• USD 29
  • EUR 32.3
  • GBP 38.8
Спецпроекты

Уроки для Зеленского. Кого в Европе начинают любить вместо популистов

Следом за классическими лево-правыми политиками европейцам надоели и популисты. Каким будет новый тренд?
Фото: idnes.cz
Фото: idnes.cz
Реклама на dsnews.ua

Сразу две новости с выборов, прошедших в минувшее воскресенье, 13 октября, пришли в начале этой недели. На должность мэра Будапешта прошел кандидат от левых центристов 44-летний Гергей Карачонь, с проевропейскими взглядами, набравший чуть больше 50% голосов. Действующий с 2010 г. мэр Иштван Тарлош, от правящей партии "FIDES — Венгерский гражданский союз", возглавляемой Виктором Орбаном, получил около 45% и признал свое поражение.

Помимо Будапешта, объединенные силы оппозиции выиграли местные выборы в десяти крупных венгерских городах из 23, в частности, в Мишкольце, Пече и Дунауйвароше. Правда, в Дунауйвароше, а также в Эгере победила ультраправая партия "Йоббик", которую поддержали сторонники Социалистической, Либеральной и Зеленой партий. А "Йоббик", в свою очередь, поддержала левых и либеральных кандидатов в других округах.

Кроме того, объединенные оппозиционеры получили большинство на местных выборах в 14 из 23 округов Будапешта и, по крайней мере в теории, смогут сформировать большинство и в муниципальном совете.

Для партии FIDES это стало первым массовым поражением c 2006 г.  А Карачонь уже назвал свою победу исторической. "Мы поведем город из XX века в XXI, — заявил он. — Будапешт станет зеленым и свободным, мы вернем его обратно в Европу".

Однако у этой победы есть горький привкус. Во-первых, союз "Йоббика" с Социалистической, Либеральной и Зеленой партиями выглядит противоестественно. Их способность  в дальнейшем работать совместно вызывает большие сомнения, и что там получится с большинством в муниципальном совете, еще надо посмотреть. 

Во-вторых, даже собрав всех противников FIDES в единый кулак — что было очень непросто: год назад на парламентских выборах такая попытка провалилась, — победу над ней удалось одержать только "по очкам", с минимальным перевесом. Ни о каком нокауте нет и речи. Орбан и его партия по-прежнему популярны, они лишь споткнулись. Почему — не суть важно, но причины сейчас наверняка анализируются.  И причины эти достаточно сложны — версию о том, что позиции FIDES, скорее всего, подорвал секс-скандал с женатым мэром города Дьер, которого на всплывшей перед выборами видеозаписи, предположительно, засекли в числе участников в оргии на яхте в Адриатическом море, распространяют как раз для того, чтобы отвести глаза от реальных причин поражения — весьма, повторяю, относительного. В числе которых наверняка одно из первых мест занимает усталость — когда партия, даже популярная, слишком долго находится у власти, от нее, случается, устают, просто по факту долгой несменяемости.

В общем, о поражении  FIDES можно говорить только с большой осторожностью, но... некоторый спад налицо. И если бы этот случай был единичным, то констатацией незначительного спада можно было бы и ограничиться. Однако случай этот не единичный. Мы наблюдаем несомненную тенденцию.

Реклама на dsnews.ua

В Польше, где в воскресенье, 13 октября, тоже прошли выборы в обе палаты парламента, Сейм и Сенат, правящая партия "Право и справедливость" (PiS), получила 235 из 460 мандатов в Сейме, сохранив большинство, но лишь 48 из 100 мандатов в Сенате, где в прошлом созыве у нее был 61 мандат. Таким образом, большинства у PiS в Сенате нет... Но его нет и у ее оппонентов. У коалиции во главе с "Гражданской платформой" 43 мандата, у Крестьянской партии — три, у Союза левых демократов — два, у "Немецкого меньшинства" — один. 

