировано, ждет непростой старт. Потеря порта, который разрушен полностью, для Ливана, и без того переживающего тяжелые времена, и в самом деле – настоящая катастрофа. Вся логистика страны была завязана на порт Бейрут, так что угроза голода в стране сейчас самая что ни на есть реальная. Евросоюз же пока готов выделить на ликвидацию непосредственных последствий взрыва только 33 млн евро.

Версии о преднамеренном взрыве не подтверждаются. Очевидно, что его причиной стало ненадлежащее хранение взрывоопасного груза, а детонацию, скорее всего, вызвали сварочные работы. По подозрению в причастности к взрыву уже арестовано около 20 человек.

Реклама на dsnews.ua

Но катастрофу таких масштабов сложно списать на простую халатность – она неизбежно становится фактором политики. И, потому, следствие уже разрывается между очевидностью дела и политической целесообразностью, а в информационном поле внимание публики старательно рассеивается на третьестепенные детали.

Чистая политика

Сейчас, в качестве оправдания бездействия властей в оборот вброшена версия о том, что якобы покупатели селитры в Мозамбике были подставными, а на самом деле она предназначалась для "Хезболлы". Таким образом, неуплата портового сбора, из-за которой судно осталось в порту, была инсценировкой, чтобы задержать судно в Бейруте, а последующие варианты продажи неизменно вели к "Хезболле". Что не снимает вопроса о том, почему не были найдены приемлемые способы избавиться от селитры. Возможно, что вывозу препятствовала "Хезболла", влиятельная в Ливане, а ее попаданию в руки "Хезболлы" — влиятельные антииранские силы. Это и создало равновесную ситуацию, задержав опасный груз в порту Бейрута на шесть лет – и, в конечном итоге, завершившись катастрофой.

Бесспорно, это любопытная версия, и она заслуживает внимания, равно как и возможный русский след в поставках взрывчатых веществ "Хезболле". Но все эти темы не снимают с повестки дня главного: к катастрофе привела некомпетентность властей Ливана. Пытаясь скрыть ее, ливанские власти размывают тему взрыва в СМИ, вбрасывая десятки версий, не имеющих к нему прямого отношения. При этом, они категорически против международного расследования причин взрыва. Пресс-служба президента Мишеля Ауна уже объяснила отказ тем, что в установлении виновных во взрыве в порту Бейрута нужно действовать "немедленно и без спешки".

Чтобы успокоить разъяренных граждан, в отставку поначалу отправляли отдельных министров и депутатов. Это не помогло — в Бейруте начались массовые протесты. Об их масштабе можно судить уже по тому, что число пострадавших в ходе стычек с полицией, и брошенной ей на подмогу армией превысило 700 человек. Иными словами, будучи не в состоянии организовать работу порта, власти не испытывают проблем с организацией избиения протестующих, что тоже, несомненно, было отмечено и оценено ливанцами.

Возмущенные люди принялись штурмовать здания ряда министерств и банковской ассоциации. Армия, вызванная на помощь полиции, отбила было назад пострадавшее от взрыва здание МИД, но демонстранты, среди которых нашлось немало отставных военных, в ходе повторного штурма вернули его себе, объявив "штабом революции".

Однако с требованиями у революционеров все пока складывается не очень удачно. Да, правительство под их давлением ушло в отставку. Да, весьма вероятны досрочные парламентские выборы. Но будут ли новые парламент и правительство лучше предыдущих? Вырастет ли качество управления страной?

Ответ здесь скорее отрицательный, и это связано с изначальными особенностями Ливана, скроенного из куска французской подмандатной территории, бывшего ранее частью Османской империи. Конструкторы ливанской независимости изобрели систему неписанных, но строго соблюдаемых конфессиональных квот, в рамках которых президентом страны может стать только христианин-маронит, премьером — мусульманин-суннит, председателем парламента — мусульманин-шиит, а в правительстве должны быть почти поровну представлены христиане и мусульмане. До компетентности ли тут при подборе кадров — будь то речь о министрах, политиках или чиновниках? Ясно ведь, что в кадровой политике такого государства, на всех ее уровнях, неизбежно превалируют конфессиональные и клановые связи, давая питательную почву для коррупции.

Более того, каждая из таких групп ищет поддержки за пределами Ливана, неизбежно оказываясь пешкой в чужих играх. И досрочные парламентские выборы как раз и станут в очередной раз полем для таких игр.

В первую очередь речь пойдет о борьбе за ослабление (сохранение) влияния Ирана, что означает атаку на политические позиции "Хезболлы". С этой целью США, Франция и аравийские монархии будут поддерживать нынешних оппозиционеров из антисирийского и антииранского блока, куда входят "Ливанские силы" Самира Джаджаа, "Прогрессивная социалистическая партия Валида Джумблатта" и движение "Аль-Мустакбаль" Саада Харири. Но у США, Франции и нефтяных шейхов в Ливане существенно разные интересы, и каждый из игроков будет продавливать именно их.

Проиранские силы, в основном, "Хезболлу", помимо Ирана поддержат Россия и Китай, причем и тут все три страны будут играть в своих интересах, разворачивая ситуацию на себя. Отдельным игроком в этом раскладе выступает Турция, у которой нет пока устойчиво-своего инструмента для игры на ливанском поле, но, которая, несомненно постарается им обзавестись. Эрдоган намерен существенно усилить турецкое влияние в Восточном Средиземноморье, и политическая перетасовка в Ливане дает ему хороший шанс для этого.

Что остается тут от собственно ливанских интересов? И что это такое вообще – "ливанские интересы", без привязки к отдельным группам, если речь идет о современном Ливане, таком, каков он есть? Кого в этом котле высокой политики волнует то, как будут жить рядовые ливанцы?

И рядовые ливанцы прекрасно понимают суть происходящего. В соцсетях уже появилась петиция о возвращении Ливана под протекторат Франции, собравшая десятки тысяч подписей.

    Реклама на dsnews.ua