• USD 28.2
  • EUR 33
  • GBP 35.9
Спецпроекты

Вторая Гражданская. Почему Трамп не может стать президентом всех американцев

Американские выборы 2020 года проходят в обстановке системного кризиса, диктующего весь ход избирательной кампании. В стране по факту идет тихая гражданская война, и нет ничего, что могло бы сплотить американское общество ради общей цели. Что еще хуже — не видно и стремления кандидатов в президенты отыскать такую цель

Дональд Трамп произносит свою приветственную речь для выдвижения республиканской партии в президенты на южной лужайке Белого дома 27 августа 2020 года в Вашингтоне
Дональд Трамп произносит свою приветственную речь для выдвижения республиканской партии в президенты на южной лужайке Белого дома 27 августа 2020 года в Вашингтоне / Getty Images
Реклама на dsnews.ua

Съезд Республиканской партии, продолжавшийся со вторника по пятницу, ожидаемо был раскритикован сторонниками демократов, обвинившими Трампа в ставке на раскол общества, а не его сплочение. Примером стала вчерашняя речь действующего президента в ходе принятия статуса официального кандидата от Республиканской партии на второй срок. Еще одно обвинение: Трамп и его окружение пользуются админресурсом.

Но эти же обвинения могут быть адресованы и демократам. Корректные формы борьбы, насколько они вообще были присущи американским выборам, очевидно, исчерпаны. Гражданская де-факто война, идущая в США, закономерно перенесена в избирательную кампанию.

Война человековещей

Качественные изменения рынка труда в ходе серии НТР превратили большинство наемных работников в прекариат - лиц, чья занятость носит кратковременный характер. Это обострило конкуренцию за рабочие места, что сразу нашло отражение в борьбе политиков за голоса, а также обострило все социальные конфликты. В сумме это вызвало первую фазу гражданской войны: войну меньшинств за привилегии под лозунгом равенства. При этом, меньшинства, видя в большинстве общества главного противника, сделали все для его разобщения на другие меньшинства, предпочтительно, ощущающие угнетенность и нужду в связи с этим в "позитивной дискриминации". Но конкуренция "позитивных дискриминаций", то есть, привилегий, неизбежно означала ограничение прав большинства, что и создало фон для перехода гражданской войны в горячую фазу.

Рост автоматизации производства снижает спрос на специалистов высокой квалификации, отдавая предпочтение их стандартно-примитивной подготовке. Это превращает миллионы людей в легко заменимые вещи, с минимумом собственных, вне государственной поддержки, возможностей. Критическая зависимость от социальных программ ужесточает борьбу между меньшинствами, а, поскольку на их голоса претендуют конкурирующие политики, эта борьба охватывает все общество.

Поначалу в качестве компромисса начинается раздувание социальных программ. Оно вызывает рост налогового бремени и бюджетных дыр, постиндустриальную деиндустриализацию, уход капитала в финансовые спекуляции, потерю рабочих мест – и, как следствие, дальнейшее ужесточение борьбы за социальную поддержку. Когда же процесс достигает критической точки, рушиться от перегрузки начинает вся система. К слову, опиатный кризис – одно из прямых следствий такого обрушения.

Все описанное носит глобальный характер. Иными словами, то, что мы наблюдаем в США – сильно улучшенная картина нашего собственного будущего, так что оснований злорадствовать у нас нет ни малейших. Отыграть же назад здесь крайне сложно. Переход от существования на социальном пособии с криминальными подработками, длиной в несколько поколений, к труду приемлемого качества, востребованному в современной экономике, зачастую идет не просто сложно, а вообще никак. И вариантов выхода из этого тупика сегодня не видно.

Реклама на dsnews.ua

Трамп на первом сроке

И вот, когда США, перегруженные внутренними и внешними социально-политическими обязательствами, подошли ко второй фазе, и тлеющий конфликт уже готов был стать открытым, в Белом Доме появился Трамп, обещавший в кандидатской речи 2016 года большую безопасность, снижение уровня преступности, насилия, а также уровня безработицы и бедности черного населения. В целом, это была объединяющая речь, в полном соответствии с традицией позиционировать кандидата как будущего президента всех американцев.

Сегодня демократы обвиняют Трампа в невыполнении розданных обещаний, но справедливо ли это? И да, и нет. Трамп выполнил обещания в тех пределах, в каких это было возможно. Но эти пределы оказались слишком узкими, и не позволили избежать погружения США накануне новых выборов в гражданскую войну, все еще вялотекущую, но уже в горячей фазе. При этом, нынешние события были до некоторой степени спровоцированы также и демократами, которые, окучивая свой электорат, связали руки правоохранителям.

