Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

"США – уникум. Чтобы быстро расти, надо кардинально отличаться от других"
Пятница, 14 Июля 2017, 11:00
Роман Опимах, исполнительный директор Ассоциации газодобывающих компаний рассказал "ДС", почему у Украины не получается резко нарастить добычу газа

Фото: today.com


"ДС" Что сейчас происходит на рынке газа? До 2014 года рынок рос очень активно, можно было говорить о буме газодобычи, потом государство резко увеличило ренту и все стало не так радужно. Что происходит сейчас?

Р.О. Да, до 2014 года действительно очень динамично рос частный сектор, более 30% в год. Потом цены упали в два раза, а ренту подняли в два раза, мы называем эту ситуацию "идеальным штормом". Компании были поставлены в такие условия, что никаких инвестиций не производилось. На данном этапе у независимых производителей динамичного роста нет, за прошлый год это 7%, за эти полгода она просела вдвое. То есть темпы роста добычи падают.

"ДС" А как дела у государственной "Укргаздобычи"?

Р.О. После ценовой реформы была повышена отпускная цена на газ, стабилизирована ставка ренты на уровне общерыночной, были выданы новые лицензии. До 2020 года "Укргаздобыча" должна добывать 20 млрд куб. м газа. По итогам первого полугодия "Укргаздобыча" вышла на позитивную динамику роста: +2.3% (на 2% лучше, нежели в прошлом году.), однако этого недостаточно для стремительного роста и доведения общей добычи до 27-28 млрд куб. м в 2020 году. 

Нужны частные инвесторы и привлечение иностранного капитала, который будет готов брать на себя риски.

"ДС" Что давало возможность так быстро расти добыче газа в 2013 году?

Р.О. Конъюнктура рынка, компаниям было выгодно добывать газ. Рента была такая же, как сейчас, но цена на газ была выше в два раза. Правительство говорит, что в газовой отрасли снизили ренту, но тут надо смотреть на ситуацию в комплексе, а ситуация в мире изменилась. Чтобы сейчас выйти на эти показатели, нужно реализовать начатые реформы. И прежде всего выполнять меры, предусмотренные Концепцией развития газодобывающей отрасли до 2020 года, где детально прописаны востребованные решения. В частности, создание фискального стимула добывать больше и дерегуляция разрешительной системы для отрасли.

"ДС" О дерегуляции не говорит только ленивый, что она значит для газодобычи?

Р.О. Сейчас на получение бумаг для реализации проекта, нужно потратить более 3,5 лет. Это связано с вопросами землеотвода, согласованием проектов разработки месторождений и бурения скважин и т. д. Вы должны зайти в 16 учреждений 44 раза. И если отечественные инвесторы уже проложили себе какие-то тропки, то иностранная компания на такие сроки никогда не пойдет. Недавно общественности были презентованы рекомендации по реформе разрешительных правил для отрасли. Комплексная реализация предложенных мер должна позволить сократить время на введение нефтегазовых месторождений в промышленную разработку и на решение всех связанных с бурением скважин и их обустройством вопросов до ориентировочно двух месяцев. Это один из тех важных шагов, который существенно усилит позиции Украины в конкурентной борьбе за международный капитал, а также должен способствовать ускорению темпов добычи собственных энергоносителей.

"ДС" А сколько занимает получение такого разрешения в США?

Р.О. В США все либерально, подал декларативное заявление в местный орган, договорился с лендлордом (владельцем земельного участка) и приступил к работе. Стоит на дороге фаст-фуд и в 100 м работает скважина. Компания обязуется соблюдать закон, никто их "не кошмарит" постоянными проверками и не вынуждает собирать тонны согласований о том, что твои работы будут соответствовать обязательным и прописанным в законе нормам. Нарушил умышленно или допустил оплошность, ожидай серьезных последствий, которые сразу отразятся на имидже и капитализации предприятия. Примечательно, что на рынке США работают очень много средних и малых компаний, можно сказать, семейных. Государственных компаний вообще нет. Весь бум, например, в таком сегменте, как добыча сланцевого газа и нефти, обеспечили тысячи таких сверх мобильных и довольно эффективных предприятий.

