• USD 28
  • EUR 33.7
  • GBP 39.1
Спецпроекты

Высокорентабельные террористы. Есть ли перспективы у нового иска Украины в ЕСПЧ

Правительство Украины подало новый иск против Российской Федерации, добиваясь признания ее государством-террористом, постоянно практикующим внесудебные убийства

Европейский суд по правам человека
Европейский суд по правам человека / Getty Images
Реклама на dsnews.ua

Иск был подан 19 февраля, в соответствии со статьей 33 Европейской конвенции о защите прав человека. В заявлении перечислено около 20 человек, которых российские спецслужбы убили или пытались убить. Помимо Алексея Навального в список вошли президент Черногории Мило Джуканович и Сергей Скрипаль, украинцы — сотрудники СБУ и военной разведки, Александр Хараберюш и Максим Шаповал, убитые в Мариуполе и Киеве российскими диверсантами, и один из чеченских лидеров, Зелимхан Яндарбиев, убитый в Катаре. 

Внесудебная очевидность

Яндарбиева взорвали в автомобиле в феврале 2004 года. Власти Катара нашли и арестовали исполнителей — россиян, и установили, что взрывное устройство было прислано в Доху из РФ по дипломатическим каналам. Припертые неопровержимыми уликами, россияне принесли извинения Катару. Исполнителей, Анатолия Белашкова и Василия Богачева, без шума отправили "отбывать наказание в Россию", где их встретили, как героев.

Этот эпизод, в котором вина РФ официально доказана и фактически признана самой российской стороной, стал ключевым доказательством того, что Россия совершает политические убийства своих оппонентов. При этом речь идет о постоянной, рутинной практике, когда убийства совершаются по прямому указанию кремлевского руководства.

Эта практика очевидна и подтверждена сотнями доказательств. Более того, речь идет о традиции, непрерывной со времен СССР. При наличии доброй воли ЕСПЧ и хоть сколь-нибудь объективном рассмотрении дела никаких проблем с признанием России государством-террористом возникнуть не должно. Но ведь ничто не мешало признать Россию, а до России и СССР государством-террористом уже много десятилетий назад. Почему же это не было сделано?

Причина проста: выгоды от сотрудничества с Московией – расширим исторический термин и назовем так для краткости СССР и Россию как единое явление — неизменно перевешивали. Признание Московии государством-террористом ограничило бы сотрудничество с ней, поставив крест на множестве проектов. К примеру, масштабная закупка энергоносителей у СССР, подсадившая Европу на московитскую нефтегазовую иглу, стала бы невозможной по очевидной причине: нельзя зависеть от террористов в поставках критически важного сырья и нельзя позволять им зарабатывать много валюты, которую они потратят на очередные злодейства.

На попутном Навальном

Реклама на dsnews.ua

О принципах в ЕС вспоминают, когда возникает потребность в давлении на противника. Столкнувшись с необходимостью изыскать сasus belli, Европа, десятилетиями не замечавшая злодейств самых отвратительных режимов, неизменно и внезапно прозревает. Вот и сейчас раздраженная излишней самостоятельностью Путина и желая, чтобы в Кремле появился более покладистый режим, она вдруг прозрела на Навальном. Скорее всего, новый режим в итоге будет приведен к власти и устроит Европу в большей степени, чем путинский. Но далеко не факт, что при этом он окажется менее злодейским.

Но поскольку другой Европы, реально защищающей провозглашаемые ей принципы, не существует, как не существует и другого ЕСПЧ, выносящего решения без оглядки на политическую целесообразность, а лишь по закону, Украине пришлось точно рассчитать момент подачи иска. Иск был подан на волне обострения скандала вокруг Навального. Это стало единственным шансом попробовать добиться признания России государством-террористом. Но насколько этот шанс реален?

Одним из событий, оттолкнувшись от которого можно поискать ответ, стала прошедшая 19 февраля, в день подачи украинского иска, 57-я Мюнхенская конференция по безопасности (MSC). Эти ежегодные встречи проходят с 1963 года в отеле Bayerischer Hof, в формате частного мероприятия, но с участием глав государств, международных организаций, министров, парламентариев, видных представителей бизнеса и общественных деятелей, и посвящены текущим проблемам мировой политики и экономики.

В связи с карантинными мероприятиями MSC-2021 впервые прошла в онлайн-формате, отчего заняла три часа пятничного вечера вместо обычных трех дней. Она также стала первой MSC, на которой выступил действующий президент США. Еще, впервые за многие годы, в ней не участвовали представители России, Китая и арабских стран. Иными словами, это был клуб "старого ЕС" с почетным гостем в лице президента Соединенных Штатов.

Одному из процессов, который привел к такому схлопыванию, дал старт Путин, выступивший на MSC-2007 с "мюнхенской речью" воспринятой слушателями как пролог к новой холодной войне. Последующие события, начиная с Грузии, привели к тому, что Россию на MSC стал представлять Сергей Лавров. Но на MSC-2021 не пригласили и Лаврова.

