Экономика

Арабы готовятся похоронить экономику РФ

Зачем Саудовская Аравия начала игру на выбывание на мировом нефтяном рынке

Фото: omojuwa.com

2 июня ОПЕК намерена провести очередную встречу в Вене с целью удержания мировых цен на нефть и прекращения их падения до уровня ниже $42-48 за баррель. Предыдущая попытка на саммите 17 апреля в Дохе оказалась провальной. Главным событием мирового рынка нефти между этими двумя датами стал ряд стратегических и долгосрочных решений Саудовской Аравии. Глава этого государства уволил министра нефти, проработавшего 30 лет на должности, ликвидировал это ведомство, реформировал экономический блок правительства и дал официальный статус нефтяным и энергетическим реформам. Они давно ожидались мировым рынком, но обсуждались с весны 2015 г. в статусе полуофициальных планов менеджмента, еще не одобренных новым королем.

Первый этап аравийской модернизации

Саудовская Аравия имеет огромную добычу при сравнительно небольшом населении. Но ее очень трудно назвать страной, которая больна "голландской болезнью" или обладает "нигерийским синдромом". Наряду с газодобывающими Нидерландами, Саудовская Аравия еще с 1970-х годов просчитала опасность этих болезней экономики. С тех пор два королевства, Голландское и Саудовское, стали первыми странами, которые решились вкладывать нефтедоллары в энергоемкие отрасли экономики: горно-металлургический комплекс и нефтехимию. У голландцев тогдашняя диверсификация экспорта привела к вхождению горнорудного холдинга Billiton в орбиту нефтяного гиганта Royal Dutch Shell. У менее экономически развитых аравийцев горизонтальная диверсификация нефтедолларового сектора экономики приняла форму выхода страны в мировые лидеры производства целого ряда химикатов. В итоге Саудовской Аравии, в отличие от большинства остальных крупных экспортеров нефти, еще в конце прошлого века удалось достичь максимально возможного, как казалось, уровня диверсификации экспортных доходов. 60% валюты обеспечивал экспорт нефти, 40% - все остальное.

В этот первый период соседние страны Персидского залива смогли обойти Саудовскую Аравию по широте диверсификации экспорта. Наряду со строительством заводов по выпуску алюминия и химикатов, Иран, Катар, ОАЭ и Бахрейн быстро вышли на мировые рынки заменителей нефти - рынок трубопроводных поставок природного газа и танкерных поставок сжиженного газа (LNG). Основой экспансии на эти рынки стало самое крупное в мире месторождение газа Северное/Южный Парс, которым совместно владеют Иран и Катар.

Второй этап модернизации

Расширение сбыта этих заменителей нефти из Персидского залива начало сужать долю нефти и нефтепродуктов на ключевых локальных рынках, прежде всего в Италии, Японии и Южной Корее. Аравийские экспортеры оказались перед угрозой сокращения доли рынка в пользу конкурентов с их газовыми товарами - заменителями нефти. В отличие от Ирана и арабских стран - поставщиков заменителей нефти диверсификация экспорта Саудовской Аравии была более узкой. На протяжении нескольких десятилетий кряду она делала ставку не на газ, а на развитие экспорта и внутреннего потребления нефти на НПЗ, мазута на ТЭС и попутного нефтяного газа в нефтехимии.

Почему природный газ не был для Саудовской Аравии приоритетом? Причина состоит в том, что из-за острой конкуренции саудитов с Ираном и арабо-израильской военной напряженности прямых газопроводов с Ближнего Востока в Европу все еще нет.

Арабская нефть давно нашла себе трубопроводные пути к портам Средиземноморья, и на нее в Эр-Рияде делали ставку. А вот об арабском газе этого сказать было нельзя. За исключением поставок для сжижения на LNG-терминалах этот товар Аравийского полуострова был и пока что остается полностью "закрытым" для прибыльной логистики и масштабного экспорта.

По сути, сугубо по военным и внешнеполитическим причинам у природного газа как перспективного экспортного товара Саудовской Аравии пока нет массового внешнего трубопроводного сбыта. Что касается строительства танкерных флотов и экспортных LNG-терминалов, то саудиты какое-то время считали эту отрасль уделом мелких монархий Персидского залива. Почему так считали? Потому что это цена танкерных партий LNG привязана к мировым ценам нефти, а не наоборот. И если цена нефти падает до определенного уровня, экспорт этого товара с Ирана и Персидского залива буквально рушится. Саудовская Аравия в таком случае наращивает власть и влияние в регионе.