И что? PiS по-прежнему прочно занимает социально ориентированную нишу и пользуется большой поддержкой. На прошлых выборах ей обеспечила победу программа 500+ — финансовая поддержка семей с детьми. Теперь же PiS пообещала целый комплекс социальных бонусов: программа 500+ распространяется на семьи с одним ребенком, пенсионеры могут рассчитывать на 13-ю и 14-ю пенсию плюс еще множество больших и малых проектов. В оппозиции говорят, что это слишком дорого и закладывает мину замедленного действия под экономику Польши. Но кто станет слушать опасения оппозиции о том, что случится когда-то, если ему предлагают деньги здесь и сейчас?

Но почему же в Сенате PiS понесла большие потери? Ведь 13 мандатов — это очень много. Причины легко устанавливаются: в Сейм выборы идут по партийным спискам, и тут PiS по-прежнему на коне, а сенаторов избирают в одномандатных округах. Понятно, что любая партия у власти обрастает нездоровым жирком, всякого рода партийной бюрократией, что и привело PiS, нет, не к провалу, а к некоторым трудностям. Очевидно, что на будущее выводы на уровне партийных организаций будут сделаны, а обладая самой большой фракцией в Сенате и большинством в Сейме, PiS испытает некоторые неудобства, но не более того.

Тем не менее тенденция есть. Популисты захромали также в Польше.

А что в других странах? Там та же тенденция: общего и глобального провала нет, но есть мелкие и обидные неудачи, которые явно носят системный характер.

Больше всего пострадал от таких неудач Реджеп Эрдоган и его Партия справедливости и развития (ПСР). На муниципальных выборах, прошедших 31 марта, они потеряли посты мэров трех крупнейших городов — Стамбула, Анкары и Измира, с общим населением более 24 млн человек. При этом на протяжении многих лет ПСР побеждала на всех турецких выборах, причем в большинстве случаев абсолютным большинством голосов.

Но сейчас на Турцию навалился экономический спад. За год лира подешевела к доллару на 40%, инфляция выросла вдвое и составила 20% в годовом исчислении, рост экономики продолжает замедляться и достиг уровня 2,6% против 7,4% в 2017 г., а уровень безработицы  дошел до 11%, то есть примерно до 3,5 млн человек, и это худший показатель за десятилетие. Эрдоган отчаянно сопротивлялся, прибегая к прямому давлению на оппозиционных кандидатов, а в Стамбуле добился даже повторных выборов, которые прошли 23 июня, но все равно проиграл все три мэрских места.  Однако и там победа оппозиции была достигнута, что называется, "по очкам". В Стамбуле, с 10 млн избирателей, кандидат от оппозиционной Народно-республиканской партии (НРП) Турции Экрем Имамоглу победил 31 марта с перевесом всего в 13 тыс. голосов, а 23 июня, после максимальной мобилизации всех оппозиционеров, раздраженных грубыми действиями Эрдогана, получил перевес уже в 775 тыс.

И еще: хотя мэр Стамбула — ключевая и знаковая должность и три мэрские должности в трех крупнейших городах — это очень серьезно, в целом по стране ПСР муниципальные выборы выиграла. В составе возглавляемого ею избирательного блока "Альянс народа" она получила 51,64% мест в муниципалитетах по всей стране и твердое большинство в 40 провинциях из 79 против 37,57%  и 20 провинций у ее основных конкурентов, блока "Альянс нации", в который вошли НРП  и Хорошая партия. Националистическая Партия национального движения выиграла в 12 провинциях, прокурдская Партия демократии народов — в семи.

При этом в Турции тоже делают выводы. К сентябрю из рядов ПСР начался отток, ее покинули тысячи значимых членов, включая экс-премьера Ахмета Давутоглу. И Давутоглу не просто ушел — он опубликовал манифест, где жестко раскритиковал политику Эрдогана. Счет же рядовым партийцам, ушедшим из ПСР, идет уже на сотни тысяч, и эти люди, привыкшие к активному участию в политической жизни, никуда не исчезнут, они всплывут в других партиях. Попросту говоря, если Эрдогана невозможно заставить уйти из ПСР, то ее костяк может сам уйти от Эрдогана, начав игру под другим партийным флагом. Ведь, хотя ПСР выстроена вокруг лидера и под него, король без свиты всегда гол...

Итак, Венгрия, Польша, Турция. Три страны, где популисты получили обидный щелчок, неудачно наступив на электоральные грабли. Не смертельный, но болезненный и обидный.  Что у нас еще в списке?

