Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Разобраться с Эрдоганом. Можно ли Турцию исключить из НАТО

Пятница, 19 Июля 2019, 07:50
Ссора США и Турции выгодна обеим сторонам, а у Трампа и Эрдогана хватает возможностей договориться в будущем
Разобраться с Эрдоганом. Можно ли Турцию исключить из НАТО

Соединенные Штаты на фоне поставок в Турцию российских зенитно-ракетных комплексов С-400 пугают Анкару исключением из Организации Североатлантического договора (НАТО). И при этом подводят к тому, что соответствующее решение должен принимать непосредственно Альянс. В частности, помощник замглавы Пентагона Дэвид Трахтенберг заявил, что Вашингтон ценит отношения с Турцией, обладающей, к слову, второй крупнейшей армией в НАТО, и пусть в Штатах недовольны действиями Анкары, но не они должны наказывать турок за покупку вооружений, не вписывающихся в систему обороны Альянса. В Белом доме, в свою очередь, заявили, что покупка и развертывание Турцией российских ЗРК подрывают ее обязательства как члена организации.

В этой части Белый дом, конечно, прав. Статья 8 Североатлантического договора, подписанного 4 апреля 1949 г., четко декларирует, что заключаемые членами Альянса международные соглашения не могут противоречить данному договору.

Принимаем, но не выгоняем

Вот только может ли НАТО исключить союзника, например, в связи с нарушением приведенной выше статьи? Забавно, но нет. Механизм исключения не прописан ни в договоре, ни в уйме других документов, принятых с начала существования НАТО и заботливо оцифрованных для публикации на сайте Альянса. Фактически единственный путь потери членства в НАТО прописан в ст. 13 этого же договора: "Через двадцать лет после вступления Договора в силу любая из Сторон вправе прекратить свое участие в нем через год после передачи сообщения о денонсации Правительству Соединенных Штатов Америки, которое проинформирует правительства других Сторон о депонировании каждого уведомления о денонсации".

То есть начиная с 1969 г. любая из стран-участниц может покинуть НАТО, но только на добровольной основе. НАТО — это альянс "доброхотов": "Принимаем, но не выгоняем, разве что если союзник сам того пожелает". Гипотетически попрощаться с Турцией НАТО может посредством решения Североатлантического совета — высшего руководящего органа Альянса. Правда, для этого должно быть "да" всех 29 государств-членов. И даже с учетом того, что ряд стран Европы к Турции сегодня относятся, скажем, не наилучшим образом, добиться единодушия всех участников не представляется возможным. Тем более даже в таком случае Анкара может ветировать решение Североатлантического совета.

Прецеденты

Их в принципе не было. С натяжкой к таковым можно отнести демарши Франции и Греции.

Президент Шарль де Голль с каждым годом с момента основания Альянса все более раздражался из-за "диктата" США и Великобритании. Кстати, примерно те же эмоции сейчас, вероятно, испытывает Эммануэль Макрон, стремящийся максимально укрепить позиции страны в Евросоюзе.

Так вот, де Голль, посетив по приглашению генсека СССР Никиты Хрущева испытания ядерных ракет, вернулся домой в дурном расположении и в то же время убежденный в необходимости избавиться как от присутствия войск и оружия союзников на территории Франции, так и от штаб-квартиры в Париже. Так столицей НАТО стал Брюссель. Руководство Франции же ко всему еще и вышло из военного сотрудничества в рамках Альянса, вернувшись только в 2009 г. Но опять-таки это было добровольное решение Парижа, а не НАТО.

Таким же было и решение Греции вывести в 1964 г. свои военные подразделения из сил НАТО в Южном Средиземноморье в связи с угрозой интервенции на Кипр со стороны якобы союзника по Альянсу — Турции. Вместе с которой, между прочим, Греция вступила в организацию 18 февраля 1952 г. Вторжение турок состоялось, и спустя 10 лет греки также покинули военное командование Альянса. Но вернулись в 1980 г., несмотря на продолжительное обсуждение необходимости полного разрыва с НАТО.

Йенс против

Вернемся к Турции. Генеральный секретарь организации Йенс Столтенберг уже отреагировал на сигналы из Вашингтона. И весьма резко. Он признал, что покупка С-400 создала "сложную ситуацию", но Турция по-прежнему может быть включена в интегрированную сеть НАТО по противовоздушной и противоракетной обороне. Нет, С-400 никто включать в нее не будет, останутся только самолеты и радары. Столтенберг далее подчеркнул, что "Турция является важным членом НАТО", который предоставил свои базы для операций на Ближнем Востоке и сыграл ключевую роль в уничтожении группировки "Исламское государство". Вклад Турции куда значительнее, нежели американские истребители F-35, прямо сказал генсек.

Хотя такая жесткая отповедь не значит, что руководство НАТО не попытается как-то урегулировать текущий конфликт между США и Турцией. В отличие от процедуры исключения члена из НАТО, такие полномочия у руководства Альянса есть. Они приводятся в докладе Комитета Троих, известном еще как "доклад трех мудрецов", от 13 декабря 1956 г. Его авторами выступили Лестер Пирсон, Гаэтано Мартино и Хальвард Ланге, тогдашние министры иностранных дел Канады, Италии и Норвегии соответственно. В 57-м пункте третьего параграфа ("Мирное урегулирование споров между членами") отмечается, что разрешать возникающие споры — прямая обязанность правительств стран-участниц, но НАТО имеет возможность помочь им в этом. В частности, генсеку предоставляются полномочия неформально предлагать свою помощь сторонам и с их согласия инициировать или содействовать расследованиям, посредничеству, примирению или судебным процессам.

Разберитесь там

Конечно, жесткая реакция Столтенберга вряд ли понравится Вашингтону, поскольку она усиливает позиции Турции в споре. С другой стороны, если генсек продолжит так же энергично участвовать в этой дискуссии, то не исключено, что и попытается стать арбитром для США и Турции. На что, собственно, и рассчитывают в Вашингтоне.

Рост напряжения в отношениях с Турцией в полной мере соответствует планам администрации Дональда Трампа, направленным на получение максимально сильного информационного взрыва от конфликта между союзниками. Как уже писала "ДС", ссора США и Турции выгодна обеим сторонам, поскольку Трампу позволяет продолжать политику национального прагматизма в пику международным организациям вроде НАТО с дальнейшей передачей на аутсорсинг решения военных и гуманитарных кризисов другим странам, а Реджепу Тайипу Эрдогану — консолидировать электорат после неудачных выборов.

Соединенные Штаты дорожат отношениями с Турцией и, очевидно, оценивают сотрудничество с Анкарой примерно так же, как и Столтенберг в своем заявлении. Потому Трамп и Эрдоган договорятся, несмотря на срыв поставок F-35 в Турцию. Так что этот пассаж об исключении Турции из НАТО не более чем повышение ставок, которое всколыхнет весь Альянс.

По сути, речь идет об очередной медийной войне, которые на сегодняшний день являются мощным и относительно дешевым политическим инструментом. Данный конфликт, точнее дискурс, возник в Соединенных Штатах, где и развивался, пока НАТО в целом хранило молчание. Теперь же, когда Вашингтон получил максимум дивидендов, он виртуозно переносит дискуссию на ту сторону Атлантики. Мы, мол, свое слово сказали и продолжим искать точки соприкосновения с Турцией, а вы — НАТО — уже разгребайте эти авгиевы конюшни.

Больше новостей о событиях за рубежом читайте в рубрике Мир