Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Нестандартное ВВС. Почему британские медиа стали бояться Кремля

Среда, 27 Ноября 2019, 17:00
Можно ли сегодня быть успешным в политике, в медиа и в крупном бизнесе, не сотрудничая с Кремлем?
Фото: Getty Images

Фото: Getty Images

Бывший репортер BBC Джон Суини обратился с заявлением в британский медиарегулятор Ofcom, обвинив руководство вещательной корпорации в нежелании выпускать в эфир сюжеты, в которых раскрываются российские связи британских политиков и чиновников. И хотя российские СМИ поспешили назвать обращение Суини "жалобой", по значимости поднятых проблем и полноте их изложения оно вполне может быть названо меморандумом.

Меморандум Суини

Суини проработал в BBC 17 лет и достиг большой известности, но его звезда закатилась, когда он взялся за российскую тему. Стоило BBC анонсировать в марте серию передач о том, как Россия использует слежку и пропаганду для дискредитации критиков Путина, как их автора вынудили уволиться уже в октябре.

Поводом стал скандал, возникший буквально на ровном месте: готовя сюжет об основателе ультраправой группировки "Лига английской обороны" Томми Робинсоне, Суини в ходе общения с его помощницей упомянул, что оплачивает спиртное, распиваемое вместе с ней, за счет редакции. Это было записано на скрытую видеокамеру и истолковано как "трата значительной суммы из средств, выделенных для подготовки материала, на алкоголь", хотя в рамках очевидной логики появление такого видео можно было расценить только как попытку скомпрометировать журналиста. К тому же все, кому довелось работать в СМИ, тем более - готовить репортажи с выходом во враждебную среду, подтвердят, что расходы на алкоголь на такой работе внеслужебными не бывают.

Суини и был спецом по таким репортажам: он проникал в Зимбабве при Мугабе в багажнике автомобиля, чтобы найти тайные захоронения жертв режима, и в КНДР - под видом безобидного преподавателя Лондонской школы экономики, путешествующего с группой студентов, разоблачал сайентологов и недобросовестных судмедэкспертов, а в 2016 г. снял фильм "Трамп: Кремлевский кандидат?", вышедший в эфир за четыре дня до инаугурации президента США и вызвавший истерику у московских пропагандистов

С учетом этих обстоятельств все должно было ограничиться советом Суини быть осторожнее, в крайнем случае, если пропито было до неприличия много, мягким напоминанием о необходимости беречь здоровье. На большее эта история определенно не тянула. Но руководство BBC начало служебное расследование, и Суини, понимая, что от него, ставшего неудобным, решили избавиться, предпочел уволиться сам.

С подачи Робинсона вдогонку Суини был запущен и слух о том, что его якобы уволили за создание фейковых новостей, в очевидном расчете на то, что разбираться в подробностях никто не станет, а слух пойдет гулять. Но репутация Суини оказалась слишком высока, и затея не выгорела. Зато после его ухода из BBC куда-то затерялись анонсированные сюжеты о России и Путине, отчего бюрократы, стоящие во главе корпорации, вероятно, облегченно вздохнули.

Однако Суини, пообещавший  при уходе "создать проблемы в другом месте", сдержал слово. Опальный журналист потребовал от Ofcom провести расследование относительно ряда фильмов, касающихся ультраправых, России и Brexit, которые были подготовлены, а затем по непонятным причинам не пошли в эфир вообще либо вышли в урезанном и выхолощенном виде, а также относительно ряда функционеров BBC, "поставивших под угрозу редакционные ценности путем получения финансовых стимулов или выгод в натуральной форме". Назван был и посредник в передаче "стимулов и выгод" - крупнейшие табачные компании, входящие в пул Big Tobacco, и выполняющие, по утверждению Суини, деликатные поручения российских властей.

"Руководство BBC во главе с генеральным директором Тони Холлом стало настолько избегать риска перед лицом угроз со стороны ультраправых, российского государства и его доверенных лиц, что подрывает должную беспристрастность и угрожает журналистским расследованиям", -  пишет Суини.   

В числе похороненных расследований были названы следующие фильмы. О Томми Робинсоне, запланированный к показу на февраль-март, в котором имелась информация о связях Робинсона с немецкими крайне правыми, дававшая основания полагать, что его деятельность косвенно финансируется из Москвы. О связях с Кремлем бывшего комиссара по торговле ЕС, члена палаты лордов Питера Мандельсона, расследование в отношении которого было прекращено после прямого вмешательства близкого к Мандельсону Джеймса Хардинга, возглавлявшего отдел новостей и текущих событий BBC News  в 2013-2018 гг. О связях бывшего министра культуры Джона Уиттингдейла с Дмитрием Фирташем, связанным с Кремлем олигархом,  пытающимся сейчас избежать выдачи в США (Уиттингдейл при Януковиче возглавлял "Британское украинское общество", которое финансировал Фирташ). О фирме Henley&Partners, пытавшейся оказать давление на мальтийскую журналистку Дафну Каруану Галисию в связи с проводимым ею расследованием, из-за которого она была впоследствии убита. О пророссийских симпатиях исполнительного директора лейбористской партии по стратегии и коммуникациям Шеймаса Милна. О Романе Абрамовиче и его британских связях. О спонсоре Brexit Арроне Бэнксе и его связях с Россией.

