Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Пришло время исламистов. Почему Египет движется к новой революции

Воскресенье, 29 Сентября 2019, 14:00
Любая весна, в том числе и арабская, неизменно повторяется. Меняются персонажи и декорации, но цикл остается прежним: весна, лето, осень, зима и снова весна
Пришло время исламистов. Почему Египет движется к новой революции

Уже неделю Египет лихорадит от протестов. Непосредственным поводом  для них стали обвинения в коррупции, выдвинутые в адрес действующего президента Абдель Фаттаха Ас-Сиси. Настоящие же причины лежат много глубже.

Обвинения

Бизнесмен и актер Мухаммед Али, бежавший из Египта несколько недель назад, опубликовал в Facebook несколько видеообращений, в которых обвинил в коррупции президента Абдель Фаттаха Ас-Сиси, его родню и командование египетской армии. 45-летний Али, который в течение 15 лет работал строительным подрядчиком, выполняя армейские заказы, и прервал отношения с армией после того, как ему, по его словам, недоплатили за уже предоставленные услуги около $ 13,5 млн, заявил, что Ас-Сиси " поднял коррупцию на новый уровень". "Я построил пять вилл для помощников Сиси и дворец для президента в военном лагере в Каире", - сообщил Али из Испании, где он укрылся от египетских властей, призвав египтян выйти на протест после футбольного матча между клубами "Аль-Ахли" и "Замалек" в Каире.

Разумеется, обвинения в коррупции раздавались в адрес Ас-Сиси и раньше. Но Али придал им конкретность, впервые назвав многие громкие имена - к примеру, Халеда Фуда, зятя Ас-Сиси, который демобилизовался из армии с огромной пенсией, потом был назначен губернатором Луксора с большой зарплатой, а затем стал губернатором Южного Синая, где получает третью зарплату; или Наим аль-Бадрауи, который был командиром военно-инженерного подразделения, а после отставки стал сначала директором цементного завода в Аль-Арише, затем - строительной компании "ас-Саид", и получает фиксированный откат в 1,5% от всех проектов инженерных войск.

В ответ власти срочно созвали "Молодежную конференцию" с участием "элиты египетской молодежи", политиков и бизнесменов. Предыдущая конференция, организованная для поддержания падающей популярности Ас-Сиси, прошла в июле, а следующая была намечена на ноябрь, но спешно перенесена для обсуждения "ущерба, нанесенного государству публикацией ложной информации".

Судя по немедленной реакции Ас-Сиси, обличения Али ударили по самому больному месту египетского диктатора. В своем выступлении на конференции, ставшей ответом Али, Ас-Сиси заявил, что "был честен и верен Египту и военным" и что Али пытается ослабить Египет, подорвав доверие общественности к вооруженным силам. Ас-Сиси также сообщил, что будет продолжать строительство новых президентских резиденций, "поскольку это направлено на благо страны",  предостерег от повторения восстания 2011 г., а в дальнейшем договорился до того, что виллы предназначены "для простых египтян". И, разумеется,  предал проклятию Али, объявив его агентом запрещенных в Египте "Братьев-мусульман", действующим по их заданию, и одновременно безбожником, пьяницей и бабником.

Протесты

Но египтяне не вняли увещеваниям и предостережениям Ас-Сиси.  Протесты начались во всех крупных городах, особенно в Каире, Александрии и Суэце, при этом все события очень резко пошли по нарастающей. Настолько резко, что уже на второй день египетская полиция перешла от слезоточивого газа к использованию против демонстрантов огнестрельного оружия.

О жертвах достоверно пока не сообщается, но это не значит, что их нет. Число же задержанных, по данным НПО, превысило 500 человек и продолжает расти. Основное требование протестующих - отставка Ас-Сиси.

Власти пока не называют своей цифры задержанных, но уже обвиняют их всех в причастности к запрещенным организациям, прежде всего к "Братьям-мусульманам", в распространении ложных новостей через социальные сети и в участии в несанкционированных массовых акциях. Чтобы затруднить координацию действий протестующих, местные провайдеры, по указанию властей, заблокировали Facebook, Messenger, Twitter и ряд новостных изданий, включая сайт BBC News.  Основную часть вышедших на улицы составляет молодежь, не принимавшая по возрасту активного участия в "арабской весне" 2011 г.

Хотя масштабы протеста пока не дошли до уровня площади Тахрир, с которой  началась "арабская весна" в Египте, ситуация продолжает накаляться. Предпосылок для этого более чем достаточно - треть египтян проживает на $1,5 в день, то есть в нищете, что значительно больше по сравнению с 28% в 2015 г. и 17% в 2000-м. По меньшей мере 60 тыс. человек, большинство из которых были членами "Братьев-мусульман", хотя бы раз подвергались аресту за последние шесть лет. Сотням из них были вынесены "предварительные" смертные приговоры, еще сотни просто пропали без вести.

Мухаммед Али уже призвал к повторной акции 27 сентября, но, судя по всему, это оказалось излишним - протесты входят в режим нон-стоп. В ответ власти усиливают давление на протестующих и патрулирование центральных улиц в крупных городах.