Иллюстрация развития масштаба бурения в одном из районов Техаса



"ДС" Получается, что нужно имплементировать американскую практику. А что такое маленькая компания по американским меркам? Например, "ДТЭК-Нефтегаз" - это маленькая или большая компания?

Р.О. Это небольшая компания по американским меркам. Ответ таков, что если мы хотим, чтоб добыча газа росла динамично, если мы хотим прихода иностранных частных инвесторов в отрасль, то нужно брать пример с прогрессивных практик. Рост добычи газа даст налоги в бюджет, тем более что уже сейчас отрасль обеспечивает 8% его поступлений и генерирует 6% ВВП Украины. Плюс газодобывающая отрасль стимулирует рост производства отечественной продукции смежных отраслей: машиностроения, трубной отрасли, цементной промышленности и др.

"ДС" В общем, классический мультипликатор получается...

Р.О. Мы про этот мультипликатор постоянно говорим. Добыть 27 млрд кубов - это не только добыть больше газа, это меньше импорта, это улучшение торгового баланса, минимизация оттока валюты за границу, создание рабочих мест и т. д. И в первую очередь это энергетическая безопасность страны.

Ресурсный потенциал говорит, что возможность самообеспечения потребности в газе есть, более того, можем даже его экспортировать, ведь по объемам запаса природного газа Украина входит в тройку стран Европы.

Кроме того, значительный задел прироста еще и в повышении эффективности работы, так как интенсивность извлечения этих запасов очень низкая, в разы ниже, нежели в мире, и в десять раз медленней. чем в США.

"ДС" Вы считаете, что у нас есть газ, есть запасы, есть интерес инвесторов, а главная проблема - в законодательстве? Западный инвестор не пройдет наши лабиринты за четыре года?

Р.О. Да, первое - это возможность оперативного получения минимального пакета документов для начала бурения, и приступить к разработке месторождения, ну, а второе - это коммерческий интерес. Газодобывающая отрасль - это очень капиталоемкий бизнес, который к тому же довольно времязатратный и характеризующийся высокими рисками, поэтому горизонт окупаемости и возврата понесенных затрат должен быть обозримым. Это задача государственного регулирования. Например, в Польше вообще нет специального ресурсного налога (как рента) для добытчиков, о введении таковой в будущем (в размере 2%) было объявлено за шесть лет на перед. В Румынии она составляет максимум 12% (начинается от 3%), при этом действует стабилизационная оговорка в части налогов, то есть в правительстве сказали, что будет вот такая ставка налогов, значит, она такая и будет 10 лет от даты начала проекта.

В Украине ставка скачет ежегодно и даже несколько раз в год в зависимости от внутренних предубеждений того или иного правительства или министра финансов.

До последнего времени не было осознанной, институционной политики государства в этом вопросе. За последний год много поменялось, сложилось стойкое виденье о нуждах отрасли, ожидаются системные действия.

"ДС" А насколько влияет постоянное изменение налогового законодательства?

Р.О. Негативно влияет, в 2014 году его поменяли три раза. Невозможно планировать. Если государство действительно хочет чего-то достичь, то нужно поступать предсказуемо, а кроме того, вводить стимулы для отрасли. Например, в Великобритании падала добыча на шельфе, власти отреагировали на падение мировых цен, в течение двух лет полностью убрали один специальный налог, еще один сократили в три раза (до 10%). При этом у них налог на прибыль, а у нас добыл газ, еще не продал, но в течение месяца должен заплатить ренту с ожидаемого дохода. На данном этапе коридор прогнозирования конкретных действий у власти не велик - максимум год. Мы постоянно говорим, что надо мыслить хотя бы категориями трех-пяти лет, чтобы можно было спланировать среднесрочные перспективы. Учитывая продолжительную историю переговоров с финансовым блоком правительства, появилась идея стимулировать новые инвестиции. Пробуренные ранее скважины могут налогооблагаться по старым действующим ставкам ренты, а новые скважины - по стимулирующей ставке. Отрасль предложила среднеевропейскую ставку - 12%, хотя объективно и это много. Если страна хочет бороться на равных за иностранных инвесторов. В парламенте изменения все еще не утвердили, но правительство полностью поддержало эту инициативу.