Приведен был и список фильмов, выхолощенных редакционной цензурой, а также множество других фактов, ясно говорящих о готовности руководства BBC идти как на уступки лицам, связанным с Россией, так и на сотрудничество  с ними.    

Материалов, собранных  Суини, достаточно для инициации целой серии расследований, а сам меморандум оставляет впечатление, что его автор знает и может рассказать на порядок больше изложенного. Объяснения же руководства BBC, поспешившего заявить, что работа над невышедшими фильмами еще ведется, неубедительны по срокам, и не отвечают на другие вопросы, поставленные в меморандуме.   

Сладость зла и оттенки серого

Но в том, будет ли начато расследование, есть большие сомнения. Даже беглое знакомство со списком лиц, о которых упоминает Суини, приводит к однозначному выводу: в верхах Британии сложилось мощное пророссийское лобби, члены которого, в силу занимаемых ими должностей, способны надежно прикрыть друг друга. Здесь можно вспомнить о докладе, раскрывающем финансовые связи между тори и Москвой, публикация которого заблокирована Борисом Джонсоном, и об истории "кембриджской четверки", ставшей позднее пятеркой, а затем и шестеркой. Советская шпионская сеть в британских верхах, не раз балансировала на грани провала, но ее неизменно спасала корпоративная солидарность элиты, препятствовавшая расследованию подозрительных обстоятельств. Дело сдвинулось с мертвой точки только после вмешательства американцев, обеспокоенных успехами советских спецслужб. Правда, беглецы в Советский Союз вскоре почувствовали, что, пожалуй, зря променяли на него британскую тюрьму, причем с такой же примерно проблемой столкнулся впоследствии и Эдвард Сноуден, - но все это случилось уже позднее.

Впрочем,  в отличие от Филби, Берджеса, или того же Сноудена, нынешним агентам влияния, по сути, нечего предъявить даже в случае провала. Времена изменились, и получать выгоды от сотрудничества с Россией можно уже совершенно безопасно.  

Современный характер противостояния условного Запада с условным Кремлем куда более гибриден, чем это представляется далеким от темы потребителям контента. Ближайшей аналогией здесь могла бы стать бесконечная партия в го, когда камни, выставленные на доску, способны под воздействием своих соседей изменять цвет, принимая любой оттенок от белого до черного. Это превращает противостояние в цепочку компромиссов, делая прямое противоборство белой и черной крайностей редким исключением.

При этом серые камни видят только игроки, а перед зрителями предстает обычная партия с камнями двух цветов. Игрокам же не нужна победа, их интересует только игра и сопутствующие ей тактические выигрыши. Впрочем, полная победа в этих условиях и невозможна, поскольку даже загнанный в глухую изоляцию игрок способен влиять на цвет камней победителя, распространяя свое влияние на его территорию, камней же, податливых на него, всегда будет достаточно.  

Если же перейти от аналогий к реалиям, то приходится констатировать, что развитие России в мировом контексте носит двойственный характер. С одной стороны, налицо глобализация ее компрадорских элит, вплоть до полного отрыва от России. Сегодня большинство российских элитариев имеют гражданство или вид на жительство других государств и стремятся вывести за пределы России принадлежащие им финансовые средства. Права же собственности на предприятия и природные ресурсы в самой России космополитизируются. Наиболее привлекательные активы давно принадлежат западным структурам, хотя во многих случаях за их вывесками скрываются представители все тех же российских элит, а землю, лес и пресную воду активно скупает Китай. Иными словами, Кремль интенсивно распродает Россию, готовясь к окончательному переходу на глобальный уровень и закрепляя права собственности на ту часть российского имущества, которую он намерен оставить за собой, при помощи инструментов международного права, включая транснациональное акционирование и формально-западные прокладки в виде собственников - юридических лиц.

Сегодня Кремль вплотную подошел к тому, чтобы окончательно вылупиться из России, перейдя в новое качество международного полутайного ордена. Россия же при этом будет трансформирована в один из механизмов распределенной сети новой глобальной сетевой структуры - Суперкремля. Ей будет отведена роль поставщика дешевого человеческого ресурса для создания инструментов силового давления в разных точках мира, причем зачастую - инструментов негосударственного характера. Что же до самого Суперкремля, то он, располагая на старте 20% мировых ресурсов, большая часть из которых уже распродана, а деньги выведены на Запад, может позволить себе не только силовое воздействие, но и масштабный подкуп, а также создание дочерних структур, оказывающих услуги управления по демпинговым ценам. Такая идеология проникновения и перехвата контроля и составляет суть путинизма.