Мурси и Ас-Сиси - две стороны одного целого

Абдель Фаттах Ас-Сиси выдвинулся из офицерской среды, как, впрочем, и остальные президенты Египта, за исключением одного только Мухаммеда Мурси: Мухаммед Нагиб, Гамаль Насер, Анвар Садат и Xосни Мубарак. Масштабный прорыв военных к власти, а следом за этим и к контролю над экономикой, случился после Второй мировой, когда в Египте, как и ряде других арабских стран, политические процессы попали в зависимость от военно-гражданских отношений, сложившихся под британским влиянием в ходе войны. Первые три президента из приведенного списка - выходцы из "Движения свободных офицеров", свергнувшие короля Фарука I из династии Мухаммеда Али-паши, причем Нагиб - единственный из них, пытавшийся найти компромисс с "Братьями-мусульманами". В итоге это стоило ему президентства - он был смещен Насером и отправлен на 20 лет под домашний арест.

Таким образом, президент, вышедший из военной среды и опирающийся на нее, для Египта не исключение, а устойчивая традиция, вообще характерная для многих мусульманских стран. Во всех этих странах светская армейская среда выступает противовесом мусульманскому клерикализму, причем, демократический  выбор большинства населения, осуществляемый без давления на него, зачастую совершается в пользу последнего.

Такая биполяризация общества порождает замкнутый круг, когда на волне исламских революций под лозунгами антиавторитаризма к власти приходит политический ислам, немедленно порождающий тоталитарный режим. В ответ на это светская часть общества, составляющая численное меньшинство, но контролирующая большую часть экономики, владеющая большей частью имущества и опирающаяся на армию как наиболее образованную и организованную светскую структуру из числа реально имеющихся, устраивает контрпереворот. Но и ее ставленник, придя к власти, быстро скатывается к авторитаризму, поскольку светская власть сразу же провисает, лишенная массовой поддержки.

Из избранного на волне антитоталитарных настроений, пусть даже с некоторыми натяжками  и подтасовками, но все-таки избранного президента новый лидер за несколько лет превращается в диктатора, удерживающего власть за счет полицейского насилия. Все его приближенные и он сам начинают интенсивно обогащаться за счет остального общества, и без того в массе крайне бедного, порождая растущую волну недовольства. Чтобы сохранить контроль над ситуацией, власть все сильнее давит полицейскими мерами на политических оппонентов-клерикалов, поскольку ни иных оппонентов, ни иных методов, позволяющих удержаться, в сложившейся ситуации у нее нет. В какой-то момент это рано или поздно, но неизбежно приводит к взрыву и к новой волне протестов, сносящей зарвавшегося  светского диктатора, после чего все повторяется сначала.  В такой круг в очередной раз и входит сейчас Египет.

В полном соответствии с приведенной выше схемой Ас-Сиси пришел к власти в результате цепочки событий "исламская революция - светский военный переворот". Все началось 11 февраля 2011 г., когда после месячных протестов Хосни Мубарак, находившийся в президентском кресле с 1981 г., подал в отставку. К власти пришло временное военное правительство, пожертвовавшее Мубараком  в полном соответствии с правилом Лампедузы, сформулированным им в романе "Гепард": "Чтобы все осталось по-прежнему, все должно измениться". Но на последовавших затем президентских выборах 2012 г. военных ждал неприятный сюрприз: победу одержал Мухаммед Мурси, выдвинутый от Партии свободы и справедливости, политического крыла "Братьев-мусульман".

Первый в истории Египта демократически избранный глава государства продержался во власти лишь чуть больше года и был тот еще демократ: вступив в должность 30 июня 2012-го, он уже 22 ноября подписал конституционную декларацию, лишив суды права распускать верхнюю палату парламента (в то время двухпалатного) и Конституционную ассамблею, а также оспаривать любые декреты президента. Затем, опираясь на Конституционную ассамблею, Мурси протолкнул через референдум новую конституцию, перекроенную под шариатские законы.  Все это окончилось столкновениями между его противниками и сторонниками летом 2013 г. и свержением Мурси в результате военного переворота 3 июля, который возглавил Ас-Сиси, бывший в то время министром обороны. Отстраненный президент был арестован новыми властями, которые предъявили ему ряд тяжких обвинений и начали репрессии в отношении "Братьев-мусульман", объявленных террористической организацией. Сам Мурси был в итоге приговорен к пожизненному заключению и умер 17 июня 2019 г. от сердечного приступа в зале суда, в ходе слушаний по делу о шпионаже в пользу Ирана, Катара и ХАМАС.

Ас-Сиси после переворота благоразумно остался в тени, а временным президентом по старшинству должностей после ухода Мурси стал председатель Конституционного суда Адли Мансур. Затем, 27 января 2014 г., Мансур своим указом поднял статус Ас-Сиси в глазах коллег-офицеров, присвоив ему звание фельдмаршала - военные чувствительны к таким вещам на чистом коленно-рефлекторном уровне. И наконец, 3 июня 2014 г. новоиспеченного фельдмаршала избрали президентом Египта, причем, по официальным данным, он получил 96,91 % голосов, многие из которых действительно были за него отданы.  На следующих выборах, в марте 2018-го, Ас-Сиси, по тем же официальным данным, улучшил свой результат, набрав 97,08 % и явно нацеливаясь на 99,999%.

