• USD 28
  • EUR 33.7
  • GBP 39
Спецпроекты

Жителю Германии, который натер бороду кремом для обуви, "шьют" терроризм

Реклама на dsnews.ua

Лейтенант армии Германии Франко А. обманным путем получил убежище в федеральной земле страны Бавария. Мужчина натер бороду кремом для обуви и представился беженцем из Сирии

 История Франко А. изложена в материале The New York Times, передает "ДС".

Франко А. в образе "сирийского беженца"
Франко А. в образе "сирийского беженца"

В 2015 году, в разгар европейского миграционного кризиса, бородатый смуглый мужчина пришел в отдел полиции и назвался беженцем из Сирии французского происхождения. Он представился Давидом Бенджамином и рассказал, что пешком пересек пол-Европы и по дороге потерял документы. Полицейские взяли у него отпечатки пальцев и сфотографировали его. В течение следующего года он получил право на убежище и ежемесячное пособие от немецкого правительства.

На самом деле мужчиной был лейтенант немецкой армии Франко А. — власти не раскрывают его имени. Чтобы выглядеть как беженец, он загримировался и натер бороду темным кремом для обуви. До полицейского участка Франко прошел не половину континента, а 10 минут — из соседнего квартала.

Схема была раскрыта случайно спустя два года. Служба охраны аэропорта австрийской Вены нашла в закрытой туалетной кабинке тайник с пистолетом. Такого оружия они до этого не видели — оно было произведено во Франции в 1930-е или 1940-е годы. Чтобы вычислить, кто оставил пистолет в тайнике, на него прикрепили маячок — и уже через две недели задержали в кабинке Франко А., который пытался открыть замок туалета плоским концом тюбика с гелем для волос. Он рассказал полицейским, что нашел пистолет в кустах в Вене, когда ходил с друзьями по барам, и положил в карман. В аэропорту он понял, что не сможет пройти через рамки металлоискателя и решил спрятать оружие до лучших времен, а потом сдать полиции.

«Я знаю, эта история настолько невероятная, что мне никто не верит», — рассказал Франко А. журналистке The New York Times.

Полиция его не арестовывала, но сняла отпечатки пальцев и забрала у него флэшку. Пробив отпечатки по базе, полицейские с удивлением обнаружили, что с такими отпечатками есть два человека: один — немецкий офицер, который служит недалеко от Стасбурга, а другой — беженец, зарегистрированный рядом с Мюнхеном. Еще один сюрприз преподнесла флэшка. На ней полиции нашла два документа: «Карманную книгу муджахеддина по взрывчатке» и «Тотальное сопротивление» — руководство по партизанскому сопротивлению времен Холодной войны.

После этого полицейские пришли к Франко А. с обыском. В его доме нашли около тысячи патронов, несколько комплектов немецкой военной формы разных периодов истории, подвал с запасами продуктов и множество дневников и голосовых сообщений, в которых лейтенант восхвалял немецкого диктатора Адольфа Гитлера и спрашивал, несет ли Германия ответственность за Холокост, размышлял о всемирном заговоре евреев, обвинял миграционную политику в разрушении государства и называл президента России Владимира Путина примером для подражания.

Теперь следствие считает, что он готовил убийства или теракты против активистов-евреев и немецких чиновников. Франко А. обвинения отрицает и настаивает, что его нельзя посадить в тюрьму только за записи в дневнике — а никаких других действий, угрожающих Германии, он не предпринимал.

Издание указывает, что биография Франко А. почти идеально вплетается и отражает историю самой Германии. Он вырос в рабочем районе, полном мигрантов из Турции и южной Европы — его отец, бросивший Франко А. в младенчестве, сам был гастарбайтером из Италии. Дед лейтенанта родился в 1919 году, когда был подписан Версальский договор, закрепивший поражение Германии в Первой мировой войне. Бабушка наблюдала бомбардировку Дрездена, которая практически стерла город с лица земли.

Учителя, выросшие во времена студенческих волнений, только поощряли свободомыслие молодого человека. Но когда в престижной военной академии во Франции он написал магистерскую работу на тему «Политические изменения и стратегия подрывной деятельности», ее назвали «опасной и расисткой». На 169 страницах Франко А. доказывал, что причиной падения великих цивилизаций всегда была иммиграция и нарушение расовой чистоты. Сейчас европейские нации допускают «геноцид», пуская мигрантов в таких количествах, писал студент. Несмотря на это, его не отчислили и не уволили из армии — старший офицер, опрашивавший Франко А., заключил, что тот «стал жертвой собственного интеллекта». Студент убедил его, что от него — второго по успеваемости на курсе — ждали выдающейся работы, и он "слегка увлекся провокацией". 

