Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Китайский Санта-Клаус. Почему в Пакистане появились магазины, где торгуют свининой

Суббота, 30 Сентября 2017, 18:00
Это признаки прекрасного нового мира, где пакистанцы говорят на китайском

Фото: shuyyerstock.com

Нет, Пакистан не стал более снисходительным к неверным - производство и импорт свинины все еще нелегален. Но по всей стране, а особенно вдоль Китайско-Пакистанского экономического коридора (КПЭК) появляются гостиницы, клубы, рестораны и супермаркеты, владельцы и работники которых не говорят ни на урду, ни на английском. Их цель не в том, чтобы лишить местных мусульман обещанных в вечности девственниц, подсунув им запретную свинью. Они создаются китайцами для китайцев, а у забредшего по случайности перса возникает ощущение, что он телепортировался в Поднебесную. 

Все наклейки на китайском, этим хозяева объясняют то, что пакистанская таможня пропускает их свинину, - они попросту не знают языка. Чиновники, в свою очередь, отрицают существование директивы сверху о лояльности к китайскому импорту. Ведь это лишь начало пути, по которому утомленный западными донорами и бесконечными склоками со своей сестрой-близнецом Индией, Пакистан уверенно пойдет к светлому будущему, - рука об руку с Поднебесной и ее миллиардами.

После того как Трамп обвинил Пакистан в укрывании террористов, отношения между странами остаются напряженными, несмотря на попытки Госдепа восстановить сотрудничество. Пакистан может себе это позволить, ведь его новый союзник и меценат Китай щедро отсыпает деньги на нужды страны, ничего не требуя взамен. По крайней мере, пока.

Замена спонсора

Начиная с 2010 г., Пакистан усиленно лоббировал строительство дамбы Диамер-Бхаша в USAID и Азиатском банке развития (АБР). Самая высокая дамба в мире по результатам исследования USAID окажет "монументальное" влияние в области генерации электроэнергии, сельского хозяйства и борьбы с наводнениями, а ее завершение станет "более благоприятным для экономического развития региона, чем любой другой проект". Годами проблема заключалась в цене дамбы - запланированные на пять лет правительством США в качестве помощи Пакистану $7,5 млрд, покрывают лишь половину стоимости высокогорного монстра.

С начала обсуждения проекта прошло три года, когда USAID пришел к компромиссу - агентство выделило $20 млн на проведение технико-экономических обоснований. Положительный результат позволил бы увеличить уверенность международных кредиторов в проекте. Но в начале прошлого года правительство Пакистана послало в USAID письмо с просьбой прекратить исследование. Пакистан не отказался от проекта - он нашел себе другого спонсора. В мае Пакистан и Китай подписали соглашение на $50 млрд, в которое вошло строительство пяти дамб, в том числе и Диамер-Бхаша.

Впрочем, в Пакистане это даже не вызвало ажиотажа. Китайские миллиарды для страны теперь обыденность. Подписанный в 2013 г. меморандум о взаимопонимании по созданию КПЭК, первоначальной стоимостью в $46 млрд, потихонечку вырос до $62 млрд инвестиций. С учетом нового меморандума на $50 млрд китайские инвестиции в Пакистан превысят $100 млрд, а по прогнозам одного из членов команды КПЭК в Пакистанском министерстве планирования, сумма может вырасти до $150 млрд, поскольку в 96% случаев при строительстве дамб происходит перерасход средств.

USAID все же завершил проведение технико-экономических обоснований дамбы Диамер-Бхаша, но АБР отказался инвестировать в проект. Так что особого выбора у Пакистана не было. К тому же американская помощь не только требует долгой раскачки, но еще и дается с целым ворохом условий - правительства-получатели вынуждены вносить изменения в политику. "Бреттон-Вудская модель состоит в оказании технической поддержки, но стоимость этой поддержки - $15 млн, которые потом нужно еще и вернуть, - делится с Devex пакистанский чиновник из команды КПЭК. - А потом еще и консультанты, получающие по $20- 30 тыс. в месяц. Честно говоря, качество не очень хорошее. По большому счету очень мало кто стоит таких денег".