Контур реформ: низкие цены нефти и атомный сектор

По причине временной трубопроводной "закрытости" большинство добываемого в Саудовской Аравии природного и попутного газа до нынешнего времени идет не на экспорт, а закачивается обратно в пласты. Это буквально драгоценный энергоресурс - в конечных ценах 2012 г. он стоил для потребителей Германии больше $500/куб. м и до $270/куб. м для Турции. С тех пор стоимость газа снизилась на порядок вслед за ценами на нефть. Это падение дает тревожный сигнал инвесторам, вложившимся во флоты танкеров-газовозов и LNG-терминалы. Большинство экспертов пока не видят угроз для этих отраслей со стороны снижения цен на нефть и воспринимают сектор LNG как своп-площадки для краткосрочной торговли, а также ценовые стабилизаторы рынка долгосрочных трубопроводных поставок газа. Но это будет до тех пор, пока на ключевых рынках - ЕС, Японии и Южной Кореи - не появится избыток газа.

Саудовская Аравия обречена произвести этот профицит, потому что природный газ не может вечно использоваться как сырье для работы дожимных станций нефтеносных пластов страны. Эти станции обеспечивают нужное давление нефти на так называемых зрелых промыслах. Исходя из плана аравийских реформ, закачанный ранее газ в 2025-2035 гг. Саудовская Аравия намерена начать извлекать обратно в процессе вторичной добычи с целью выхода на газовый рынок Европы и в перспективе на рынок Индии.

Для запоздалого выхода на мировой рынок природного газа Саудовской Аравии нужно создать три предпосылки. Первая - в ближайшие семь-десять лет обеспечить начало работы нескольких крупных газопроводов с Ближнего Востока на рынок Европы. Вторая - реализовать программу строительства АЭС, чтобы уменьшить использование мазута на ТЭС, и ради роста экспорта газа заменить природный и попутный газ в дожиме давления нефтяных пластов водяным паром из контуров охлаждения АЭС. И третья предпосылка - переместить центр прибыльности саудовского нефтяного гиганта Saudi Aramco из сектора добычи нефти в сектор ее переработки и торговли нефтепродуктами.

Фото: kordon.com.ua

Тайны аравийской атомной программы: бомба, но не та

Первые презентации Саудовской Аравией атомной программы были проведены в 2005-2013 гг. Тогда перед мировым рынком твердо обозначился конец эпохи сверхвысоких нефтяных цен, но еще мало кто понимал, зачем саудитам атомная энергетика. Переходя ко второму этапу модернизации экономики, Саудовская Аравия к 2013 г. разработала обширную ядерную программу, экономический смысл которой еще не раскрыт на официальном уровне.

Опережая большие атомные планы Саудовской Аравии, соседние ОАЭ еще в то время вознамерились обогнать саудитов по времени и взялись построить первую арабскую АЭС с помощью России. Тогда же Аравия обнародовала свои планы, по которым в 2013-2043 гг. она намерена построить 40 атомных реакторов, из которых 30 будут промышленными, а 10 - исследовательскими. Как ожидается, исследовательские центры будут строиться по технологиям всех государств - обладателей реакторных технологий, а не какой-то одной страны. РФ как возможный поставщик ядерных технологий в планах Эр-Рияда пока что не фигурирует. Вероятно, саудитам что-то не очень нравится в опыте российских проектов строительства АЭС и научных реакторов, которые ранее были реализованы в Ливии и Иране, а ныне активно продвигаются в ОАЭ, Иордании и Египте. В перспективный пул поставщиков атомных реакторов для Аравии обещают войти все - начиная от США, Франции и Канады и заканчивая Южной Кореей. По плану каждая из 13 провинций Саудовской Аравии получит по АЭС, которые, с одной стороны, займутся опреснением воды, а с другой - заменят мазутные ТЭС в поставках водяного пара для нефтяной промышленности.

Рост экономии нефти для ТЭС в сумме с началом экспорта газа Саудовской Аравией будут иметь эффект бомбы, заложенной под экспортные амбиции Ирана и, возможно, под экономическое будущее Катара, если тот станет объектом иранского влияния. Традиционное для саудитов внешнеполитическое противостояние с Израилем еще с 2010-2011 гг. отошло на второй план. Оно вообще сошло на нет после начала ракетных атак суннитской Саудовской Аравии шиитскими повстанцами из Йемена. С Тель-Авивом, в конце концов, можно вместе строить трубопроводы в Европу. Что касается Ирана, то эта страна является двойным конкурентом Эр-Рияда: она борется с саудитами за доминирование в Ближневосточном регионе и мусульманском мире вообще и одновременно за доли на мировых нефтяных рынках.