С другой стороны, Трампа можно обвинить в том, что, исчерпав прямые возможности реиндустриализации, предложения новых рабочих мест взамен социальных пособий и сокращения иммиграции, и упершись в стену, он не нашел обходных путей, а продолжил действовать в лоб, что тоже внесло вклад в нынешнюю вспышку протестов. В частности, Трамп не сумел провести назревшую реформу правоохранительной системы. Но вот вопрос: а кто сумел бы? И какой должна была быть такая реформа, эффективная и приемлемая по стоимости?

Затем даже то, что было достигнуто, смыла волна пандемии, и вызванное ей падение экономики, что, собственно, и послужило детонатором протестов. Любопытный факт из области прикладной вирусологии: протестующих, судя по их активности, коронавирус не берет.

Взаимные обвинения

Но вернемся к речи Трампа, и к съезду республиканцев.

Съезд вышел неприкаянным. Сначала его планировали в Шарлотте, Северная Каролина, но власти штата, который на последних десяти президентских выборов девять раз голосовал за республиканцев, отказались принимать мероприятие, сославшись на риск коронавируса. Затем рассматривался Джексонвилл, штат Флорида, но его отверг уже Трамп, тоже из коронавирусных соображений. Трамп объявил, что примет кандидатуру от республиканцев либо в Геттисберге, штат Пенсильвания – пафосно, что и говорить, либо на территории Белого дома – что еще круче, но увы, уже не вполне законно. В пользу Белого дома Трамп, в итоге, и склонился отказавшись от Геттисберга в связи с обострением протестов. На сей раз в Кеноши, штат Висконсин, где полицейские при задержании застрелили очередного не оказывавшего сопротивления афроамериканца, что вызвало миграцию туда протестующих со всех США, а белый 17-летний юноша, в одиночку отбивавшийся с AR-15 в руках от целой толпы, застрелил двух борцов за права, приняв их за погромщиков. И Трамп, в итоге, выступил перед Белым домом, не забыв упомянуть, что "Республиканская партия самым решительным образом осуждает беспорядки, грабежи, поджоги и насилие, которые мы наблюдали в городах, управляемых демократами, таких как Кеноша, Миннеаполис, Портленд, Чикаго и Нью-Йорк".

В свою очередь, демократы заявили, что "Трамп ни слова не сказал своим последователям, призывая их сложить оружие и отказаться от провокаторской тактики, которая так часто превращала беспорядки в насилие", а также подчеркнули, что он "знает, что миллионы его соотечественников-американцев считают вооруженного белого линчевателя почетным сотрудником правоохранительных органов". 

Вопрос на засыпку: судя по таким заявлениям, кто вносит больший вклад в разжигание гражданской войны? И, кстати, почему участвовать в погромах, сопровождаемых человеческими жертвами, менее предосудительно чем отстреливать их участников?

Ответ очевиден, но нелицеприятен: и демократы, и республиканцы в равной степени ставят на раскол, поскольку не имеют в запасе других вариантов. Фактически в США, притом, на всех уровнях ниже федерального, уже налицо республиканско-демократическое двоевластие, в ходе которого представители двух партий топят друг друга. Общая напряженность вызывает рост насилия, так что обсуждать, кто виноват в каждом конкретном случае бесполезно. Виновна в целом и по большому счету предельно разболтанная система управления, раздираемая двумя партиями, интересы которых поставлены выше общенациональных, и отдающая исполнителям противоречивые указания.

На этом фоне обвинения в нарушении закона Хэтча, запрещающего федеральным служащим заниматься политической деятельностью в рабочее время, выдвинутые в адрес Трампа, принявшего кандидатство в президенты из Белого дома, и Помпео, отснявшего ролик в поддержку Трампа в ходе официальной поездки в Израиль, с крыши отеля в Иерусалиме, выглядят мелочной придиркой. Излишне говорить, что реальных последствий эти обвинения не повлекут, ибо сегодня на американских выборах все как на войне, где работает только одно правило: стреляй первым.