У Китая другой метод. Они не меняют экономическую или политическую систему, они создают проекты, призванные стимулировать развитие. "Это как будто в город прибыл Санта-Клаус - можно просить о чем угодно", - описывает китайскую финансовую помощь Джамил Масуд, директор консалтинговой компании Hagler Bailly Pakistan.

Дорога в облака

С КПЭК речь в первую очередь идет о дорогах. Это незначительная часть китайских инвестиций - из $46 млрд лишь $11 млрд предназначены на развитие транспортной системы. При этом существенная доля необходимых средств обеспечивается пакистанским правительством. В этом году китайские инвестиции в дороги составили $4 млрд, такую же сумму предоставил Пакистан.

Отдельно Китай финансирует расширение и улучшение пакистанской железной дороги.

Дороги КПЭК соединят Синьцзян с пакистанским портом в Гвадаре, дав китайской континентальной провинции доступ к морским маршрутам. Именно тут таится важный вопрос: Китаю эти дороги нужны для транспортировки экспортных грузов, но что отправит в обратном направлении Пакистан? Две трети торгового дефицита Пакистана обеспечивает китайский импорт. Сможет ли пакистанская промышленность увеличить экспорт в Китай, и будут ли создаваться новые промышленные комплексы в специальных зонах вдоль КПЭК? Это было бы хорошо для Пакистана, но пока предпосылок для этого немного. Возможно, роль Пакистана сведется к сбору дорожного налога за движение китайских грузов. Если хотя бы один из 10 контейнеров, покидающих Гвадар, окажется пакистанским, это будет серьезная экономическая победа для страны.

Официальные лица считают, что Пакистан станет привлекательным местом для релокации китайских компаний. Китай ожидает около 80 млн избыточных рабочих мест, которые придется переносить в другие страны, утверждают представители команды КПЭК. 

"В Китае наблюдается высокий рост заработной платы, поэтому китайцы собираются перенести часть производства товаров легкой промышленности в Западный Китай и за границу - Вьетнам, Мьянму, Камбоджу. Мы собираемся перехватить 5 или 10 млн рабочих мест. Столько, сколько получится",  - отмечает экономист Надим Аслан. 

За Китаем последуют и другие страны, уверены пакистанские чиновники. Все это относится ко второй фазе КПЭК, в ходе которой Пакистанский инвестиционный совет планирует создать вдоль маршрута коридора девять специальных экономических зон, где будут расположены китайские заводы.

Идея звучит отлично, но чтобы ее воплотить, одной инфраструктуры недостаточно. Для строительства заводов нужно обеспечить уверенность предпринимателей и инвесторов в стабильности и безопасности региона. К тому же пакистанское налогообложение и законодательство по регулированию бизнеса дружелюбным не назовешь - в рейтинге легкости ведения бизнеса Всемирного банка Пакистан занимает 144 место из 190 стран. Если страна намерена не только расплатиться с долгами, но и получить прибыль с китайских миллиардов, ей нужно меняться самостоятельно.

Электрификация всей страны

Чтобы говорить о развитии промышленности, Пакистану нужно в первую очередь наладить генерацию электроэнергии. Этим летом большие города отключались от электричества на 3-4 часа в сутки. Раньше электричество отключалось на час через каждый час. Правительство обещает полностью устранить отключения к следующим выборам в 2018 г.

Сокращение отключений стало возможным благодаря строительству нескольких электростанций, договору с Катаром о поставках сжиженного газа и выгодному контракту с General Electric по установке суперсовременных турбин. Три газовых проекта финансировались Пакистаном, а контракт выиграла китайская компания, построившая станции в рекордные сроки.

Китай и сам финансирует электрификацию Пакистана. $35 млрд инвестиций КПЭК предназначены на проекты по генерации. Планируется строительство солнечных, ветряных и гидростанций. Но пока реален только уголь. В то время как весь мир - и сам Китай - отказывается от угольной генерации, Пакистан делает первые шаги на этом пути - пока уголь обеспечивает лишь 1% пакистанской энергии.

