• USD 28
  • EUR 33.5
  • GBP 38.6
Спецпроекты

Зачистка флотских. Как Эрдоган закупоривает Черное море

В Турции задержаны высокопоставленные офицеры ВМС в отставке, посмевшие призвать власти не выходить из конвенции Монтре

В рамках проекта «Канал» в Стамбуле параллельно Босфору к западу от города будет построен искусственный канал
В рамках проекта «Канал» в Стамбуле параллельно Босфору к западу от города будет построен искусственный канал / Getty Images
Реклама на dsnews.ua

Инцидент с контейнеровозом Ever Given заставил многих в мире задуматься о приведении в соответствие с современными условиями правил пользования Суэцким каналом и обеспечения его безопасности в будущем. И актуализировал он не только тему канала, соединяющего Средиземное море с Красным, но и другой важной торговой артерии, благодаря которой суда могут попасть в Черное море.

На сегодняшний день единственный путь из Средиземноморья в Черное море пролегает через пролив Дарданеллы, Мраморное море и Босфор. Последний крайне перегружен. Его нормальная пропускная способность — 25 тыс. судов в год, но проходят почти в два раза больше. Порой экипажам приходится ждать несколько дней или даже неделю, чтобы пройти по Босфору.

Чтобы решить эту проблему, Реджеп Тайип Эрдоган еще будучи премьер-министром в 2011 г. предложил построить канал "Стамбул" — через озера Кючюк-Чекмедже, Сазлысу, Дурусу и водохранилище Сазлыдере с выходом в Черное море возле Теркосской дамбы. Канал с предполагаемой пропускной способностью свыше 58 тыс. судов в год соединит Мраморное и Черное моря и будет проходить в черте Стамбула (мэром которого был Эрдоган), недалеко от международного аэропорта.

Этот проект Эрдоган активно пиарит с 2015 г. И определенно не собирается от него отказываться. Были даже утверждены сроки завершения строительства, а именно к 2023 г. — к столетию основания Турецкой Республики.

В Турции канал "Стамбул" воспринимают не только как возможность разгрузить Босфор, но и как начало создания широкомасштабного инфраструктурного конгломерата в сердце двух империй.

Министр транспорта и инфраструктуры Турции Адиль Караисмаилоглу 4 апреля в интервью Anadolu заявил, что Стамбул, экономическая столица страны, станет "мировым торговым хабом". Министр утверждает, что регион Мраморного моря "с его портами, логистическими зонами, железнодорожными сообщениями, Мармараем и растущей промышленностью" после завершения строительства канала станет центром Евразии.

И заправлять этим хабом Турция желает самолично.

Реклама на dsnews.ua

Движение через Дарданеллы и Босфор регулируется конвенцией Монтре, подписанной в 1936 г. Согласно этому документу, суда всех стран мира могут беспрепятственно проходить через проливы. Аналогично и с кораблями любых классов черноморских государств при условии предварительного уведомления турецких властей. А вот для кораблей нечерноморских государств действуют ограничения по тоннажу (максимум 45 тыс. тонн) и по классу (к примеру, авианосец или линкор не сможет пройти в Черное море).

Однако Анкара не желает, чтобы действие конвенции Монтре распространялось на канал "Стамбул".

Эрдоган 5 апреля прямо заявил: "Благодаря Стамбульскому каналу морское судоходство в проливе Босфор будет облегчено, у Турции появится альтернатива под ее суверенитетом, помимо обязательств в рамках конвенции Монтре. Это борьба за наш суверенитет".

При этом подчеркнул, что Турция не намерена выходить из конвенции.

Призрак заговора

Поводом же для выступления послужило заявление, подписанное 104 отставными офицерами ВМС, включая нескольких адмиралов.

Они призвали власти избегать шагов, которые могли бы привести к пересмотру конвенции Монтре, предоставившей Турции "возможность сохранить нейтралитет во время Второй мировой войны".

Эрдоган призывы офицеров раскритиковал, отметив, что это заявление нельзя "считать свободой слова" и вообще оно является "атакой на демократию Турции".

Параллельно власти Турции развернули впечатляющую информационную кампанию против подписантов.

Как сообщает 5 апреля Anadolu, больше двух тысяч общественных организаций, университеты, профсоюзы подали в суд на офицеров.

Министр национальной обороны Хулуси Акар тем временем заигрывает с ветеранскими организациями, консолидируя "не ренегатов" в поддержку президента.

Публичным порицанием турецкие власти не ограничились. Правоохранители 5 апреля задержали десятерых адмиралов в отставке. Среди которых, между прочим, оказался и контр-адмирал Джем Гюрдениз — автор доктрины "Синяя родина", де-факто положившей начало морской экспансии Турции в Восточном Средиземноморье и в Черном море, и активный сторонник скандального меморандума о орских границах, заключенного между Турцией и Ливией.

Позицию подписантов расценивают как заговор. Именно по такой статье в их отношении ведет следствие Офис генерального прокурора.

Сотрудники этого ведомства также проверяют, были ли у отставных офицеров контакты с коллегами, ныне несущими службу в ВМС или других войсках.

По словам министра внутренних дел Сулеймана Сойлу, "мы не спали всю ночь и раскрыли все их контакты".

Он также добавил, что вооруженные силы, полиция, жандармерия, береговая охрана — все они намерены не допустить переворота.

Формально обращение офицеров по сути своей не является призывом к перевороту. Но не с точки зрения Эрдогана. Турецкий президент уверен и уверяет публику в обратном.

Его пресс-секретарь Ибрагим Калин прямо связал заявление отставников с периодами "военных переворотов" в Турции во второй половине прошлого века — в 1960, 1971, 1980 гг.

