Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Иллюзия власти. Зачем в Украине пытаются управлять криптовалютами

Понедельник, 23 Июля 2018, 18:00
В стране появилась концепция регулирования криптовалютного рынка, но нет законов, которые бы давали определение тому, что такое криптовалюты. И мало кто может внятно объяснить, как и зачем их регулировать

Фото из открытых источников

Когда руководить нельзя, но очень хочется

Совет по финансовой стабильности Украины принял концепцию регулирования криптовалютного рынка. Об этом глава Национальной комиссии по ценным бумагам и фондовому рынку Тимур Хромаев рассказал в Facebook. По его словам, концепция направлена на признание криптовалют и токенов финансовыми инструментами. А также определяет функции государственных органов власти в регулировании этих инструментов.

Парадокс ситуации в том, что технология блокчейн (а криптовалюты - это первое ее практическое применение) была создана в 2009 г. именно с целью сделать любые финансовые транзакции полностью независимыми как от государства, так и от банков. Если разобраться в том, как работает технология, не имеющая центра управления и руководимая только математическими алгоритмами, то становится понятно: заниматься государственным регулированием криптовалют - примерно то же, что и регулированием полетов НЛО. И эффективность примерно та же.

Тем не менее чиновники настроены серьезно. В Совет по финансовой стабильности входят глава НБУ, министр финансов, руководители Нацкомиссии по ценным бумагам и фондовому рынку (НКЦБФР) и Нацкомиссии по госрегулированию рынков финансовых услуг, а также директор Фонда гарантирования вкладов. Решения, высказанные Советом относительно цифровых валют, пока носят лишь рекомендательный характер.

При всем этом чиновники исходят из жесткой позиции Нацбанка: единственным законным средством платежа в Украине является гривня. Криптовалюты, как и доллар с евро, могут иметь любую ценность для своего владельца - но хлеб и молоко в магазине он за них не купит.

Тимур Хромаев отмечает, что принятие концепции - "важный первый шаг в формировании консенсуса между государственными органами и финансовыми регуляторами для дальнейшего создания законодательной и нормативной базы, регулирующей сферу криптовалют". Задача новых мер - "обеспечить прозрачность и высокий уровень сотрудничества между инвесторами и участниками рынка цифровых активов".

"Чиновники стремятся навязать крипторынку свои правила. В этот раз они не только не пригласили к рассмотрению документа участников криптосообщества, но даже не показали его постфактум, - сказал в комментарии для "ДС" основатель криптовалютной компании BlockchainLab (Киев) Станислав Подъячев. - Ответит ли Совет по финансовой стабильности, почему их новую "концепцию регулирования" никто не видел? В чем секретность и таинственность? Возможно, в ней прописаны такие правила, которые не устроят ни одного адекватного игрока рынка".

По словам эксперта, в Украине "некоторые деятели криптотусовки" очень хотели бы увидеть госрегулирование крипторынка. С тем, чтобы самим получить полномочия от регулятора и выдавать лицензии другим.

"Сколько времени потребуется чиновникам, чтобы наладить на крипторынке коррупционные схемы? НКЦБФР, похоронив украинский фондовый рынок, ищет новую жертву и присматривается к рынку криптовалют, - считает Подъячев. - На фоне этой новости криптосообщество должно объединиться и выступить за установление своих правил, среди которых - мораторий на лицензирование, налогообложение, регулирование и ограничение в сфере криптовалют и технологии Blockchain, пока отрасль находится в стадии зарождения".

В июне Государственная служба специальных коммуникаций Украины сообщила, что не стремится регулировать майнинговую деятельность и не собирается классифицировать майнинг как лицензируемый вид деятельности. При этом 13% украинцев уже владеют биткойнами или другими криптовалютами (данные исследования Kantar TNS Украина). Оборот торгов на трех ведущих криптобиржах страны - свыше $2 млн в день. По оценкам экспертов, годовой доход украинских майнеров - более $100 млн.

"Идеологически криптовалюты в регуляциях не нуждаются, от слова совсем. Это самодостаточный инструмент сохранения ценностей, альтернативный фиату (гривня, рубль, доллар и т. д.). Криптовалюты по своему механизму резистентны к регуляциям извне, они децентрализованы, нельзя изменить условия работы сети по желанию какого-то человека или государства, - поясняет один из ранних инвесторов в украинскую криптовалюту Карбованец, активный член сообщества и трейдер Евгений (фамилию попросил не указывать). - Внутри экономики страны единственная возможная точка регуляции оборота криптовалют и токенов - это момент, когда происходит обмен криптовалюты на фиат и обратно".

