• USD 27.4
  • EUR 32.4
  • GBP 35.9
Спецпроекты

Вернуть статус-кво. Зачем Москва поддерживает Талибан

Реклама на dsnews.ua
Объективно от талибов России куда меньше проблем, чем от янки и от закрепившегося в Афганистане Исламского государства

В пятницу афганские талибы объявили о начале весеннего наступления. Операция "Мансури", названная в честь убитого год назад американским беспилотником лидера Талибана Ахтара Мухаммада Мансура, будет, по словам представителя движения, вестись в двух плоскостях — политической и военной. Первая, по словам представителя талибов Забиуллы Муджахида, подразумевает создание институций теневого государства и "механизмов социальной справедливости и развития" на подконтрольных территориях. Вторая будет представлять собой сочетание партизанской войны, террористических атак и инсайдерских нападений на  иностранные войска, их военную и разведывательную инфраструктуру, а также "истребление их местного наемнического аппарата". То есть против войск НАТО и нынешнего режима, опирающегося на их поддержку. Обращает на себя внимание тот факт, что этот "анонс" завершает неделю, начавшуюся с новостей, которые актуализовали роль Афганистана в качестве фронта американо-российского противостояния.

В понедельник анонимный представитель Пентагона в Кабуле сообщил журналистам, что Россия снабжает пулеметами, гранатометами и другим оружием движение Талибан, правившее Афганистаном с 1996 г. вплоть до американского вторжения в 2001-м. СБ ООН, постоянным членом которого является Россия, признал Талибан террористической организацией двумя годами позже, но это, по всей видимости, не имеет значения.

Через несколько часов генерал Джон Николсон, командующий американским контингентом и войсками НАТО в Афганистане, в ходе пресс-конференции заявил, что не станет опровергать сказанное и американское командование действительно регулярно получает информацию о том, что россияне помогают талибам. Сидевший рядом министр обороны США Джеймс Мэттис, в свою очередь, заметил, что хотя США и будут взаимодействовать с Россией дипломатически, но они вынуждены противостоять ей из-за отказа признавать суверенитет других стран. Тем более что "любое оружие, доставленное сюда из-за рубежа, является нарушением международных законов".

Мэттис прилетел в Кабул уже через несколько часов после отставки министра обороны и командующего вооруженными силами из-за пятничной операции талибов. Около десятка боевиков-смертников в форме афганской армии проникли на базу афганских вооруженных сил в провинции Балх и устроили кровавую баню возвращавшимся из мечети безоружным солдатам. В результате крупнейшей акции с тех пор, как Талибан потерял власть, погибли более 140 человек. Впрочем, пока неясно, является ли эта акция ответом на убийство ударом с беспилотника "теневого губернатора" Кундуза в ходе совместной операции правительственных сил и натовского контингента.

Заявления американских больших звезд могут показаться попыткой оправдаться за случившееся, особенно после победных реляций о том, как "матерь всех бомб" разнесла бункер Исламского государства в горах граничащей с Пакистаном провинции Нангархар. Но такие обвинения звучат отнюдь не впервые. Мэттис публично говорил об этой проблеме еще 31 марта в ходе пресс-конференции в Лондоне: "Мы наблюдаем деятельность россиян в отношении Талибана. Я пока не стану говорить, что ее проявлением стало оружие и тому подобные вещи, но то, что они там (в Афганистане) затевают, в свете других их дел вызывает у нас беспокойство". Тогда, к слову, он еще не принял решение рекомендовать Белому дому усиление американского контингента в Афганистане. И хотя вскоре в провинцию Гильменд отправились три сотни морпехов — крупнейшая ротация с 2014 г., они погоды не сделают.

Ввиду того что очень условно демократический афганский режим остается нежизнеспособным без внешней поддержки, минувшим летом Барак Обама передумал полностью выводить войска из "кладбища империй", объявив, что около 8,4 тыс. "джи ай" останутся в Афганистане до конца текущего года — это притом что в стране еще присутствуют 6,3 тыс. солдат из стран–участниц НАТО. Но в своем февральском выступлении перед сенатским комитетом по вооруженным силам тот же Николсон признал: война зашла в тупик, а контингент нужно увеличивать еще на несколько тысяч бойцов. Сейчас правительственные силы с американской помощью контролируют худо-бедно 57% населенной территории страны — на 15% меньше, чем в ноябре 2015-го. Но и этот контроль очень ненадежен, что продемонстрировали и нападение на парламент в июне того года, и пятничный налет, невозможный без помощи инсайдеров. В то же время талибы сейчас контролируют территорию, большую, чем когда-либо после 2001 г.