Но такой водопад народной любви зачастую бывает только нарисованным в протоколах избирательных комиссий, и реальная популярность Ас-Сиси быстро шла на спад. Он слишком уж безудержно обогащался.

Тем не менее Ас-Сиси, заявлявший, что стремление политического ислама к власти подрывает стабильность на Ближнем Востоке, получил твердую поддержку США. Обама, правда, поморщился из-за переворота 2013 г. и последовавшего за ним сворачивания демократических прав и свобод (как будто Мурси их не сворачивал!), но видя возросшую активность Кремля, быстро расширявшего отношения с Каиром, уже в марте 2015 г. разморозил ежегодную военную помощь Каиру на $1,3 млрд, возобновил поставки истребителей F-16, танков Abrams и ракет Harpoon. Однако Москва к тому времени успела предложить Ас-Сиси свои плюшки, и тот начал маневрировать между ней и Вашингтоном.

Трамп, исправляя промах Обамы, провел энергичный перезапуск отношений с Египтом, видя в нем свой инструмент на Ближнем Востоке. Но нейтрализовать российское влияние оказалось непросто, хотя Трампу и удалось достичь некоторых успехов. Ради этого он легко закрывал глаза на диктаторские замашки Ас-Сиси, которого назвал "своим любимым диктатором", а также заставил сделать это и Конгресс, объявив поддержание хороших отношений с Египтом жизненным интересом США.

Тем временем Ас-Сиси  перекроил Конституцию уже под себя и свои интересы, расширив полномочия военных, в частности, сделав возможным отдавать гражданских лиц под суд военного трибунала и обеспечив себе формальную возможность переизбрания на посту президента вплоть до 2030 г.  А недовольство им внутри Египта тем временем копилось, достигая критической массы, и вот сейчас этот маятник, похоже, пошел  в другую сторону.

Возможные сценарии

Очевидно, что никакая демократия в Египте невозможна, поскольку в его обществе для нее просто нет социальной базы.  Возможна только диктатура - либо военных, либо исламистов, более или менее прикрытая, как фиговым листком,  популистскими лозунгами. Варьироваться может только пропорция манипуляции и прямого насилия.  Когда манипуляции становятся совсем уже неэффективными вроде объявленного в феврале намерения выделить каждому безработному выпускнику университета землю для создания фермы под руководством и надзором правительства, а уровень насилия зашкаливает и общество устает от явной диктатуры, в нем возникает запрос на смену декораций.

Иными словами, даже если Ас-Сиси и удастся сейчас сбить волну протестов, он не сможет переломить ход событий как таковой. Он - хромая утка, его диктатура, ставшая, по сути, копией диктатуры  Мубарака, египтянам уже надоела. Они хотят видеть у власти новое лицо, хотя и опасаются пока очередной смуты, а также того, что пост-Сиси может оказаться еще более неприятен, чем Сиси-действующий.

Тем не менее запрос на уход Ас-Сиси уже сформирован и никуда не исчезнет,  а будет расти, и армейская верхушка, на которую он опирается, в какой-то уже не очень отдаленный момент может счесть за лучшее поддаться протестам, симулируя революцию и смену власти "по воле народа". Но, сознавая при этом, что любое честное голосование немедленно приведет к победе исламистов, армия постарается не выпустить из рук контроль над ситуацией, а лишь симулировать следом за революцией еще и свободные выборы. Тем не менее появление политической копии Мурси, притом, по всей вероятности, более радикальной, чем покойный оригинал, выглядит вполне вероятным и даже с молчаливого согласия военных. Такая переходная фигура необходима египтянам для того, чтобы прочувствовать, что, помимо власти военных, в жизни иной раз случаются и другие неприятные эпизоды. 

В свою очередь, коллективный Запад в ходе очередной смуты постарается протолкнуть на освободившееся место понятную ему фигуру - что-то  вроде прожженного международного бюрократа  Мухаммеда эль-Барадеи. Но даже если это каким-то чудом ему и удастся, такая фигура повиснет в воздухе без всякой опоры и не продержится у власти и двух недель. К тому же, хотя эль-Барадеи и хочет стать президентом Египта, уже давно, очень сильно и до неприличия явно, ему 77 лет, и даже один его шестилетний срок у власти выглядит проблематично, а никого другого, столь же подходящего, на примете сегодня нет.

Конечно, не исключена и попытка раскрутки совсем новой фигуры, но, как уже сказано, власть в Египте может опираться либо на военных, либо на "Братьев-мусульман", и третьего ей сегодня не дано. Так что еще один круг тахрирской истории с последующим военным переворотом выглядит наиболее вероятным исходом.

 

Больше новостей о событиях за рубежом читайте в рубрике Мир