Но для этого, полагает эксперт, нужно создать тщательно проработанную законодательную базу, которая бы описывала механизм работы и организацию инфраструктуры (биржи, обменники) и условия для всех субъектов. Уровень их защищенности, рамки прав и обязанностей, на которые можно будет ссылаться. Это и является целью регуляций - повышение безопасности. Не отслеживание всего и вся, а защищенность.

"Например, я, как трейдер, должен быть уверенным в том, что при обмене криптовалюты на фиат с меня "не спросят" впоследствии. Иначе мы можем получить очередной инструмент отслеживания финансовых потоков населения, - говорит Евгений. - Пока что никаких конкретных движений в эту сторону замечено не было. Со стороны органов слышны лишь хаотические фразы о каких-то процентах, которые я должен буду заплатить как налог за непонятно что".

Пытаясь догнать Беларусь

В феврале этого года в Киеве на круглом столе "Законодательное регулирование криптовалют" (он собрал заметных представителей власти, блокчейн-отрасли и юристов) все только и говорили, что про незадолго до того подписанный президентом Беларуси Александром Лукашенко Декрет № 8. В Украине судили о новом белорусском IT-законодательстве по восторженным отзывам в прессе, которых тогда было очень много. На круглом столе его участники рассуждали, как в Украине предложить блокчейн-бизнесам условия, которые были бы лучше, чем в Беларуси.

Парадоксально, но они же хотели и нечто противоположное - сохранить свою свободу, когда государство не регулирует ни IT-отрасль в целом, ни конкретно все, что связано с блокчейном и криптовалютами.

Но прошло полгода - и Беларусь так и не стала "криптораем". В стране не появились ни легальные криптобиржи, ни обменники криптовалют, не проводятся ICO. Под Декрет № 8 просто не была создана нормативно-правовая база, и весь белорусский криптобизнес продолжает существовать в правовом вакууме.

Но тогда в Украине многие боялись, что вся украинская IТ-отрасль убежит за стабильностью и правовой определенностью в Беларусь. На круглом столе даже прозвучала информация, что на стол президента Петра Порошенко легла соответствующая аналитика. А депутаты задались целью принять "самый крутой закон о криптовалютах, лучше чем у белорусов".

Таких попыток было несколько. В октябре 2017 г. в ВР был подан законопроект № 7183 "Об обороте криптовалюты в Украине". Он предлагал рассматривать "крипту" как средство обмена и объект права собственности. Владельцы криптомонет получали право свободно ими распоряжаться: обменивать на электронные деньги, валюты, расплачиваться за товары и услуги. Майнинг и обмен, как и доход криптовалютных бирж, предлагалось облагать налогом. Органом регулирования крипторынка назывался НБУ.

Позднее появился законопроект № 7183-1 "О стимулировании рынка криптовалют и их производных" от главы финансового комитета ВР Сергея Рыбалко. Он рассматривал криптовалюту как финансовый актив. Были прописаны довольно жесткие требования к участникам рынка. Майнингом получали право заниматься только предприниматели, коммерческие и некоммерческие организации. Криптобиржей могло быть только юрлицо со статусом финансового учреждения, также требовалось получить соответствующую лицензию. Анонимные счета в криптовалюте запрещались (что само по себе абсурдно).

В конце марта 2018 г. произошел забавный инцидент: депутат Сергей Каплин внес в Раду проект закона "О развитии цифровой экономики". Который оказался почти дословно переведенным на украинский язык белорусским Декретом № 8 под тем же названием.

В мае 2018 г. на общественное обсуждение был вынесен черновик проекта "О применении технологии распределенного реестра цифровых транзакций и правовом статусе токенов и криптовалют". Над ним работала группа из 20 экспертов: представителей бирж, майнеров и криптобизнеса. В числе авторов - также Нацбанк, Нацкомиссия по ценным бумагам и Финмониторинг.

Преимущество этого документа в том, что он дает определения ключевым терминам: криптовалюта, токен, криптобиржа, криптообменник, майнинг. По нему деятельность на рынке криптовалют подпадает под регуляцию Национальной комиссии по ценным бумагам и фондовому рынку. На деле это означает лицензирование деятельности профучастников, надзор и контроль за соблюдением лицензионных условий.

Но это единственное принципиальное его преимущество. Сегодня украинские предприниматели и компании, работающие на криптовалютном рынке, как правило, избегают официальной регистрации из-за неопределенного правового статуса криптовалют в стране. Создать юридическую терминологию для крипторынка, но не регулировать его специально - самый лучший вариант, считает большинство участников рынка.

Больше новостей о финансах, бизнесе и промышленности читайте в рубрике Экономика