Это выглядело логично. У Запада нет сегодня тем, пригодных для публичного обсуждения с актуальной кремлевской командой, а новая команда, которую готовят ей на замену, раскручивая тему Навального, еще не может выйти из тени.

Противостояние ЕС и США никуда не делось

Байден, чье появление на MSC-2021 обозначило окончание курса Трампа на изоляцию, пообещал мягкое лидерство США без диктата и с уважением к мнению союзников, и подтвердил, что 5-я статья Устава НАТО, согласно которой нападение на одного члена Альянса является нападением на всех, в глазах США незыблема. Ангела Меркель и президент Европейского Совета Шарль Мишель высказали в ответ положенную долю любезностей. Зато Эммануэль Макрон в своем выступлении подчеркнул необходимость диалога с Москвой и упомянул о концепции "стратегической автономии" Европы. Это очень интересно сравнить с тем, что говорили выступавшие на MSC-2019.

Что же изменилось за два года? От одной из кремлевских башен ЕС пришло предложение поддержать ее в борьбе за власть, в обмен на обещание сменить курс на менее агрессивный, в европейском фарватере. Европе идея понравилась, поскольку лишенный имперских амбиций "Ельцин-2" был бы удобнее для нее, чем Путин, а Россия, в этом случае, стала бы хорошим ресурсным противовесом усилению США в экономическом взаимодействии с ЕС.

Но поиск союзников на Западе, под лозунгом "все берите, но помогите пробиться к власти", — обычный ход московитских игроков, от Ленина до Ельцина и даже раннего Путина. Когда новая команда у власти укрепляется, она меняет уступчивых фронтменов на неуступчивых.

Что до позиции именно Макрона, то она объяснима еще и желанием занять в ЕС место уходящей Меркель, а это предполагает противостояние усилению позиций США. Востребованность такого противостояния многое говорит и о европейской позиции в целом. Европа по-прежнему будет использовать отношения с Россией, даже с путинской, если замена не удастся, как противовес усилению американского влияния. Из этого вытекает и борьба за "Северный поток-2", и нежелание санкционировать российских олигархов.

Словом, Байден вернулся ровно туда же, откуда ушел Трамп. Как и раньше, ядро ЕС видит в России источник энергонезависимости и не видит серьезной угрозы. Проблемы периферии Евросоюза и стран, ассоциированных с ЕС, небожителей из стран европейского ядра волнуют мало. В то же время органы Евросоюза склонны до некоторой степени подыграть США, видя в них силу, способную укрепить их полномочия, на которые покушаются национальные правительства.

Такая борьба связки Берлин-Париж против Вашингтона, при осторожном нейтралитете Брюсселя, может идти неограниченно долгое время. Последняя новость с фронта противостояния вокруг "СП-2" связана с маленькой победой США и союзной им Британии: Munich Re Syndicate, дочерняя компания группы Münchener Rück, занимающаяся перестрахованием германских и международных страховщиков, объявила о выходе из проекта Nord Stream 2. Но европейский ответ не замедлит, вероятно, последовать.

Характерно, что в отношении Китая у ЕС и США намного больше согласия, чем в отношении Москвы. И Вашингтон, и Брюссель, и европейские столицы видят в экономическом усилении Пекина несомненную угрозу, и играть с ним в поддавки, как с Москвой, не хотят. Прогноз Bloomberg о том, что из-за пандемии экономика Китая обгонит американскую уже к 2028 году, на пять лет раньше, чем ожидалось, а Индия выйдет на третье место к 2030, для европейцев куда убедительнее, чем все истории с "Новичком", кибератаками и агрессией России против ближайших соседей. С шалостями русского медведя Европа готова смириться, пусть и с оговорками, видя в нем не столько угрозу, сколько подушку безопасности в отношениях со слишком большим заатлантическим союзником.

Как следствие, санкции в связи с посадкой Навального коснулись только четверых кремлевских чиновников: главы СК РФ Александра Бастрыкина, генпрокурора Игоря Краснова, главы Росгвардии Виктора Золотова и главы ФСИН Александра Калашникова. Прокремлевских олигархов санкции ЕС не затронут.

Здесь надо разобраться и в том, насколько вообще действенны антироссийские санкции, не считая исчезновения из магазинов Москвы и Петербурга санкционных сыров, о чем так сильно сокрушается российская либеральная интеллигенция. Некоторые цифры на эту тему привел в своем интервью, опубликованном 19 же февраля, неприглашенный на MSC-2019 Сергей Лавров.

"В 2013 г. первым партнером Евросоюза были США (около 480 млрд долларов), за ними Китай (428 млрд долларов) и Россия (417 млрд долларов). То есть, это цифры абсолютно одного порядка. Что происходит сейчас? В 2019 г. объем торговли с США – 750 млрд долларов, с Китаем 650 млрд долларов, с Россией около 280 млрд долларов, а в 2020 г., если считать с Англией, – 218 млрд долларов, а без Великобритании – 191 млрд долларов. Причина? Санкции, которые ввел наш "драгоценный" самый крупный экономический партнер", — заявил глава МИД РФ.