"ДС" В США новые скважины тоже облагаются отдельным налогом?

Р.О. Такая практика есть. В отдельных штатах стимулируется применение отдельных капиталоемких технологий (горизонтальные или очень глубокие скважины) за счет льготных налогов. В этом году в Канаде введена система стимулирования новых инвестиций - там всего 5% ренты на новые скважины, но до момента пока не окупится отдельно взятый проект, потом ставка растет и варьируется в зависимости от многих факторов, которые довольно сложные для администрирования. В прошлые годы мы были задействованы в сотрудничество с представителями МВФ, приезжала специальная налоговая миссия из Вашингтона, которая дважды давала рекомендации правительству. Кроме того, проходил большой проект под эгидой Минфина с участвовали международной консалтинговой компании IHS. Все экспертные рекомендации на протяжении 2014-2015 годов сводились к двум вещам. Первая - снизить ставку ренты как минимум до уровня других стран. Вторая - со временем изменить суть фискального режим и перейти на более прогрессивную (но и более сложную) систему налогообложения прибыли. Но тут возникает вопрос у Минфина, как с налога на прибыль просчитать план поступления денег в бюджет. В то время, когда властью рассматривается сценарий отказа от налога на прибыль в принципе и переход на налогообложение выведенного капитала, попытки перейти сегодня на систему налогообложения прибыли для нефтегазодобычи выглядят, мягко говоря, преждевременными.

Фото: delo.ua

"ДС" Есть опасения, что упадут доходы бюджета?

Р.О. Да, но налогообложение прибыли компаний нефтегазового сектора работает в Украине. Посмотрите на цифры за прошлые годы. С ними можно познакомиться в открытых отчетах инициативы прозрачности EITI. Компании платят налог на прибыль. Но такой комплексный переход требует изначально подготовительных усилий со стороны правительства.

"ДС" А нет идеи перейти к американской модели, чтоб недра принадлежали собственнику, а не формально народу, а конкретно чиновнику...

Р.О. Анализ перехода на такую систему мы не проводили, но США - это мировой уникум в части собственности на недра. Хотя отмечу, что там действует двойная система. Это упрощение, что все недра принадлежат землевладельцу. В некоторых штатах это прямо запрещено, в других - много земель относится к местным или федеральным угодьям (как морской шельф). То есть, где-то лишь в 50% недра принадлежат частным лицам, что связано с историческими особенностями заселения этих земель колонистами, в остальных случаях недра принадлежат государству. Обычно на государственной земле присутствует специальный налог, типа ренты. На него же зачастую и ориентируются частники, сколько они могут попросить у компании за доступ к своим землям. Все равно приходиться платить, но переговорный процесс разный.

"ДС" В 2010 году, когда только появились известия о сланцевом газе, было много разговоров, что это ерунда, а потом рынок попер вверх и приходилось читать, что именно отношения с собственниками стали одним из ключевых факторов быстрого развития...

Р.О. Это только один из факторов. США - это огромная страна, только один штат Техас превышает размер Украины, которая, как мы знаем, самая крупная страна во всей Европе (если не считать Россию, а Францию брать без заморских территорий. - "ДС"). Поэтому, кроме особенности, связанной с собственностью на недра, там много и других вещей, рыночные отношения, технологический уровень развития, количество сервисных компаний, доступность капитала и т. д.