Вот, пожалуйста, — Австрия. Там все вышло еще интереснее. На досрочных парламентских выборах 29 сентября победила консервативная Австрийская народная партия (АНП) во главе с бывшим канцлером страны Себастьяном Курцем, набрав 37,5% голосов, что даже на 6% больше, чем на выборах 2017 г. Но младший партнер АНП по прошлой правящей коалиции, правопопулистская Австрийская партия свободы (АПС), потеряла 10% голосов, съехав до 17,3%, и в новую правящую коалицию не вошла.

Несомненно, Курц с облегчением отправил за борт бывших партнеров, поскольку причиной досрочных выборов (плановые должны были состояться аж в 2022 г.) стал скандал с "русским акцентом",  в который вляпались лидеры партии Хайнц-Кристиан Штрахе и Йоханн Гуденус, обвиненные в попытке получения финансирования из России. Возможно, они его и не получали, просто были не прочь получить, а их развели под видеозапись.

Но даже то, что они были готовы взять деньги у россиян, требовало немедленной официальной реакции, ибо готовность принять такое финансирование бросала тень на всю коалицию. Штрахе, занимавший пост вице-канцлера Австрии, ушел в отставку и сложил с себя руководство партией, лидер партии-партнера канцлер Курц прекратил действие коалиции, а президент ван дер Беллен, исходя из этого, назначил досрочные выборы. То есть судить АПС предоставили избирателям, что они и сделали, с крайне неприятным для нее результатом.

Но на пике популярности партий такие сливы не работают. Они начинают работать тогда, когда популярность дает трещину. И тут есть еще один важный момент: австрийская Партия зеленых получила 12,4% голосов избирателей, в то время как в 2017-м она провалилась с результатом 3,8%. Очевидно, что именно к "зеленым" и ушли избиратели АПС.

И наконец, Италия. Там все получилось совсем просто: вице-премьер, глава МВД и лидер "Лиги Севера" Маттео Сальвини сам спровоцировал правительственный кризис, развалив коалицию с "Движением пяти звезд" в расчете на досрочные выборы с лучшим для "Лиги" результатом. Но с выборами Сальвини жестоко обломали: "Звезды" договорились с Демократической партией и образовали новое правительство. Сейчас Сальвини бушует, требует новых выборов и собирает подписи в их поддержку, но он уже явно проиграл. Уровень поддержки "Лиги Севера" оказался недостаточен,— хотя и тут речь идет лишь о частичном поражении. Списывать Сальвини и его "Лигу" со счетов явно преждевременно, они еще повоюют.  

Но есть важная деталь и в этой истории: "Пять звезд", хотя они популисты почище Сальвини, играют отчасти и на экологическом поле.

Подведем итоги. Итак, налицо тенденция, пока довольно робкая, но уже очевидная: "простым избирателям", жаждущим простых рецептов для решения сложных проблем, классический популизм поднадоел. В моду мало-помалу входит симуляция "стратегического мышления" и "социальной ответственности" — симуляция по той причине, что ни на одно, ни на другое избиратель, голосовавший за популистов, неспособен в принципе. Но коли есть спрос на такую симуляцию, то  будет и предложение — и вот оно, вперед выдвигаются "зеленые" партии.

Конечно, широкая поддержка "позеленения" требует несколько более высокого уровня жизни, чем простой, без затей популизм по принципу "мы хотим сегодня, мы хотим сейчас". И потому "зеленые" уже довольно явственно перетягивают на себя популистский электорат в Австрии и в Италии. А также  в Германии и в Скандинавских странах, где под новую моду уже создан образ "зеленой святой" Греты Тунберг,  удивительно, кстати, перекликающийся с нидерландской легендой о Безумной Грете, спустившейся в ад за похищенной у нее сковородкой, разогнавшей там всех чертей и вернувшей пропажу, но сошедшей при этом с ума. А вот, скажем, в Турции и даже в Венгрии это пока не очень заметно. Тем не менее будущее именно за "зелеными" партиями. Уже лет через пять они займут нишу нынешних популистов, как некогда заняли нишу рептилий теплокровные млекопитающие. И тоже, кстати, по причине изменения климата.  

    Реклама на dsnews.ua