• USD 29
  • EUR 32.3
  • GBP 38.8
Спецпроекты

Telegram, Наталья Яресько и гомофобия. Кто, как и зачем уничтожил губернатора Пуэрто-Рико

Хотя Рикардо Росселло и был частью многих коррупционных схем, уйти ему придется не поэтому
Пуэрториканцы вышли на акции протеста против губернатора Рикардо Росельо, 22 июля 2019 г. Фото: Getty Images
Пуэрториканцы вышли на акции протеста против губернатора Рикардо Росельо, 22 июля 2019 г. Фото: Getty Images
Реклама на dsnews.ua

Губернатора Пуэрто-Рико, американской территории с непростым статусом, Рикардо Росселло заставили уйти в отставку. Сначала о его готовности уйти написали две крупнейшие газеты острова, El Nuevo Dia и Vocero, а затем и сам Росселло пообещал покинуть свой пост 2 августа. Возникший скандал буквально смел и его самого, и его команду, включая пресс-секретаря, главу администрации и госсекретаря, который по идее и должен был стать и. о. губернатора,—  все они уже покинули свои посты, не став ждать отставки самого Росселло.

Ближайшая кандидатура на замену губернатора, еще не подавшая в отставку, — министр юстиции Ванда Васкес.

Смертельная обида

События развивались так: 8 июля центр расследовательской журналистики Пуэрто-Рико опубликовал переписку Росселло в Telegram объемом около 900 страниц, а 13 июля указал на сексистские и гомофобные комментарии, имевшиеся в ней.

Пуэрториканцы очень на это обиделись и вышли на акции протеста, требуя от Росселло освободить губернаторское кресло, от чего тот поначалу твердо отказался.  Впрочем, и протест в первые дни был мирным, с относительно малым числом участников. Но скандал набирал обороты, протестующих становилось больше, а их настроения — все решительнее. К вечеру понедельника, 15 июля, демонстранты прорвали заграждения у резиденции губернатора, а полиция применила слезоточивый газ и резиновые пули.

Это не помогло, напротив, число граждан, вышедших на улицу, стало расти еще быстрее, достигнув в итоге примерно 200 тыс. человек в одном только столичном Сан-Хуане, а все население Пуэрто-Рико не превышает 4 млн. Со следующего понедельника, 22 июля, к протестам добавилась и всеобщая забастовка, что тоже было логично, поскольку протестовать в будний день, находясь на рабочем месте, как-то не с руки.

При этом демонстранты снова вели себя мирно, поскольку их численность была наилучшим аргументом. По той же причине старались не идти на конфликт и полицейские. Тем более что в толпе было немало их коллег, принявших участие в забастовке.

Реклама на dsnews.ua

Как минимум четыре круизных лайнера не стали заходить в Сан-Хуан в связи с забастовкой и протестами — и это чувствительная потеря для страны, чья экономика сильно зависит от туризма. Тем не менее пуэрториканцы твердо решили избавиться от Росселло во что бы то ни стало, не считаясь с издержками и расходами.

В ответ Росселло извинялся, юлил и признавал, что, позволив себе некорректные комментарии, он совершил ошибку. Вторую же ошибку он совершил, упорно не желая уходить. Пытаясь разрядить ситуацию, губернатор дал большое радиоинтервью с пространными извинениями. "Мы все подбиты. Я подбит. Но я признаю это, и я должен воспрянуть снова", — заявил он, а его жена, Беатрис Росселло выступила с призывом простить ее супруга. "Он сделал ошибку, осознал это и тут же принес извинения", — сказала она.

В итоге Росселло попробовал предложить компромисс, опубликовав в Facebook заявление о том, что уже подал в отставку с поста председателя Новой прогрессивной партии и не будет добиваться переизбрания губернатором на второй четырехлетний срок в январе 2021-го, но в отставку с губернаторского поста на текущем сроке все-таки не подаст. Мол, невозможно уйти в такой сложный момент, когда экономика острова на спаде, а последствия урагана "Мария", случившегося в сентябре 2017 г., все еще не преодолены.

Но во всех заявлениях и извинениях Росселло пуэрториканцы читали и слышали только одно: он не хочет уходить, прочие же детали опускали как второстепенные. В результате после каждого примирительного заявления протесты становились еще яростнее, а в Палату представителей Пуэрто-Рико внесли законопроект об импичменте Росселло.  

И вот, к 25 июля губернатор, похоже, сдался. Хотя, конечно, не исключены и сюрпризы, поскольку у Рикардо Росселло есть серьезные причины пытаться удержаться на своем посту любой ценой.