Великая Эрозия

Ни победа Трампа, ни победа Байдена не решит американских проблем. Оба антагониста похожи в главном: ни один из них не в силах предложить идею или лозунг, которые сделали бы его президентом всех американцев. Более того, "всех американцев", похоже, уже не существует вовсе. Страна глубоко расколота на два противостоящих лагеря: расколоты Конгресс и Сенат, расколоты власти штатов и местные власти, верхушка правоохранительной системы либо вычищена сторонниками Байдена, либо занята креатурами Трампа, а рядовой состав дискредитирован. В роли арбитра выступить некому, к тому же в ситуации, когда противостоящие стороны, по сути, сражаются за выживание в условиях кризиса, а выхода из кризиса нет как нет, арбитраж невозможен. Победит Трамп – сегодняшние проблемы останутся еще на четыре года, поскольку новых идей у него явно нет. Победит Байден – и эти проблемы тоже никуда не денутся, разве что хаос, который получат США, будет украшен вензелями в виде торжества BLM, реваншем черного расизма и почти не сдерживаемой ненависти к средним слоям общества (богатые смогут защитить себя при любой власти). Убитых черных, вероятно, станет меньше, но как бы не за счет большего числа убитых белых.

Этот раскол очень глубок. Америка шла к нему со времен схватки Буша с Гором, исход которой решался ручным пересчетом голосов в Калифорнии и Конституционным судом — и, наконец, пришла. Все варианты компромиссов исчерпаны. Альтернативой гражданской войне может стать только качественный скачок и выход в иное измерение, откуда нынешние проблемы будут выглядеть малозначительными. Падение астероида, к примеру, помогло бы тем, кто остался бы жив, найти общий язык – но где его взять, этот астероид?

Косвенным подтверждением кризиса является и запредельный возраст кандидатов. Трампу на старте второго срока 74. Байдену на вероятном первом сроке – 78. Геронтократия – верный признак застоя, что знакомо нам со времен СССР. В таком возрасте проблема деменции и препаратов, поддерживающих тонус, но не гарантирующих сохранение адекватности восприятия, встает во весь рост — недаром Трамп предложил Байдену совместно пройти тест на наркотики (Однако не стоит сравнивать это с выборами в Украине в 2019 году, где, к слову, победитель от теста по факту уклонился).

Откат "прямо назад" невозможен еще и по той причине, что "прекрасного вчера", могущего устроить сегодняшних американцев, никогда не было. Когда Трамп в своей речи вспомнил о предках, которые "пересекли опасный океан, чтобы начать новую жизнь на новом континенте", его критики напомнили ему о "коренных американцах и порабощенных африканцах".

"Трамп знает, что миллионы его соотечественников-американцев устали притворяться, что заботятся о чернокожих и коренных народах. Он хочет, чтобы они знали, что ему все равно. Вот что им в нем нравится", — заявил один из комментаторов, и это тоже было правдой! Не было никогда "Америки для всех", и нынешний кризис во многом порожден попыткой воплотить этот миф в жизнь. А следующая волна этого же кризиса, которая накроет уже весь мир, в значительной степени порождена попыткой воплотить этот миф в жизнь уже на глобальном уровне, натянув идеалы западной демократии на все человечество. И это порождает вопрос: а эти идеалы на все человечество вообще налазят? И, если да, то почему никак не налезут? А, если нет, то что могут предложить США в плане идей, чтобы удержать за собой место мирового №1? Ведь на фоне внутренних проблем закономерно возросли и обращенные к ним внешнеполитические вызовы. И роль Америки как тяжеловеса №1 все сильнее оспаривается – а с ней оспаривается и примат ценностей либерализма, с открытым рынком, личной свободой и неприкосновенностью частной собственности, лежащими в их основе. Причем, и в самих США этот примат все сильнее отвергается — в первую очередь теми, кто провозглашает своей целью борьбу за него. Трампово Make America Great Again — это не о либерализме. Это националистическая повестка дня, с поправкой на американские реалии.

Отсюда берет начало и современная западная готовность выгодно дружить с диктаторами. Конечно, Запад всегда был не против такой дружбы, но если раньше в рядах его значимых фигур неизменно находились те, кто осуждал такую практику, то сегодня на этот счет там царит трогательное согласие.

Иными словами, мир стал сложен, и требует качественно иного подхода к свободе и правам личности, не отвергающего их, но и не разрушающего сложную и уязвимую систему новых связей. И мир сегодня смотрит на США с надеждой, все еще воспринимая их как на лидера, способного найти выход из тупика, в котором оказалось все человечество. Будет ли выход найден? И понравится ли он нам? Ведь социальные лекарства, даже эффективные, зачастую вызывают разрушительные побочные эффекты.

    Реклама на dsnews.ua