Экономика

Игорь Билоус: Успешная приватизация ОПЗ завязана не столько на деньги, сколько на улучшение привлекательности страны для инвесторов

Глава ФГИУ о том, как готовили к приватизации Одесский припортовый завод, кому он может достаться и когда Украина получит за него деньги

Фото: Илья Литвиненко/"ДС"

"ДС" Игорь Олегович, экс-премьер Яценюк обещал продать ОПЗ за миллиард долларов. Почему в итоге стартовая цена снизилась практически вдвое?

И.Б. Политики позволяют себе озвучивать цифры, не подкрепленные расчетами. Официально озвученная цена на завод определена путем независимой экспертной оценки по состоянию активов, рынка и прогнозов на 31 января этого года. Оценщик, компания "Увекон", выбран на открытом конкурсе, а сама оценка производилась по новой методике, которая отражает все западные стандарты. Свои расчеты проводил и наш советник по приватизации ОПЗ - швейцарский банк UBS. Не скрою, диапазон оценки был довольно велик. Поэтому при утверждении цены были учтены многие обстоятельства. Чтобы построить аналогичный завод, понадобится вложить около $1,5 млрд. Но подобные заводы в основном строят там, где есть газовые месторождения и себестоимость газа очень низкая, чего не скажешь о ситуации в Украине. Не нужно забывать и о том, что и мировая конъюнктура (переизбыток аммиака в первую очередь), и ситуация в отрасли даже в прошлом и нынешнем году очень сильно отличается, что, безусловно, сказывается и на стоимости профильных активов. Еще одно обстоятельство, влияющее на стоимость, - признанный долг ОПЗ за поставленный в 2013 году природный газ перед Ostchem Holding Limited (входит в Group DF Дмитрия Фирташа) в размере $193 млн без учета штрафных санкций, которые пока не подтверждены в суде. Именно поэтому западные советники настаивали на нижнем ценовом пределе, а мы отстаивали верхний. Предложенная нами цифра, основанная на оценке, в результате и была зафиксирована официально.

"ДС" Перед самым стартом приватизации МВФ и ЕБРР "посоветовали" Украине снизить цену ОПЗ, "пугая" тем, что якобы потенциальные инвесторы могут отказаться от участия в торгах из-за завышенной цены. Однако недавно вы сообщили, что на ОПЗ уже претендуют порядка 10 компаний...

И.Б. Безусловно, ОПЗ - очень привлекательный актив. И желающих его купить всегда было немало. Это объект с очень выгодным расположением, это единственный транспортный путь для российского аммиака. Более того, для всего мирового рынка аммиака и карбомида одним из основных критериев при определении ценовых параметров является отправка из порта "Южный". Конечно, предложив к продаже завод, например, за $300 млн, мы привлекли бы больше инвесторов. Но наша цель - поиск качественного инвестора. С другой стороны, далеко не всегда два-три десятка покупателей помогут существенно вытолкнуть цену вверх во время аукциона. Приватизационный конкурс по "Криворожстали" - не показатель. Тогда была совершенно иная ситуация: металлургический рынок рос, сам завод входил в инвестиционные планы покупателя в рамках крупного слияния. Сегодня такой благоприятной ситуации нет.

"ДС" Кому интересен Одесский припортовый?

И.Б. Побороться за ОПЗ придут те, кому необходимо застолбить географическую зону на рынке, кому нужны дополнительные мощности, кто готовится к восстановлению рынка, прогнозируемого экспертами ближе к 2020 году. Ведь все новые мощности уже почти достроены и будут сданы к 2017 году. А действующие заводы уровня ОПЗ просто так на продажу не выставляются. Не скрою, переговоры с потенциальными покупателями непростые. Поднимались вопросы и о налоговых льготах, и о продлении сроков приватизации.

"ДС" Значит ли это, что все 10 компаний, о которых вы говорили, уже гарантированно будут участвовать в конкурсе?