Особенности пуэрто-риканской политики

Пуэрто-Рико — весьма специфичное образование: не совсем государство, но и не штат США, а неинкорпорированная территория в составе Содружества с Соединенными Штатами. Иными словами,  Пуэрто-Рико находится под управлением США, но имеет и местное самоуправление; пуэрториканцы являются гражданами США, но не платят налоги в федераль­ный бюджет и не голосуют на выборах президента; действие конституции США на территории Пуэрто-Рико ограничено пуэрто-риканской конституцией; верховная власть принадлежит Конгрессу США, в ведении которого находятся вопросы внеш­ней политики и обороны, а Пуэрто-Рико представлена в Конгрессе комиссаром-резидентом с правом инициативы, но без права голоса. Законодательная власть в рамках полномочий автоно­мии принадлежит двухпалатной Законодательной ассамблее: 28 сенаторов и 51 депутат в Палате представителей. Глава исполнительной власти — президент США, а исполнительную власть в рамках автономии осуществляет губернатор, избираемый населением Пуэрто-Рико, в настоящее время это Рикардо Росселло. Избирательный цикл во всех случаях — четыре года.

Губернатор возглавляет Консультативный совет из назначаемых им министров и отвечает за вы­полнение законов. На политической арене соперни­чают в основном две пар­тии: Народно-демократическая (НДП) и Новая прогрессивная (НПП). При этом НДП выступает за сохранение статуса свободного, присоединившегося к Содружеству с США государства, а НПП — за присоединение к США на правах 51 штата, позиция же США сводится к сакраментальному "как хотите, так и... " — в общем сами, сами думайте, как вам лучше будет.

Судя по всему, бесконечная неопределенность и колебания между вхождением и невхождением в США устраивают пуэрто-риканские элиты в наибольшей степени. В целом же система власти в Пуэрто-Рико очень похожа на уменьшенную модель власти в США, с поправкой, естественно, на традиционное латиноамериканское разгильдяйство.

США, надо отдать им должное, ощущают ответственность за прирученную территорию, и после урагана "Мария", вызвавшего катастрофические разрушения и гибель, по разным оценкам, от 3 до 5 тыс. человек, хотя и поворчали, но все-таки выделили Пуэрто-Рико в общей сложности $92 млрд. помощи и льготных займов, то есть чуть больше $10 на каждый квадратный метр острова. За такие деньги Пуэрто-Рико должна была зацвести пышным цветом, а она никак не расцветала. Дела шли не то чтобы совсем из рук вон плохо, но, определенно, не на 92 млрд баксов.

Приглядевшись к ситуации, в Вашингтоне пришли к выводу, что причину неудач зовут Рикардо Росселло плюс его окружение. Случись это в США, и нечистого на руку губернатора, сняв с должности, увели бы в наручниках. Но в Пуэрто-Рико, в связи с ее автономией, с этим возникли проблемы. Тем более что обе палаты Законодательной ассамблеи сейчас контролирует НПП.

Нельзя сказать, чтобы пуэрто-риканские правоохранители, действующие совместно с американскими коллегами и по их наводке, не делали вообще ничего. Напротив, по окружению Росселло был нанесен ряд болезненных ударов. Только за июнь за решеткой оказались министр образования и еще пять крупных чиновников, а за два дня до публикации чата были арестованы еще два чиновника по обвинению в хищении $15,5 млн. Значительная часть команды Росселло, остающаяся пока на свободе, уже находится под следствием. Но все это были краешки пирога, а его центр, сам Росселло, оставался недосягаем. Тогда и был опубликован чат, в котором, как сообщили расследователи, его участники, уверенные в том, что шифрование Telegram абсолютно надежно и их никто не прочтет, обсуждали коррупционные комбинации в кругу своих и без обиняков. Расчет был сделан на то, что публикация такого динамита вызовет возмущение и Росселло просто сметут.

Но динамит не взорвался.

Коррупционные схемы оказались слишком сложными, чтобы в них мог разобраться человек с улицы, хотя расследователи и провели большую работу: сгруппировали выжимки из чата и снабдили их подробными пояснениями, дополнительной информацией и даже инфографикой, показывающей, как и среди кого распределялись похищенные деньги. Граждане, возможно, поохали и повозмущались в частных беседах, но взрыва не случилось. Зато, когда выяснилось, что Росселло и его собеседники неподобающе отзывались об уважаемых в Пуэрто-Рико людях, что стало известно опять же благодаря ссылкам на  900-страничный чат, опубликованный расследователями, это сработало на ура.

Век популизма

Между тем заявления Росселло о том, что  оскорбительные отзывы о его недругах, возможно, и небезупречны с моральной стороны, но не являются преступлением, вообще-то, справедливы. В конце концов, речь шла об обмене мнениями и шутками в закрытом чате Telegram, не предназначенном для публикации. И если, к примеру, Росселло не любит популярного в Пуэрто-Рико певца Рики Мартина и американскую демократку Мелиссу Марк-Виверито или кого-то еще, то это, в конце концов, его право. Никто не может запретить ему их не любить. Запретить Росселло воровать и наказать за злоупотребления — да, это можно и даже нужно. Но его личное отношение к кому бы то ни было и даже злословие об этих имярек в узком кругу, закрытом для посторонних, — его глубоко личное  дело. Тем не менее взломанный чат пустил карьеру неуязвимого ранее Росселло под откос.

