Экономика

Когда Украина получит газ из Румынии

НАК «Нафтогаз Украины» не сдержал обещание расширить к концу года число стран, поставляющих газ по реверсу

Фото: zn.ua

Национальное агентство по регулированию энергетики Румынии дало официальную оценку импорта природного газа в эту страну на 2016 г. Согласно прогнозу доля импорта голубого топлива из России должна упасть фактически до нуля. «В 2008 году мы импортировали из РФ до 25% потребляемого в стране природного газа, в нынешнем этот показатель снизился до 3%. Есть все предпосылки, начиная со следующего года, полностью отказаться от импорта газа», — заявил директор агентства Николае Хаврилец.

Реализация такого плана возможна благодаря нескольким причинам: инвестициям в энергоэффективность, ростом собственной добычи на шельфе, а также снижениям специфического потребления со стороны промышленности. В Румынии его формируют черная металлургия, металлургия алюминия и азотная химия. Самым крупным в стране промпотребителем и лидером румынской химии является азотный комбинат Azomures швейцарской компании Ameropa. Ее владелец Андреас Циви и его партнер Сергей Маклай  в 2014–2015 гг. были безуспешно объявлены РФ в международный розыск за то, что оказали слишком ретивое сопротивление рейдерскому захвату их контроля над российским «ТольяттиАзотом». Впрочем, контроль все равно перехватили Виктор Вексельберг и придворные компании Кремля. С учетом такого конфликта власти Румынии нашли в лице владельцев химкомбината горячих сторонников политики сокращения позиций «Газпрома» на румынском рынке. Химики переключили потребление более 1 млрд куб. м с российского на местный газ.

Диалог румынской власти с другими крупными промышленными потребителями и инвесторами румынской экономки был сложнее. Но и он увенчался успехом. Еще 2 млрд куб. м российского газа ранее закупали меткомбинаты ArcelorMittal Galati и Laminorul Braila российской фирмы«Мечел» Игоря Зюзина, а также три алюминиевых завода компаний Alro и Vimet. Румынские сталевары безболезненно переключились на газ румынской добычи, а вот с алюминиевым предприятием возникли трудности. Им владеют россияне Виталий Мащицкий и Александр Краснер. Московская пресса в прошлом веке относила их к израильской финансовой группе братьев Михаила и Льва Черных, а затем начала приписывать к кремлевской группе главы «Ростеха» Сергея Чемезова и бывшего главы РЖД Владимира Якунина. Созданная Vimet в Румынии компания-газотротрейдер Conef до вступления этой страны в ЕС получила от «Газпрома» эксклюзивные и монопольные полномочия по распределению всего поступающего из РФ импорта газа, почти как Дмитрий Фирташ в Украине. До 2010 г. распределяемый через Conef объем достигал 6–7 млрд. куб. м ежегодно. Большая часть этого газа доставалась предприятиям Мащицкого и Краснера благодаря реверсу из Турции. Своп-операции по перекупке уже оплаченного турками российского природного газа осуществлялись по пути его следования, а также на аукционах по продаже ресурсов из главного газпромовского трубопроводного предприятия в Турции, российско-итальянской BlueSreem Gas Pipeline BV.

Чем больше «Нафтогаз» будет иметь направлений реверсных поставок, тем больше у него будет пространства для маневра ценовыми предложениями поставщиков. Это помогло бы НАК снижать цену природного газа на украинском рынке, а также захватывать новые сегменты сбыта

Главную роль в сокращении импорта Румынии, безусловно, сыграли энергосбережение и добыча на морском шельфе, но описанная выше схема импорта тоже внесла свою существенную лепту. По некоторой аналогии с нынешним реверсом голубого топлива в Украину из ЕС эта схема только создает видимость сокращения импорта газа из одного источника, но, по сути, таковым не является. Уменьшаются только ценовой диктат и договорная зависимость. В случае с Украиной компании ЕС получили избыток голубого топлива благодаря началу работы газопроводов из Норвегии и «Северного потока» и смогли прибыльно перенаправить ресурсы на украинский рынок с других направлений. В случае с Румынией все еще проще. Речь идет все о том же российском ресурсе. По сути, природный газ, который перекупается у «Газпрома» осевшими в Лондоне и Цюрихе гражданами РФ, оформляется как импорт с другого географического направления. Это дает официальному Бухаресту возможность с чистой совестью салютовать в Брюссель о диверсификации импорта газа в Румынию. И говорить о том, что все сделано строго по требованиям европейского антимонопольного законодательства, с чем не поспоришь.

Все эти нюансы и опыт работы Румынии и Турции с реверсом и замещением поставок российского газа были учтены в нашей стране еще в 2013 г., когда Виктор Янукович решил припугнуть «Газпром». Тогда он разрешил подписание контрактов на реверс газа между «Нафтогазом України» и германской RWE в надежде, что «Газпром» начнет давать коррупционные скидки цены на газ, иначе в долю реверсных поставок войдут его «семейные» компании. В прошлом году такая мотивация создания рынка реверсных поставок газа в Украину не сработала. Но в 2015 г. идея приняла более цивилизованный вид и заинтересовала уже не одного, а больше десятка европейских и американских поставщиков газа. Включая даже мировых гигантов Shell или Blackstone, которые используют реверсные поставки с Венгрии и Словакии.    

В случае с расчетом будущего реверса газа из Румынии Украине важно рассчитать реальность профицита, который может образоваться на румынском газовом рынке в 2016 г. Ведь если этот избыток формирует такой же реверс между Румынией и Турцией, тогда украинским трейдерам в нем может не найтись места. Ведущими претендентами на роль оператора возможных закупок нашей страной природного газа по реверсу из Румынии считается крупнейший потребитель газа в этом регионе, украинский государственный ОПЗ или уполномоченные им частные компании-газотрейдеры.

Но пока в отличие от Венгрии и Словакии работа в этом направлении интересует слишком малое число трейдеров. Как следствие, это направление реформы рынка импорта газа в Украину интересно лишь с государственной точки зрения и выгодно только НАК «Нафтогаз України». Глава НАК Андрей Коболев полгода назад заверял прессу, что соглашения о румынском реверсе будут заключены до конца года. В отличие от частных газотрейдеров интерес этой госкомпании к южному реверсу очень прост. Чем больше она будет иметь направлений реверсных поставок, тем больше у нее будет пространства для маневра ценовыми предложениями поставщиков. Это помогло бы госкомпании снижать цену природного газа на украинском рынке, а также захватывать новые сегменты сбыта.