И.Б. Совместно с UBS мы разослали более трех десятков приглашений. Некоторые пока продолжают изучать документы, некоторые еще не подписали договоров о конфиденциальности. Говоря о 10 компаниях, я имею в виду тех, кто либо уже подписал такие договоры, либо сделают это в ближайшее время. Это не значит, что они гарантированно придут на аукцион. Но важно, что они проявляют интерес. Есть и те, кто ждал официального объявления о проведении приватизационного конкурса, не веря, что правительство сделает этот шаг. Я думаю, что теперь к потенциальным участникам добавится еще пятерка компаний. Не исключаю, что придут и представители украинских финансово-промышленных групп. Мы будем принимать все заявки, не противоречащие законодательным ограничениям.

"ДС" Есть ли вероятность опосредованного участия в приватизации российских компаний, которые напрямую не имеют права подавать свои заявки?

И.Б. В том, что они попытаются принять участие в конкурсе, я не сомневаюсь. Другой вопрос, как мы будем отрабатывать эти попытки. Профильных инвесторов не так много, мы их всех знаем. Для россиян такой объект важен с точки зрения потребления газа и позиций на химическом рынке. Но у нас есть законодательное требование - не допускать к приватизации страну-агрессора и ее представителей. Мы будем очень пристально изучать подаваемые документы. Конечно, нас могут попробовать обмануть. 

Но если умышленный обман вскроется уже после приватизации, это будет достаточным основанием для того, чтобы национализировать это предприятие - договор купли-продажи будет иметь юридическую силу и для международного арбитража.

"ДС" Пока среди потенциальных покупателей только западные компании?

И.Б. Да, и не просто западные компании, а имеющие хорошие позиции на мировом рынке удобрений. ЕБРР поддерживает приватизационный процесс, обещал помочь покупателю долговым финансированием, а возможно, даже купить миноритарный пакет. Варианты обсуждаются.

"ДС" Все это дает основания обвинять правительство и ФГИ в том, что приватизационный процесс выстраивается по сценарию международных финансовых организаций. И теперь квалификационные условия пишутся уже не под местных олигархов, а под иностранцев.

И.Б. В подготовке к приватизации действительно участвовали Всемирный банк, ЕБРР, USAID. И мы, безусловно, прислушиваемся к их мнению. Но нам никто ничего не диктовал, мы отстаивали государственный интерес, и то, что нам удалось сохранить верхний ценовой порог, - показательно. Это правда, что мы установили очень либеральные инвестиционные условия. В частности, это касается фиксированного объема инвестиций. Сейчас, когда рынок замер, да и внутреннюю экономическую ситуацию мы не можем спрогнозировать хотя бы на несколько лет вперед, неправильно прописывать инвестиционные обязательства в пятилетней перспективе. Есть план модернизации завода. И до апреля следующего года, пока не будет составлен и утвержден его собственный бизнес-план, инвестор должен будет его придерживаться. С другой стороны, мы очень четко прописали требования по социальной и экологической составляющим.

"ДС" Ключевой вопрос, на котором сделал себе пиар не один политик, - угроза продажи аммиакопровода...

И.Б. Труба не продается. Это актив ГП "Укртрансхимаммиак", который, как и остальные активы этой госкомпании, не является предметом сделки. Предмет сделки - производственный комплекс, перевалочный пункт, активы, которые находятся на территории ОПЗ. Вопрос о приватизации ГП "Укртрансхимаммиак" будет рассматриваться в контексте пересмотра перечня объектов, не подлежащих приватизации. Часть объектов, принадлежащих заводу, ФГИ впоследствии будет продавать отдельно.

"ДС" Есть ли угроза срыва приватизационного конкурса?

И.Б. Попытки сорвать или дискредитировать конкурс и его результаты, конечно, будут. Есть люди, привыкшие сидеть на госактивах, и они не заинтересованы ни в продаже конкретного завода, ни в приватизации. Есть те, кто в принципе не хочет успешной приватизации, которая даст финансовый ресурс для проведения реформ. Но мы к этому готовы. Ведь нужно понимать, что успешная приватизация ОПЗ завязана не столько на деньги, сколько на узнаваемость страны, на улучшение ее инвестиционного климата.

"ДС" Когда вы планируете закрыть сделку?

И.Б. Конкурс назначен на 26 июля. Закрывать сделку будем в августе. Я очень надеюсь, что к сентябрю деньги уже будут в бюджете.