"ДС" В Европе это тоже все есть, но другое отношение к собственности, и бума газодобычи нет...

Р.О. США - это во многом уникальная страна. Я разделяю точку зрения, что государству необходимы революционные решения, если мы хотим привлечь инвестиции. Для того чтобы быстро расти, надо кардинально отличаться условиями от других стран. Мы сейчас разрабатываем регуляторные изменения, начинаем с точечных, потом в планах написание нового кодекса о недрах. Прописать, как оптимально предоставлять недра в пользование, кому принадлежит земля. 

Если будет политическая воля, можно и американский путь взять за основу, но вы видите, что сейчас происходит в парламенте с мораториями на торговлю землей.

"ДС" Какие органы власти тормозят процесс развития отрасли, ну или кто не проникся вопросами энергобезопасности государства?

Р.О. Очень много для отрасли сделано парламентским комитетом ПЕК, в редакции депутатов этого комитета разработаны необходимые законопроекты по дерегуляции (№3096-д), стимулирующему налогообложению (№5459), повышению прозрачности нефтегазодобывающей отрасли (№6229). Со стороны правительства разработан и поддержан главный документ - Концепция развития газодобывающей отрасли Украины до 2020 года. Но важна поддержка и понимание важности развития отечественной газодобычи всего парламента и президента. Нужна консолидированная политическая воля, которая позволит реализовать начатые реформы.

"ДС" Если все-таки пройдут изменения, которые вы предлагаете, будет больше небольших компаний, которые смогут работать на нашем рынке?

Р.О. Мы уверены, что да. Также придут большие иностранные компании.

"ДС" Так они уже были...

Р.О. Они ушли из-за изменений мирового масштаба, нестабильной ситуации в Украине и не сфокусированной позиции тогдашнего правительства, которое не только подняло налоги в два раза, но и запретило реализацию газа. Такое не проходит без последствий. Американского гиганта Chevron мы просто упустили с рынка по причине служебной халатности или умышленно, они должны были заплатить $300 млн в бюджет по договору о распределении продукции, если бы Минфин выполнил свои обязательства в полном объеме и в указанные сроки. В результате парламент проголосовал законы, Нацбанк принял свои постановления, а в Минфине (состав 2014 г.) возобладала позиция, что, если будут не одни инвесторы, так другие, ничего страшного. Я все еще убежден, что такие "государственные" дела требуют служебных расследований. Вернуть такие мировые компании, как Shell, Chevron и Exxon Mobile, на украинский рынок сейчас очень и очень непросто.

"ДС Что для этого необходимо?

Р.О. Я два года назад был на одной из крупнейших энергетических конференций в Хьюстоне CERA Week. На этот форум приехал президент Мексики с правительственной делегацией. Так вот он выступил и рассказал не о том, что они собираются делать, а что уже прошла конституционная реформа, был принят пакет изменений, который позволяет полностью демонополизировать рынок, и пригласил иностранных инвесторов участвовать в конкретных аукционах, на которые было выставлено 250 тыс. кв. км участков.

Предложение Мексики по добыче газа

"ДС" Это почти как пол-Украины...

Р.О. А уже в 2016 году на рынок Мексики пришло 40 компаний, было подписано контрактов на $40 млрд инвестиций. Это только за первый год работы программы. 600 млн из них ушло государству, как бонус. Вот и вся разница.

Роман Опимах, исполнительный директор Ассоциации газодобывающих компаний Украины.

До прихода в ассоциацию был советником министра энергетики и угольной промышленности Украины по вопросам нефтегазового сектора, а также руководителем соответствующего направления в Координационном центре по связям с КМУ. 

Образование:  Институт международных отношений Киевского национального университета им. Тараса Шевченко и в Michigan State University (США).

Больше новостей о финансах, бизнесе и промышленности читайте в рубрике Экономика