Между тем Дональд Трамп будто забыл о самой долгой войне в истории США, продолжающейся уже 16 лет. В ходе избирательной гонки он упоминал афганскую тему пару раз, обходит ее вниманием и став президентом. Впрочем, еще в 2013-м он писал в своем "Твиттере": "Давайте убираться из Афганистана. Наших солдат убивают афганцы, которых мы обучаем, и мы теряем миллиарды". Так вот, если афганской стратегии у Белого дома еще, похоже, нет, то, как сэкономить, она определилась, воспользовавшись отчетом Генеральной инспекции по восстановлению Афганистана. Согласно этому документу с армейских складов крадется значительная часть боеприпасов и горюче-смазочных материалов, оказываясь в руках талибов. Торгуют с врагом даже боевые части: в частности, патроны толкают по 25 афгани (примерно 9,6 грн) за штуку. Так что Белый дом, полагая, что Вашингтон, мягко говоря, переплатил, потратив $69 млрд на строительство афганской армии, намерен урезать программу помощи Афганистану на 20% — с $812,3 млн до $650 млн. Это, конечно, не сравнить со 100% для Польши или 68% для Украины, но тренд налицо. Вот только во фразе "остаться нельзя уйти" поставить запятую Трампу таки придется.

Реклама на dsnews.ua

Где ее хочет видеть Кремль — ясно: очередного американского форпоста в стратегически важном регионе ему не нужно. И потом — Афганистан является ключом к контролю над Центральной и Южной Азией как в смысле безопасности, так и энерготранспортных коридоров. Стоит отметить практически нетронутые месторождения меди и — особенно в контексте ожидаемого электромобильного бума — лития, которые, по нынешним оценкам, тянут на $3 трлн.

Объективно от Талибана России куда меньше проблем, чем от янки и от закрепившегося в Афганистане Исламского государства. В конце концов, не талибы устраивали теракты в питерском метрополитене и Астрахани (впрочем, не ИГ снабжает Россию нелегальными опиатами). Для Москвы они  "правильные" территориально привязанные и даже умеренно социалистически ориентированные исламисты. И Москва всячески продвигает этот дискурс борьбы "пацанов с понятиями" против "беспредельщиков, бредящих всемирным халифатом", тем самым фактически легитимируя Талибан. И поддерживая заявления его говорящих голов о том, что гражданская война в Афганистане завершится, как только из него уйдут иностранные войска. Что опыт самой России опровергает это утверждение, в расчет, разумеется, не берется.

Вообще, россияне свое военное сотрудничество с талибами всячески отрицают. Спецпредставитель РФ в Кабуле Замир Кабулов не раз заявлял, что оружейные истории нужны афганскому правительству и его союзникам, чтобы "оправдать собственные провалы на поле боя". Российский же посол в Афганистане Александр Мантыцкий утверждает, что контакты с талибами исключительно ради налаживания переговорного процесса. Остается допустить, что закрытие в 2015-м логистического центра НАТО в Ульяновске, обслуживавшего афганское направление, было продиктовано теми же соображениями. Потому что смысла договариваться крепнущий Талибан, прямо скажем, не видит. Что его эмиссары и продемонстрировали 14 апреля в Москве, где состоялся новый раунд многосторонних переговоров о перспективах стабилизации Афганистана. Несмотря на присутствие представителей Пакистана, Китая, Ирана, Индии и пятерки постсоветских среднеазиатских государств, они отвергли предложение о переговорах с центральным правительством при посредничестве РФ. Похоже, талибы раскусили незатейливую комбинацию Кремля. Встреча явно увязывалась с визитом госсекретаря США Рекса Тиллерсона в Москву, но Вашингтон приглашения не принял. А без его участия мероприятие свелось к пустому пиару региональных амбиций России. Нечто подобное, кстати, получилось из астанинских переговоров о сирийском урегулировании под эгидой РФ.

Впрочем, демарш талибов вполне мог быть и частью спектакля. Тем более что в их с Москвой команде есть и третий игрок — Исламабад, где, к слову, и сделал свое заявление Муджахид. Не так давно делегация российских военных посещала Вазиристан — самоуправляемую племенную территорию Пакистана. Отношения последнего с США, начавшие портиться еще при Джордже Буше-младшем, неуклонно деградировали на протяжении всего президентства Барака Обамы по целому ряду причин: и союзничество с КНР, усиливающееся по мере налаживания разностороннего партнерства США с Индией, и излишний "демократизационный" прессинг. То, что пакистанские спецслужбы крышевали Талибан, присматривая за Усамой бин Ладеном и муллой Омаром, также не способствовало дружбе. Так что не найдя общего языка с Пакистаном, команда Трампа, со всей очевидностью, нового решения афганской проблемы найти не сможет. И устраниться от ее решения в силу сказанного выше — тем более.

Москва же, ставя на вероятного да еще и антиамериканского победителя, вполне может наступить на вашингтонские грабли, если "правильные" доселе талибы, войдя в силу, все же всерьез возьмутся за политическое переформатирование, скажем, Таджикистана. Тем более что пробы уже случались.

    Реклама на dsnews.ua