Какие козыри заготовили в столице дешевой нефти

Параллельно с нынешними административными решениями об изменении экономического блока правительства король Саудовской Аравии сменил руководителя государственной компании Saudi Aramco. Ее новый глава сразу разморозил несколько ранее законсервированных горизонтов одного из крупных месторождений - Шайба. Разморозка части мощностей стала демонстрацией того, что ценовая конкуренция с Ираном на рынке нефти будет продолжена.
В результате такого демонстративного шага страна нарастила добычу на 0,2 млн бар./сут. Себестоимость добычи Шайбы колеблется в диапазоне $3-6,5/бар. Общие запасы Саудовской Аравии на других аналогичных Шайбе крупных месторождениях дешевой нефти сос­тавляют 263 млрд баррелей - это около 36,7 млрд т, или 20% всех мировых запасов. Из более чем 90 месторождений нефти в королевстве активно разрабатываются только восемь, остальные законсервированы или работают в режиме низкоинтенсивной разработки.

Для сравнения эффекта от включения работы арабского месторождения Шайба на полную мощность вся добыча РФ при общих запасах в 103 млрд баррелей (14 млрд т) по состоянию на март 2016 г. составляла 10,9 млн бар./сут. Это почти равно уровню текущей добычи Саудовской Аравии, но есть одно огромное различие. В отличие от аравийской нефти с ценой у скважины по $3-6,5/бар. российская добыча по состоянию на 2014 г. была во много раз дороже и колебалась в коридоре от $18-24/бар. до $85-120/бар. Самая низкая в цене добычи нефть в РФ добывалась на трех единственных в этой стране дешевых месторождениях, принадлежащих компании "Лукойл". Остальная часть приходится на нефть, намного более дорогую с точки зрения затрат на добычу.

Дорогая по сравнению с арабской российская нефть добывается на десятках месторождений в Заполярье, Сибири и на Сахалине. За исключением Сахалина большинство нефтяных ресурсов РФ, в отличие от Саудовской Аравии, значительно удалены от мирового рынка. Как и дешевая, по российским меркам, нефть "Лукойла", эти ресурсы требуют больших государственных затрат на поддержание логистики экспорта в жизнеспособном состоянии. У Саудовской Аравии и других стран Персидского залива затраты на экспорт намного меньше. Это позволяет арабским нефтяным проектам и корпорациям быстро организовывать экспансию на мировые рынки.

В отличие от РФ, которая после распада СССР так и не научилась открывать большие месторождения, к концу ХХ в. по запасам нефти в категории готовых к разработке Саудовскую Аравию смогло опередить другое государство - Венесуэла. Она обладает ресурсами более 46 млрд т и себестоимостью текущей добычи в $20/бар. Больше половины запасов этой страны оцениваются как дешевые в разработке, но состоят из тяжелой нефти битуминозных песчаников. Сложный сортамент нефти заметно затрудняет разработку большинства месторождений Венесуэлы и сильно осложняет экспорт. Отдельным балластом развития экспорта страны являются внутренние и внешние кредитные проблемы властей.

В сумме со сложной атмосферой привлечения инвестиций добыча в Венесуэле со снижением мировых цен с 2015 г. вошла в фазу малозаметного падения, которое пресса считает катастрофическим по шансам на восстановление. С начала 2016 г. страна находится на ключевом этапе этой фазы сокращения экспорта. Данный этап состоит из потери секторов устойчивого внешнего сбыта венесуэльской нефти. По важности для Венесуэлы к таким секторам относятся прежде всего Нидерланды, затем вся Западная Европа и южные штаты США. Теперь на эти секторы претендуют продавцы нефти из Ирана и Саудовской Аравии.

Подытоживая оценки игры Саудовской Аравии на понижение мировой стоимости нефти, можно предположить, что Тегеран и Эр-Рияд в ближайшее время с успехом для себя завершат соревнование за внешние рынки "государств со сложностями" вроде РФ, Венесуэлы или Нигерии. Но передел рынка в пользу более серьезных игроков рынка экспорта нефти ни в коем случае не означает, что Саудовская Аравия и Иран стремятся к созданию такого себе двустороннего ОПЕК-2. Начатая по вине сторон игра на понижение цен выглядит слишком долгосрочной для образования подобных альянсов. Для Ирана задача увеличения экспорта нефти ради возмещения огромных потерь, понесенных в период международных санкций, - это буквально цена дальнейшего стабильного развития. Для Саудовской Аравии ее атомная программа и готовящийся будущий выход на газовый рынок - тоже достойная плата за рост добычи и падение мировых цен, которая необходима для дальнейшего экономического прогресса.