Об управленческом демпинге следует сказать особо. Очевидно, что политик, лидер мнений или предприниматель, располагая финансовой подушкой, предоставленной глобальным Суперкремлем и поддержкой других агентов влияния, сможет действовать более рискованно, затратно, и, при необходимости, антисистемно, чем его невостребованные Суперкремлем коллеги. Эта ситуация повторяет в глобальном масштабе, то, что произошло после распада СССР, где практически 100% топовых политиков, журналистов и предпринимателей, пробившихся наверх и удержавшихся там, были давними агентами КГБ. Редкие исключения - случайные люди, поднявшиеся вверх собственным умом и талантом, либо перекупались, либо изолировались и уничтожались, что и определило весь дальнейший ход событий на постсоветском пространстве. В результате этого отбора и возникла корпоратократия спецслужб, которая сегодня с большим успехом распространяет свое влияние на весь мир. 

Менее очевидна, но более значима ситуация, когда в условиях искусственного хаоса и снижения эффективности старых методов управления происходит захват новых структур, ускользающих, в силу их новизны, из фокуса общественного внимания.

Примером такого рода может служить  цензура в "Фейсбуке", формально отданная компанией Цукерберга на аутсорсинг никому не известным сторонним фирмам и выведенная, таким образом, в тень, но в действительности являющаяся важнейшим инструментом глобального управления. Нет ни одной причины, по которой этот инструмент не мог быть захвачен российскими спецслужбами, и, судя по всем признакам, такой захват уже произошел, притом по прямому сговору с руководством FB. Впрочем, действуя в духе "компромиссных го", Россия активно контролирует только постсоветский сектор мировой соцсети, русско- и отчасти украиноязычный, стараясь не обнаруживать слишком явно свое присутствие в других его частях, что могло бы, в качестве ответной меры, привести к применению  в отношении FB Антимонопольного законодательства США.

Это компромиссное равновесие стало уже мировым трендом, причем речь идет о партии для трех игроков, среди которых Россия/Москва/Кремль на фоне Китая и Запада выглядит самым слабым. Но это впечатление обманчиво. Сила и уникальность Суперкремля в его гибкости и в готовности полностью оторваться от России, начав игру только на международном уровне и дистанцируясь от любых видимых связей с исторической родиной. Сама же Россия в рамках этого плана будет преобразована в страну-изгоя, презираемую и обличаемую на словах - в том числе и функционерами Суперкремля, но активно используемую в "мировом го" как специфическая и очень полезная в определенных ситуациях группа камней. 

Впрочем, отношения "глубинной России" и  "глобального Суперкремля" - предмет отдельного разговора, а мы обсуждаем сейчас меморандум Суини и дальнейшую судьбу этого документа и его автора.  

Очевидно, что Джон Суини пошел на большой риск, заглянув в Бездну, которая, в свою очередь, давно приглядывается к Западу, и не просто приглядывается, а активно сливается с ним. Сегодня любой успешный взлет в западном бизнесе, политике или медиа, ставший  темой топовых новостей, либо прямо вытекает из сотрудничества с этой Бездной, либо немедленно привлекает ее внимание, порождая приглашение к выгодному сотрудничеству, которое зачастую принимается либо, в самом редком случае, как это случилось с Суини, связан с готовностью бросить этой Бездне прямой вызов.

Последнее зачастую оканчивается печально: в лучшем случае такого смельчака подвергают гражданской казни, вбрасывая реальный, либо полностью сфабрикованный компромат, благо, и тоже, к слову, по сговору игроков для уничтожения репутации кого бы то ни было на Западе давно не требуется доказательств. В полном соответствии со средневековой традицией охоты на ведьм достаточно лишь нескольких свидетельств, причем даже заведомая абсурдность показаний не спасает обвиняемого.

Если же орешек оказывается очень крепким, и его не удается ни купить, ни запугать, ни скомпрометировать, ни окружить заговором молчания, то остается убийство, к которому Суперкремль с легкостью и прибегает. И только в редчайших случаях такому смельчаку удается выжить и потеснить Бездну, выставив на игровое поле собственный камень, не склонный к смене цвета.

Впрочем, даже такой, редчайший и исключительный успех ничего не меняет в общем раскладе этой игры. Эпоха героев прошла: компромисс с кремлевской Бездной слишком сладок, а Ад, если только в нем не жить, по-своему обаятелен, симпатичен и, главное, чрезвычайно щедр.

Больше новостей о событиях за рубежом читайте в рубрике Мир