Сказав это, Лавров добавил: "Объективно торговля с Евросоюзом у нас сократилась практически в два раза с 2013 г. За тот же период с Китаем она увеличилась в два раза".

Дальнейшие рассуждения о вечной невиноватости России и вечной ненависти Запада можно опустить, а вот цифры интересные. Неужели это правда, что объемы торговли между Россией и ЕС взяли, и сократились вдвое?

До некоторой степени, они, несомненно, сократились, но с оговорками. Маневр уклонения от санкций, торговля в обход, через третьи страны, естественно, сопряжен с издержками, но он работает — и это выпадет из статистики ЕС-Россия. Производство в России деградирует, из нее выводят все, что возможно, оставляя голый сырьевой придаток, который перейдет к следующей кремлевской генерации, приведенной к власти "демократической революцией". Наконец, "объем" — сумма транзакций в обе стороны, где "туда" и "сюда" могут сокращаться по-разному. Суммируя сказанное и принимая во внимание, что на внутреннее потребление в России Кремлю, в общем-то, плевать, поскольку доход от его падения недополучат европейцы, приходим к выводу, что санкции лишь чуть-чуть скинули жирок с российского класса менеджеров среднего звена – основных потребителей европейских товаров и продуктов премиум-сегмента. Сырье, которое Кремлю нужно продавать, он продает без проблем. Все, что нужно покупать, включая, к примеру, электронику военного назначения, Москва, так или иначе, покупает. Не прямо в ЕС — так в обход или где-нибудь еще. И когда в декабре прошлого года лидер более чем дружественной Кремлю фракции АдГ в Бундестаге по внешнеполитическим вопросам Армин-Паулюс Хампель назвал санкции против России провальными, он не то чтобы совсем уж откровенно лгал — так, чуток преувеличил.

Кстати, иск от Украины был подан, напомню еще раз, 19, а в понедельник, 22 февраля, депутат от той же АдГ в Бундестаге Вальдемар Гердт назвал водную блокаду Крыма со стороны Украины "средневековыми методами осады", и тут же доложил агентству "РИА Новости" о проделанной работе. Коминтерн жив? Живей живого!

"Россия – евразийская держава. У нас теснейшие контакты с Европой. Они культивировались столетиями, когда никто даже и не помышлял о Евросоюзе, а европейцы воевали и состязались друг с другом. И, между прочим, мы очень часто их мирили и помогали достичь справедливого результата в войнах",- заявил Лавров в своем интервью. И не то важно, что он это заявил, а то, что в Европе у Лаврова есть масса слушателей. В бред о российском мессианстве они, конечно, не верят, но сыграть с Лавровым в пас, по тысяче причин, от простого подкупа до сложных политических комбинаций, готовы. И в этом европейская позиция за последние годы почти не изменилась.

Но одно важное изменение все же есть. Никто уже не говорит всерьез, что утрата Западом роли мирового лидера приведет к победе глобального антилиберализма. Эти два понятия уже не связаны, поскольку, благодаря пандемии ковида лидеры Запада смогли оценить привлекательные стороны авторитаризма и получили дежурный предлог для сворачивания гражданских свобод в виде карантинных мероприятий.

Суммируя сказанное, можно утверждать, что ЕС не станет ссориться с Путиным, пока тот сидит в Кремле, настолько сильно, чтобы признать Россию страной-террористом. Этого не допустят ни ОБСЕ, ни ПАСЕ, сидящие на российском финансировании — а у них есть достаточно способов повлиять на позицию ЕСПЧ.

Что станет в этом случае с украинским иском? Он может быть успешным в единственном случае: при формальном уходе Путина и разоблачении новой командой культа его личности, в классической хрущевской традиции. Тогда миллионы прозревших россиян, включая депутатов Госдумы от ЕдРо/ПЖИВ, и генералов спецслужб открестятся от него и заявят, что ничего не знали. Россия выплатит по иску какие-то компенсации смешного размера и, возможно, даже выдаст с десяток третьестепенных исполнителей. Но, скорее, всего не выдаст, чтобы те не наговорили лишнего. Кто-то выпадет из окна, кто-то умрет от насморка, кто-то сбежит в КНДР, а новая команда заверит, что она не такая, и с прошлым покончено.

Евросоюз это проглотит. Не для того же они распиаривают сейчас Навального, чтобы ссориться с новой российской властью. США, будут, вероятно, настроены более скептически, но ЕС прикроет Москву, как прикрывает ее и сейчас.

Будет ли при этом покончено с российским государственным терроризмом? Здесь можно напомнить, что первый послевоенный пик политических убийств, осуществленных КГБ СССР за рубежом, пришелся как раз на годы хрущевской оттепели.

Только Международный трибунал над Россией, аналогичный по форме и смыслу Нюрнбергскому, мог бы дать старт настоящим изменениям. Но политической воли для его организации, со всеми неизбежными издержками, сегодня в мире нет. В то же время без такого трибунала серьезные изменения в России невозможны. Новая кремлевская команда, набранная из старой колоды, просто покажет миру очередную имитацию реформ.

    Реклама на dsnews.ua