Технократическое пояснение демпинга цен

Сторонники конспирологических объяснений нефтяной политики Эр-Рияда оправдывают презентацию атомной программы Саудовской Аравии и ее амбиции на газовом рынке только фактором Ирана. Противники такого подхода составляют технократический лагерь. Они опираются на заявление короля Саудовской Аравии Абдаллы ибн Абдуль-Азиз Аль Сауда. Незадолго до кончины в 2015 г. глава королевского дома саудитов заявил, что продолжавшаяся почти все первое десятилетие ХХI в. эпоха сверхвысоких цен на нефть была искусственно созданной и не отвечала реалиям. Это заявление было бы удивительным для любой другой крупной страны - экспортера нефти за исключением одной - Саудовского королевства. Это государство может играть роль гегемона мирового рынка нефти именно при низких ценах, поскольку обладает самой дешевой в мире нефтью. И в отличие от других стран-экспортеров имеет отличные перспективы экономики, построенной на нефти, при любой ее цене.

Ныне уже подзабытое, но вполне сенсационное заявление главы королевства означает, что, с точки зрения Саудовской Аравии, большинство технологических прорывов в энергосбережении последних лет - это именно результат баснословно высоких и "искусственных" цен на нефть, которые породили намерения сократить ее потребление. И это было в корне неправильно. Ведь если бы ее стоимость в 2003-2013 гг. оставалась на уровне 70-х годов ХХ в., в мире не случилось бы много шагов, откровенно враждебных по отношению к странам - экспортерам нефти. КНР, например, не надо было бы начинать "стройки века" вроде ГЭС "Три ущелья". Биллу Гейтсу не надо было бы вкладывать $2 млрд в компанию Tеrra Power и ее абсолютно безопасный атомный реактор "горящей волны", который надо заряжать топливом раз в 60 лет. Илон Маск не смог бы нарастить выручку своего производителя электромобилей Tesla Motors в 20 раз за последние пять лет — до $4 млрд в 2015 г. А нобелевские лауреаты британец Николай Новоселов и голландец Андрей Гейм не знали бы, что открытие ими материала под названием графен произведет революцию на рынке аккумуляторов и мирового автомобилестроения. Авто без бензина вошли в моду - с точки зрения Аль Сауда, виной этому были действительно искусственно завышенные цены на нефть и желание потребителей покупать меньше этого энергоносителя.

Останься стоимость нефти на уровне 70-х годов, в пределах $12-15/бар., мировая экономика не вошла бы в эпоху наукоемких энергосберегающих технологий. Не было бы десятилетия сверхвысоких цен на нефть в 2004-2014 гг. - американская корпорация Lockheed Martin не решилась бы инвестировать в лабораторию Skunk Works и давать обещание, что в 2020 г. будет произведен первый атомный мини-реактор на автомобильном шасси. А КНР и США, в конце концов, без заоблачно высоких цен на нефть не начали бы новую ракетно-космическую "лунную гонку" в погоне за месторождениями гелия-3 - термоядерного топлива будущего.

Исходя из такого рода технократических объяснений конца эпохи дорогой нефти, выходит, что в нынешнем падении цен не надо искать никаких международных интриг. Есть только новый взгляд стран - экспортеров нефти на собственное экономическое выживание. Ведь случись еще пятилетие высоких цен на нефть, и усилия мировой экономики в наукоемких и энергосберегающей сферах могли бы дать трагический для экспортеров нефти эффект. Рост цен может привести к окончательному падению былой привлекательности углеводородов в пользу атомных и альтернативных источников энергии, чего наиболее продвинутые экспортеры вроде Саудовской Аравии намерены не допустить. Имея самые дешевые в мире нефтяные ресурсы, аравийцы постараются максимально потеснить конкурентов в беспощадной ценовой игре, чтобы за счет расширения экспортных рынков провести очередной этап модернизации саудовской экономики. Когда эта задача будет достигнута, экономика королевства избавится от весьма ощутимой нефтяной зависимости, а центр прибыльности аравийских нефтекомпаний сместится из сектора добычи в переработку и торговлю. Если страны-конкуренты с более дорогим уровнем себестоимости добычи нефти не сойдут с дистанции и смогут проследовать по этому же пути, то оставшиеся на рынке игроки смогут возобновить игру на повышение нефтяных цен.

Опубликовано в ежемесячнике "Власть денег" № 6 (443) за июнь 2016 г.