С одной стороны, для страны, где большая часть мощностей работает на дорогостоящем мазуте, это прогресс. С другой - существует возможность сразу строить ТЭС нового поколения, с технологиями контроля выбросов, которые и Китай и США лишь начинают устанавливать на своих станциях.

Впрочем, в Пакистане китайские компании не спешат применять дорогостоящие технологии - они будут продавать пакистанцам электроэнергию по фиксированной цене вне зависимости от экологичности ТЭС.

Предположительно, увеличение мощностей генерации добавит от 2 до 2,5% к ВВП Пакистана - именно столько страна ежегодно теряет из-за отключений. Но и эта надбавка не будет автоматической.

Обратная сторона медали - страна слишком быстро получит слишком много дополнительной энергии. Нужно время, чтобы экономика создала спрос на дополнительные киловатты. Из-за множества сопутствующих факторов невозможно предсказать, как скоро это произойдет и произойдет ли вообще.

Без стабильного промышленного роста страна не сможет оплатить резко увеличившийся счет за электричество. Тем более что она и так увязла в долговом круговороте - государство платит станциям за производство энергии, но до 30% средств не возвращаются в казну, в первую очередь из-за воровства. Возможно, переход на более дешевые способы генерации как раз и станет решением проблемы. Ко всему в придачу, для доставки электроэнергии с китайских станций до конечного потребителя необходимо обновить существующую электросеть, а пока это будет происходить, почти треть пакистанцев, живущих в отдаленных регионах, останутся без электричества.

Не все коту масленица

Придет время, когда одолженное придется возвращать. Процент по китайским инвестиция составляет 5%, что выше условий займов Всемирного банка или МВФ. А после того как Пакистан выплатит многомиллиардные кредиты, китайские компании ожидают высокий уровень дохода от своих инвестиций.

Расплата за КПЭК и по займам будет происходить в течение последующих 30 лет. По подсчетам министерства финансов Пакистана, в ближайшие пять лет страна способна платить по счетам, дальше надежда на то, что экономика расцветет под влиянием КПЭК. Сможет ли Пакистан вернуть долг, зависит от того, насколько сильный положительный эффект новая инфраструктура окажется на экономическое развитие страны, но существует риск, что сам этот потенциал основан скорее на вере в чудо, нежели на экономических реалиях.

"Да, возврат денег может стать проблемой, и, вероятно, мы переоценили собственные возможности, - говорит представитель команды КПЭК. - Но разве правительство США себя не переоценило? Кто нынче не в долгах? А что нам еще делать? Даже если мы объявим дефолт - сколько раз его объявляла Аргентина? Это, конечно, не то, чего мы хотим, но это часть игры. Такова бизнес-реальность".

Китай и не ожидает невозможного. Том Миллер, автор книги "Азиатская мечта Китая", утверждает, что в частных беседах китайские чиновники прогнозируют потери инвестиций в Пакистан на уровне 80%.

Оптимисты предполагают, что Китаю попросту некуда девать деньги и инженеров. Но британские ученые мыши доказали, что бесплатный сыр бывает исключительно в мышеловках. А пока интересы Поднебесной совпадают с краткосрочными интересами готовящегося к выбором пакистанского правительства. И еще неизвестно, кто кому мышь. Пакистан имеет для Китая важнейшее политическое, экономическое и военно-стратегическое значение. Для Исламабада же альянс с Пекином является огромным экономическим стимулом, учитывая значительные объемы китайских инвестиций в пакистанскую экономику, вооруженные силы и инфраструктуру. Кроме того, китайцы не только помогают пакистанцам сдерживать Индию, но и оказывают им серьезную помощь в борьбе с террористическими группировками. Формирование китайско-пакистанского стратегического альянса очень беспокоит Индию. Это подрывает ее влияние в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Кроме того, планируемое открытие Китаем военных баз в Пакистане фактически замкнет кольцо китайских баз вокруг Индии. За получение геополитического преимущества над конкурентами Китай готов заплатить дорого, а Пакистан готов проявить гибкость и понимание.

Больше новостей о финансах, бизнесе и промышленности читайте в рубрике Экономика