Осуществлялись эти перевороты армией. Она со времен Кемаля Ататюрка проводила перезагрузку гражданской власти всякий раз, когда считала необходимым — когда генералитет усматривал в ее действиях угрозу секулярному строю, риск возникновения автократии или же наоборот, считал власть слишком слабой и разобщенной. На протяжении ХХ века вооруженные силы оставались стражем республики, жестким эффективным. Во многом благодаря этому Турция смогла стать вполне успешным государством.

В отношении некоторых политиков вводился многолетний запрет на участие в политических процессах.

Одним из таких был Неджметтин Эрбакан, занимавший пост вице-премьера накануне переворота, в 1978 г. Эрбакан — основатель политического ислама и наставник Эрдогана, который также принимал участие в создании правящей ныне Партии справедливости и развития.

Эрдоган сегодня наследует политику Эрбкана, продвигая политический ислам и следуя вектору сближения с мусульманскими странами, а не с Европой, с последующим выходом на статус лидера мусульманского мира.

В свое время Эрбакан именно за это поплатился. В 1997 г., реагируя на исламизацию светского государства, снова заявили о себе турецкие военные. Обошлось без переворота как такового. Они просто озвучили ряд требований к правительству, и Эрбакан, занимавший тогда пост премьера, был вынужден подать в отставку.

Эрдоган позднее отомстил за унижение своего наставника, когда в 2012 г. были арестованы 30 военных, имевших непосредственное отношение к его отставке.

Нынешний президент Турции определенно учел печальный опыт своих предшественников. Как любой лидер, склонный к авторитаризму, он стремится обезопасить себя. Для этого ему нужно полностью демонтировать институт турецкой армии как предохранителя.

Первый этап был пройден в середине июля 2016 г., когда турецкие власти обвинили военных в попытке совершения госпереворота под руководством проповедника Фетхуллы Гюлена.

Откровенно говоря, это была зрелищная, но абсолютно беззубая попытка переворота, между тем, предоставившая Эрдогану возможность запустить волну арестов военных, судей, политиков, журналистов, активистов — это позволяет предположить, что дирижировали этим оркерстром верные правительству спецслужбы.

Нынешняя история с притянутым за уши "заговором" является продолжением той кампании по дрессировке вооруженных сил. Сперва процедуру прошли Генштаб и ВВС, а сейчас подошла очередь ВМС. Эрдоган устраняет любую угрозу своему долгосрочному правлению.

На поклон к Султану

Стамбульский канал в первую очередь нужен президенту Турции как повод для нового раунда зачистки.

Однако он является и мощным механизмом укрепления геополитических позиций Турции. Как раз ввиду той ключевой идеи, которая закладывается в сам проект — создание альтернативы Босфору, на которую не будет распространяться действие конвенции Монтре.

То есть Анкара сможет самостоятельно регулировать его работу, взимая плату с компаний-судовладельцев, чьи торговые суда ходят в черноморские порты; а при необходимости оказывая давление на власти стран, где расположены штаб-квартиры этих компаний.

Примечательно, что вся эта кутерьма с заговором и каналом началась накануне визита в Турцию президента Европейской комиссии Урсулы фон дер Ляйен и главы Европейского Совета Шарля Мишеля, которые прибыли в Анкару для дальнейшего налаживания отношений между Брюсселем и Анкарой.

В рамках визита они намерены обсудить по-прежнему горячую тему Восточного Средиземноморья и ситуацию на Кипре, северную часть которого, как известно, Турция еще давно взяла под контроль, создав там непризнанную Турецкую Республику Северный Кипр.

Анкара смогла добиться потепления отношений с ЕС, который еще несколько месяцев тому назад был готов ввести санкции из-за незаконного бурения в Восточном Средиземноморье, благодаря собственной активной дипломатии и нежеланию Евросоюза ссориться с союзником по НАТО.

Это не значит, что Эрдоган отказался от своих планов на энергоресурсы Средиземного моря или от конфликта с Грецией и Кипром, т.е. от стратегии расширения влияния в регионе. Власти Турции своевременно адаптировали свою внешнюю политику, чтобы не допустить конфронтации с ЕС, важнейшим своим торговым партнером.

Теперь пора вернуться к реализации этой стратегии и для этого Эрдогану нужен мощный рычаг влияния на Брюссель, которым и является канал "Стамбул". Он прямо дает понять и Европе, и Израилю, к слову, что без Турции никакие серьезные экономические, энергетические проекты вроде EastMed или в целом торговые отношения не могут функционировать нормально.

Однако дело здесь не только в экономике, но и в вопросах обеспечения безопасности в регионе, где Турция, обладающая второй по силе армией в НАТО, отыгрывает не последнюю роль. На кону, в принципе, стоит вся черноморская политика Альянса — все учения и черноморские союзы Грузии, Украины, Болгарии, Румынии, создающиеся в пику Кремлю.

Канал "Стамбул", а вместе с ним проливы Босфор и Дарданеллы — это предмет торга с союзниками, в первую очередь США, которые регулярно направляют в Черное море свои эсминцы в качестве демонстрации поддержки Украины и других партнеров.

Анкара в перспективе сможет "жонглировать" возможностями канала, намекая, к примеру, на возможность пропустить боевые корабли первого класса. Таким образом торгуясь одновременно и с Вашингтоном, выбивая из того, например, отказ от санкций; и с Москвой — в обмен на передел зон влияния в Сирии, Ливии, на Кавказе.

А "выдрессированные" Эрдоганом вооруженные силы будут всецело его в этом поддерживать.

 

 

    Реклама на dsnews.ua