Но и это еще не все. Вот прямая цитата из разоблачительной статьи, которая в конечном итоге и привела ситуацию к взрыву: "Общение — в период с конца 2018 года по 20 января этого года — также свидетельствует о манипулировании политическими опросами для повышения рейтинга губернатора и его администрации. Это не считая многочисленных шуток сексуального характера и женоненавистнических шуток, а также насмешек над журналистами, такими как Бенджамин Торрес Готай, которого они называют mamabicho, активистскими группами, такими как Феминистское движение, политиками всех партий с акцентом на мэра Сан-Хуана Кармен Крус и сотрудниками Совета по финансовому контролю в лице его президента Хосе Карриона и директора Натали Яресько. Это лишь некоторые из выводов, которые следуют из 889 страниц чата, опубликованных на этой неделе. В нем, помимо губернатора, участвовали бывший пресс-секретарь Рамон Росарио и бывший представитель правительства в Совете директоров Элиас Сифонте. При просмотре всего чата подтверждается, что участника F do называют Элиасом. Оба они высказывали мнения и даже давали указания по вопросам государственной политики. Также в чате присутствуют бывший министр финансов Рауль Мальдонадо; госсекретарь Луис Ривера Марин; бывший юрисконсульт губернатора Альфонсо Орона; финансовый директор и представитель правительства в Совете директоров Кристиан Собрино; блогеры Карлос Бермудес и Рафаэль Сераме; публицист Эдвин Миранда; министр внутренних дел Рикардо Ллеранди и секретарь по связям с общественностью Энтони Масейра. В чате обсуждались вопросы государственной политики, а Сифонте и Росарио обменивались конфиденциальной информацией".

Прочитав это, граждане возмутились. Но вот вопрос: многие ли из них сами читали злополучный для Росселло чат, хотя бы частично?

Лично я его прочел и пришел к следующим выводам.

Преступные действия участников чата из их реплик с полной очевидностью не следуют. Как минимум необходимы дополнительные материалы, которые позволили бы толковать их в таком ключе. Ок, допустим, что эти материалы у расследователей были.
Шутки, возможно, и грубоваты, но это, повторяю, закрытый от посторонних чат, в котором приятели общались в узком мужском кругу. К тому же назвать эти шутки явно оскорбительными все-таки сложно. На грани фола — да, иногда бывали. Но далеко не все. А многие были даже смешными. Иными словами, сам по себе чат не давал поводов для возмущения. Поводом для возмущения стало его цитирование и толкование.

Конечно, взрыв случился не просто так — оскорбления, пусть по большей части и мнимые,  стали последней каплей, а раздражение против губернатора, очевидно, копилось давно. Люди чувствовали, что что-то идет неправильно, но дать этому чувству рациональное объяснение были не в состоянии. И даже просто понять, что именно и как идет не так, когда им дали уже подробное разъяснение  в версии расследователей, которая, возможно, была и абсолютно верной, — я не настолько погружен в расклады Пуэрто-Рико, чтобы оценить ее объективность, — они тоже не смогли. Зато, когда гражданам сказали, что кого-то из их кумиров обозвали "маминой сучкой", у них появился законный формальный повод для возмущения.

В Вашингтоне уход Росселло, безусловно, поддерживают и если чего-то и опасаются, так только того, что он все-таки сможет уйти из-под удара и удержаться в губернаторском кресле. Дональд Трамп в интервью каналу C-SPAN, данном 22 июля, за несколько часов до начала 200-тысячной демонстрации в Сан-Хуане, заявил, что Росселло ужасный губернатор, хуже которого только мэр Сан-Хуана. Что ж, раздражение Трампа, озабоченного получением средств на строительство "Мексиканской стены", от пуэрто-риканской дыры, куда утекают миллиарды, вполне объяснимо и оправданно.

Но речь сейчас не о том, что с уходом Росселло в США вздохнут с облечением, в чем, к слову, местные эксперты совсем не уверены, поскольку уход всей губернаторской команды разверзает на острове настоящую кадровую дыру. Речь о том, как воспринимает политические события рядовой избиратель.

Так вот, сегодня  рядовой избиратель воспринимает их, руководствуясь эмоциями, поскольку суть событий слишком сложна для него и выходит за пределы его понимания. Он даже не утруждает себя прочтением первоисточников, выложенных в открытый доступ. История, происходящая в Пуэрто-Рико, — яркий и свежий пример такого восприятия. Но такие примеры можно во множестве найти по всему миру.

При этом эмоции иной раз приводят и к верной в целом оценке ситуации. Но эмоциями легко манипулировать, и недобросовестные популисты зачастую к таким манипуляциям и прибегают. Кроме того, эмоциональное восприятие событий, лежащее вне логики и вне понимания реальных причин и следствий происходящего, означает отсутствие каких бы то ни было прогнозов. Такой избиратель просто желает получить то, чего он хочет, а хочет он справедливости и приемлемой жизни, причем немедленно, здесь и сейчас, и отстранения от должностей тех, кто объявлен виновным в том, что справедливость и хорошая жизнь никак не наступают. Но, будучи не в силах просчитать дальнейший ход событий, он, даже верно определив виновников своих бед и затем добившись желаемого, на следующем шаге зачастую становится жертвой обмана.  И не получает ничего.

И поскольку наш мир усложняется, а массовое образование не поспевает за этим, то число таких избирателей растет. И это тревожно.

    Реклама на dsnews.ua