По возвращению в Германию Франко А. быстро нашел единомышленников в рядах немецкой армии. Оказалось, что есть чаты, в которых общаются офицеры со всей страны, озабоченные проблемами иммиграции. Недавно Бундестаг опубликовал доклад о сетях ультра-правых офицеров и преступлениях, которые до этого считали не связанными между собой.

В 2014 году, когда канцлер Ангела Меркель пригласила тысячи мигрантов из Сирии в Германию, Франко А. начал обдумывать акты насилия, указывает прокуратура. Он придумал легенду и пришел в полицейский участок, представившись беженцем. Развернутое объяснение, кто он такой, даже не потребовалось — офицеры без проблем записали его как мигранта. Переводчица из Марокко, работавшая с беженцами, позже сказала, что сомневалась в том, говорит ли он по-арабски. Однако так как его имя звучало как еврейское, она не стала задавать ему вопросы, чтобы не ее не обвинили в антисемитизме.

Попав в лагерь для мигрантов в Баварии, Франко А. удивился, увидев, что большинство беженцев — не бедняки, а выходцы из сирийского среднего класса.

«Чтобы меня не раскрыли, я взял с собой самый простой телефон — и он оказался хуже, чем у других мигрантов в лагере», — цитируют его журналисты.

В лагере царили довольно свободные порядки: «беженец» приходил туда только иногда, отклонял предложения работы и даже дважды пропустил встречи, на которых он должен был отметиться. Несмотря на это, через некоторое время он получил статус, позволяющий мигранту без документов жить и работать в Германии.

Сам Франко А. объясняет, что хотел разоблачить миграционную систему Ангелы Меркель и показать, насколько просто любой человек может получить убежище в его стране. Прокуратура считает по-другому — возможно, он готовился к преступлению, которое в итоге можно было списать на его альтер-эго. 

В это время его записи и голосовые сообщения становятся все более радикальными и призывающими к действиям. В одном из них он говорит: «Давайте не колебаться, убивать не случайно, а прицельно». Одной из предполагаемых будущих жертв Франко А. прокуратура считает активистку-еврейку Анетту Кахане — он несколько раз упоминал ее имя, рисовал окрестности ее дома и фотографировал ее машину. Другими потенциальными целями называют министра иностранных дел Хайко Мааса и депутата от Партии зеленых Клаудию Рот. 

По данным прокуратуры, незадолго до ареста Франко А. купил крепление для оптического прицела и съездил в стрелковый клуб, где изучал аксессуары для штурмовой винтовки. После этого он в Париже встретился с «главой пропутинского российского аналитического центра со связями во Франции». Там же он, вероятно, купил пистолет, который позже обнаружили в Вене. Сам Франко отрицает обвинения и утверждает, что его можно было бы судить, только если бы он действительно совершил преступление. 

Суд над Франко А. начнется в 2021 году.

«Я хотел укрепить Конституцию, а не подорвать ее», — говорит лейтенант.

Издание отмечает, что такая риторика свойственна ультраправым активистам. В Конституции Германии гражданам дается право на сопротивление, если демократия находится под угрозой. Многие немцы, разделяющие ультраправые взгляды, ссылаются на нее и обвиняют администрацию Меркель в попрании Конституции, если их преследуют. 

При этом дело Франко А. дало толчок большому расследованию об ультраправых сетях, существующих в немецкой армии. Одна из групп, о которой говорится в статье, состояла из офицеров спецназа — у одного из них нашли взрывчатку и символику СС, после этого весь отряд распустили. Другая группа под руководством бывшего снайпера немецкой полиции складировала оружие и вела списки «врагов».

В докладе комитета парламентского надзора бундестага особенно жесткой критике подвергается военная контрразведка Германии, которая в том числе занимается выявлением праворадикалов в силовых структурах. Комитет пришел к выводу, что ведомство фокусировалось на отдельных случаях и не расследовала связи между ними. 

«Крайне-правые экстремистские идеи все больше проникают в центр общества», — говорит президент Федерального управления по защите Конституции Германии Томас Хандельванг. Конспирологические теории, прежде бывшие уделом маргиналов, теперь стали мейнстримом.

    Реклама на dsnews.ua